Легенды расскажут, какими мы были…

29 октября Всесоюзному Ленинскому Коммунистическому Союзу Молодежи исполнилось 100 лет

Первоначально в моих планах было предаться ностальгии и настроить на эту волну своих сверстников — бывших комсомольцев. Однако потрясшие страну керченские события это настроение изменили…
В период моего детства, да и долго после, мальчишки играли «в войнушку». Так они учились отваге, верности долгу и Родине, настоящей мужской дружбе. Потому что в школе им рассказывали о героической истории их страны, потому что они читали об этом в книгах и смотрели об этом фильмы. Потому что они видели живыми героев Гражданской и Великой Отечественной войн — отцов и дедов — с их собственными, а не музейными орденами и медалями на парадных пиджаках. Потому что имена Павка Корчагин, Александр Матросов, Зоя Космодемьянская и многие, многие другие были для них объединяющими всех нас нравственными идеалами.
Потом в их жизни была торжественная клятва юного пионера большого и сильного Советского Союза. Затем — комсомол, где каждый стал частью большого целого. И это целое подняло целину, построило Комсомольск-на-Амуре, Байкало-Амурскую магистраль, Днепрогэс и совершило еще множество славных дел, громадный список которых вошел в историю страны разделом «Всесоюзные ударные комсомольские стройки».
А внутри этого целого было дружно и весело.
Мы жили так: на несколько ступенек
Взойдешь — и вот уже достал зарю…
Вот как вспоминала об этом несколько лет назад одна из активисток ВЛКСМ в Новосибирске Алла Николаевна Юдина: «Со всей серьезностью комсомол вошел в мою жизнь в 1974 году, когда меня пригласили на работу в Железнодорожный райком комсомола заведующей сектором учета и финансирования. Хозяйство мне досталось большое. На учете по району состояло 16 тысяч комсомольцев, 3 комитета комсомола с правами райкома да два больших железных шкафа картотеки. А помощников — один статистик. Но со временем я могла безошибочно сказать, где, на какой полке находится та или иная карточка. Несмотря на такой объем работы, я с большим удовольствием ею занималась. Потому что была в нашем райкоме особая атмосфера товарищества, которая помогала горы сворачивать. Среди всеобщего движения я не ограничивалась рамками своей работы. На летних, зимних спартакиадах мне доставалась «участь» коменданта: устроить быт, обо всех позаботиться. Замечательные это были выезды. Утром соревнования, вечером — самодеятельность, неформальное общение, все весело, задорно. Утром снова баскетбольные, волейбольные площадки, зимой — лыжи. Ни один человек не оставался без внимания. Все были заняты чем-то буквально круглые сутки. Можно сказать, что наш райком дал «путевку в жизнь» композитору и певцу Олегу Иванову. Самый первый его концерт был организован нами в цирке. Его заметили в городе, а затем и в столице.
К сожалению, работать в комсомоле до пенсии было невозможно. В 1976 году команда наша стала постепенно распадаться. Но настолько велик был заряд энергии и романтизма, что я отважилась поехать на Север, в город Нерюнгри, в якутский филиал института «Сибгипрошахт». Здесь разворачивалась Всесоюзная комсомольская стройка. Объекты: угольный разрез и обогатительная фабрика. Я и проработала там от самого начала строительства до пуска объектов в строй. И постоянно занималась общественными делами в женсовете, профкоме, участвовала в выпуске газет. Горжусь своими грамотами за пропагандистскую работу от парткома, горкома партии. И очень обидно сейчас, что это наше прошлое несправедливо забыто. История разменивается на рубли. Продаются ордена и медали, добытые упорным трудом и отвагой».
…Потому что сказали, что все это — «идеологический бред», который надо поскорее забыть и сосредоточиться на собственных интересах. Что главное в жизни — это «бабло», личное благополучие и превосходство над другими. Те, кому идеалы были «до фонаря» (разу-меется, были и такие), быстро усвоили эту теорию, надели малиновые пиджаки и стали «хозяевами жизни». Те же, кому новая идеология показалась цинизмом, превратились в «совков». И мальчики нового времени, которые уже «сами по себе и для себя», засели с «пивасиком» гонять компьютерные «танчики», а совсем «безбашенные» взяли в руки настоящее боевое оружие и… пошли убивать преподавателей и сверстников.
Когда-нибудь, в отдаленном, а, возможно, и скором будущем историки, политологи, психологи и, не исключено, психиатры оценят по достоинству положительную воспитательную силу оболганной, осмеянной и несправедливо вычерк-нутой из жизни молодежи организации — ВЛКСМ, которая, как и всякая идеология, конечно же, не была однозначной и совершенной, но которая имела свое знамя, устав о правах и обязанностях, а главное — держала в поле зрения каждого своего члена, не давала ему замкнуться, завязнуть в своих проблемах. Вот почему никто не рискнул сказать или написать сегодня, что комсомолу исполнилось БЫ 100 лет. Он жив, пока живы мы, уже вышедшие из комсомольского возраста, но сохранившие верность идеалам, твердую память о комсомольской юности, о друзьях, делах и романтике того времени. Потому что мы были объединены одной грандиозной идеей быть умными, сильными, не боящимися жизненных трудностей и самой жизни — лучшими!
Мы были едины в главном. Мы были нужными. И никому из нас ни по каким причинам не приходило в голову, обидевшись на жизнь, стрелять. И мне жаль вас, молодые, что ничего подобного не было и нет в ваших жизнях…

Наталья Секрет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.