Кооперация производства и науки: бег с препятствиями

Все знают, почему крыловские Лебедь, Рак и Щука не сдвинули воз

Ехать они хотели очень, но не смогли договориться, как. То же самое можно сказать и о взаимодействии науки и бизнеса: есть желание, но нет координации.

Каждый должен заниматься своим делом

Технологическая кооперация науки и производства стала главной темой заседания Совета главных инженеров предприятий Сибирского федерального округа, который состоялся в рамках VI форума «Технопром-2018» под эгидой полпредства Президента РФ в СФО и МА «Сибирское соглашение». Открыл мероприятие начальник департамента по взаимодействию с органами государственной власти субъектов РФ и органами местного самоуправления аппарата полпреда Президента РФ в СФО Василий Соколов, назвавший кооперацию науки и производства важнейшей темой сегодняшнего дня:
— Надеюсь, что присутствующие здесь главные инженеры — основные проводники новых технологических идей и веяний, а также представители научных институтов СО РАН и высшей школы проведут живой и острый разговор с выработкой конкретных предложений.
К сожалению, по нашему мнению, живого диалога не получилось. Интереснейшие предложения высказывались и оставались без ответа. Неинтересно? Не нужно? Может быть, просто наши предприятия сегодня одолевают другие заботы? Слушали внимательно, это все, что можно сказать о реакции зала.
Заместитель председателя Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации Олег Бочкарев призвал выстраивать эффективное взаимодействие между наукой и индустриальными партнерами. Сложность в том, что наука в целом самодостаточна, в то же время предприятия весьма нуждаются в постоянной научной подпитке идеями, но не знают, как эффективно «навести мосты»:
— Хотелось бы, чтобы партнерство между наукой и предприятиями стало системой, прямо позволяющей ученым, разработчикам апробировать свои технические решения в рамках пусть не серийного производства, но хотя бы индустриального КБ, которое занимается созданием тех или иных комплексов.
Замечательное предложение, но от кого зависит его реализация? Резонно, что стремиться к этому должны обе стороны. Однако что же услышали участники совещания?
— Мы видим, что наши научные организации потихоньку дрейфуют в сторону промышленного производства. Но мы их просим не слишком сильно превращаться в маленькие заводики, — продолжил Олег Бочкарев. — Да, нужны какие-то опытные производства, нужно очень быстро проверять разработку «в железе», что-то дорабатывать, тем более что завод и даже наши профильные КБ не всегда готовы тратить время на поиск нужного технического решения. Но, с другой стороны, это не очень хорошо, когда ученые начинают наращивать объёмы производства.
Понятно, что говорить так у Олега Бочкарева причины были. Разумеется, каждый должен заниматься своим делом. Но у ученых свои резоны.

Глас вопиющего в пустыне

В. Фомин
В. Фомин

Заместитель председателя СО РАН, научный руководитель Института теоретической и прикладной механики Василий Фомин рассказал о множестве разработок, которые ученые института могут предложить производству. Это и мобильная установка холодного газодинамического напыления, и комплексы для измерения геометрии и обработки изделий с произвольной формой 3D поверхности, и многое другое. Но не берут….
— Мы готовы вам помочь! Вы, как главные инженеры, сформулируйте нам задачу, к примеру, по лазерным установкам: найти технологии, обучить специалистов! — взывал к собравшимся Василий Фомин. — Но поскольку вы не идете навстречу, мы вынуждены делать это сами. Сегодня в Новосибирске существует 10 лазерных центров, которые обслуживают промышленность. И пошло это именно от СО РАН. Мы сами себе организовали рынок сбыта. Мы сами вынуждены распространять технологии. Когда надо было бы наоборот. Придите к нам, мы вместе с вами выберем продукт, который нужен вам, и продумаем, как его получить.
В ответ — тишина. Впрочем, по мнению Василия Фомина, в рамках реализации проекта «Академгородок 2.0», где планируется создание инженерного центра, возможно, все-таки удастся сдвинуть с места эту проблему.
Быстрая коммерциализация научных разработок стала и предметом доклада директора Института физики полупроводников СО РАН Александра Латышева:
— Нельзя прийти к индустриальному партнеру только с идеей, он ее не примет. Для реализации идеи нужен проект полного цикла, то есть надо отработать новые технологии, получить новые материалы, создать прототип и только после этого прийти к потенциальному производителю и с ним
выйти на рынок. Однако цепочка эта очень длинная, а финансируется только первая часть. Мы сегодня ускоряем процесс: создаем технологию, получаем новые материалы и уже с ними идем завоевывать рынок.
Однако, по мнению докладчика, это возможно только для предприятий, работающих в электронной промышленности. К примеру, именно по такой схеме институт работает с АО «Экран — оптические системы» над реализацией проекта по производству полупроводниковых эпитаксиальных пластин для СВЧ-электроники. В то же время Александр Латышев не принял упрека в том, что институты превращаются в мини-заводики:
— Мы ищем инвесторов. Мы не строим завода у себя, а приглашаем к себе завод уже существующий, который вместе с нашими разработками выходит на рынок, а мы осуществляем научное руководство и разрабатываем новые идеи. Дополню, что в рамках проекта «Академгородок 2.0» мы планируем создание центра полупроводниковых нанотехнологий, который будет работать в режиме коллективного пользования, как для науки, так и для производства. Позже эти технологии будет легче передавать на предприятия.
Набившую оскомину, но не потерявшую актуальности тему возрождения отраслевой науки поднял Константин Беляков, проректор по инновациям Томского госуниверситета:
— Сегодня исключительно важна такая стадия, как работа инжиниринговых центров по аналогии с СССР, когда была развита отраслевая наука. Сегодня подобные центры существуют внутри нашего вуза, и внутри вуза же рождаются стартапы, которые работают во взаимодействии с нашими промышленными партнерами. Но только предприятия знают, что и как им сегодня надо развивать. Потому нужны инжиниринговые центры и другие профильные организации, хотя бы, к примеру, аналог советского общества рационализаторов и изобретателей, уже вне вузов. Фактически, из слов Константина Белякова можно сделать вывод, что ученым нужна старая система отраслевой науки под новым соусом модернизации, цифровизации и тому подобное.
Другой пример проблем передачи, или, как сегодня модно говорить, «трансфера научных знаний в производство», привел Никита Гаршин, руководитель томского предприятия АО «НПФ «Микран», лидера в сфере микроэлектроники и телекоммуникации:
— Есть серьезные противоречия между гражданской направленностью исследований институтов и спецификой оборонных предприятий, которым чересчур большая открытость науки только вредит. Наука понимает, что, сотрудничая с оборонкой, она не сможет из-за секретности опубликовать исследования, сделать доклад, то есть повысить свой рейтинг. Кроме того, прямые договоры с предприятиями оборонки выполняются в рамках нормативной базы, разработанной именно для предприятий ОПК, но для научных учреждений эти формы во многом не подходят.
Никита Гаршин предложил при выполнении работ оборонной направленности отменить некоторые действующие для институтов РАН показатели, такие как число публикаций, индекс цитируемости и т. п. Кроме того, по его мнению, необходимо разработать специальную нормативную базу для работы институтов РАН по гос-оборонзаказу.
После таких выступлений поговорить, конечно, было о чем. Но зал, полный главных инженеров промышленных предприятий Сибири, молчал. Ни одного вопроса к докладчикам, ни одного сбоя в повестке, ни одной реплики с места, ни даже малейшего гула, как бывает, когда выступающий высказывает спорные идеи и заключения.

Давайте координироваться

Возможно, охоту к обсуждению у присутствующих отбил доклад соруководителя ассоциации «Технет» — дорожной карты национальной технологической инициативы (НТИ), проректора Санкт-Петербургского политехнического университета по перспективным проектам Алексея Боровкова. Он, как о само собой разумеющемся, рассказал, что при современном проектировании все изменения опытных образцов осуществляются на первом этапе производства и все эксперименты проводятся с помощью компьютерного моделирования. И тут необходимость создания «цифрового двойника» образца или модели просто не обсуждается:
— Если не генерировать цифровой двойник, то конкурировать на высоком технологическом рынке будет чрезвычайно сложно. Особенно учитывая заранее определенные ограничения по срокам и стоимости любого готового изделия.
С «цифровыми двойниками», как мы поняли, у нашей сибирской промышленности туго. И не только с ними. Олег Бочкарев деликатно, но совершенно прозрачно указал на проблему ментального характера:
— Как правило, руководители, планирующие технологическую работу на предприятии, это люди, что называется, сложившиеся, а технологии у нас новые и очень быстро меняются. И как поймет тот, кто обладает властью принятия решения, что сегодня нужна именно вот эта технология?
Ответ прозвучал по-ленински: учиться, учиться и еще раз учиться. Причем проблема гораздо шире технологического аспекта. Сегодня существует множество систем, методик и форм работы с новыми технологиями, что приводит к тому, что даже сами технари друг друга не понимают, а уж с учеными они и вовсе разговаривают на разных языках.
— Во весь рост встает вопрос о координации. Но кто этим будет заниматься – чиновники, что ли? Сегодня бизнесу нужна технология. Науке нужно, чтобы эта технология была внедрена бизнесом. Но они не могут друг с другом состыковаться, приходят к чиновнику и жалуются на это. Налицо неправильная модель коммуникации и координации, — сделал вывод Олег Бочкарев.
Частичным решением проблемы, по мнению Василия Соколова, могла бы стать эффективная методика координации в пределах сибирских регионов. Он рассказал, что в рамках программы реиндустриализации Сибири уже разработана дорожная карта межрегиональной кооперации регионов «Технет-Сибирь» для выхода на рынки Национальной технологической инициативы. И тут важнейший вопрос — синхронная работа регионов:
— Без кооперации наших регионов по тем или иным направлениям, в том числе вузовской и фундаментальной науки, а также сфер производства, развиваться нельзя. Рынок ждет готовый продукт, а это возможно только в условиях своеобразного консорциума, который предлагается создать в рамках «Технет-Сибирь».
Все эти вопросы станут предметом обсуждения в рамках Четвертого съезда инженеров Сибири, который пройдет в Томске в середине ноября. Фактически заседание Совета главных инженеров Сибири стало одним из этапов подготовки к съезду. На это масштабное мероприятие, которое соберет, по мысли организаторов, тысячи делегатов, судя по всему, возлагают большие надежды как сами промышленники и ученые, так и чиновники. Чувствуется усталость от того, что бизнес и наука никак не могут договориться между собой: вроде бы все хотят в едином порыве двигаться по пути Национальной технологической инициативы, «Цифровой экономики», «Индустрии 4.0» и тому подобных инициатив, а получается какой-то массовый бег с препятствиями, где каждый прыгает в одиночку. Уберут ли решения съезда хотя бы часть барьеров на этом пути? Посмотрим.

Татьяна ЭМИХ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.