Ноябрь грядущий нам готовит…

Чем могут навредить российской финансовой сфере новые санкции США?

Как уже сообщалось, ограничительные меры «второй волны» санкций против РФ по «делу Скрипалей», которые могут ввести в ноябре 2018 года, включают в себя санкции в отношении транзакций с российскими государственными банками, что может весьма болезненно отразиться на всей российской экономике.
Ответить на вопрос, что может произойти в ноябре на самом деле и как подготовиться к худшему сценарию событий, мы попросили президента Новосибирского банковского клуба Владимира Женова, который пригласил к обсуждению этой темы управляющего Сибирским филиалом ПАО Банка «Открытие» Ирину Демчук, директора крупной международной микрофинансовой организации «Лайм-займ» Алексея Нефедова, заместителя директора по корпоративному страхованию ООО СК «ВТБ Страхование» в Новосибирске Екатерину Малявко, заместителя генерального директора банка «Левобережный» Сергея Шатилова.

Сохранить статус-кво

С. Шатилов
С. Шатилов

Назвав финансовую сферу лакмусовой бумажкой всей экономики, Владимир Гаврилович указал на очевидность проблемы: признаки материализовались в том числе взвешенной политикой Банка России. Учитывая непредсказуемость финансовой политики Запада и предвосхищая новый санкционный натиск, волатильность на финансовых рынках, ЦБ аккумулировал серьезные валютные запасы и продолжает эту работу.
«То, что новые санкции затронут пять-восемь российских банков, которые держат примерно 80% всех активов, совершенно очевидно. И, судя по всему, это и наступит в ноябре. Не хотелось бы, но готовиться нужно, — констатировал эксперт. — Объявлен запрет на закупку нового госдолга со стороны США. Центробанк и Минфин также прилагают усилия для сокращения объема закупа ценных бумаг внешнего долга США. Думаю, что эта тенденция успешно продолжится.
Однако беспокоит другое: помогая госбанкам, Центробанк может нивелировать условия для всех российских банков вообще и внедрить некие внутренние санкции. Один из первых шагов к сохранению статус-кво — предсказуемое повышение ключевой ставки до 7,5% годовых. До конца года она повысится минимум еще один раз. Насколько, предугадать трудно, но произойдет это обязательно. Отсюда — удорожание ресурсов, повышение инфляционной ставки, дальнейший разгон инфляции и нервозность на рынке. Но самыми тяжелыми последствиями международных санкций могут стать накопление плохих долгов в экономике и внутренняя угроза для отечественных банков в виде резкого роста длинного необеспеченного кредитования, отход от стандартов ипотечного кредитования».

Китаю — растущий юань, России — …

А. Нефедов
А. Нефедов

Однако, ведя торговую войну с Китаем и «нейтрализуя» Россию с помощью санкций, США странным образом не учли, что в качестве альтернативы взаиморасчетов валютных операций может быть задействован китайский юань. И это действительно неплохо отразилось на нем. Возможно, это обстоятельство наряду с некоторыми иными повлияло на весьма оптимистичный настрой Сергея Шатилова: «Думаю, что ничего особо страшного не произойдет. Во-первых, опыт работы в условиях определенных ограничений, в том числе по долларовой валюте, наша банковская система уже имеет. Как и сама Америка, инициировавшая их и сделавшая вывод, что это абсурд с точки зрения здравого смысла и экономики в целом, поскольку российская экономика все-таки достаточно прочно связана с мировой экономикой хотя бы в части нефтяной и газовой торговли. Будет запрет на доллары, будем рассчитываться в юанях или в евро. Поэтому американцам нет смысла пилить сук, на котором они сидят. Тем более что частично это уже работает года два: многим российским банкам закрыли прямые корреспондентские счета в американских банках. Но наши банкиры нашли выход из создавшегося положения так, что никто из клиентов этого особо не заметил. Они тоже поняли, что на всякий случай нужно заключать контракты уже не в долларах, а с тем же Китаем — прямые контракты в юанях, которые подрастают совершенно очевидно. И если стараться предвосхитить заминки с долларом, то рассчитываться стоит юанем или евро. Но и упразднить доллар тоже невозможно. Можно только создать временные трудности».
В свете сказанного весьма кстати пришлась интересная статистика: по итогам полугодия Новосибирск совершенно неожиданно вырвался в десятку городов с самым большим валютным оборотом и наличных, и безналичных. При этом наибольший удельный вес приходится не на доллары, а на евро и юани: за последние месяца полтора ввезено два миллиарда евро. Осторожные, конечно, находятся. Но большую часть деловитых «наших» по-настоящему напугать, видимо, уже трудно.
А вот Алексей Нефедов этот оптимизм категорически не разделяет, аргументируя свою настороженность тем, что санкции сегодняшнего дня обусловлены куда более серьезными претензиями, нежели упрек в пресловутой «аннексии» Крыма. Речь идет об использовании химического оружия. «Мы также работаем на зарубежных рынках. И если прежде мы могли без проблем сотрудничать с международными венчурными и инвестиционными фондами, то теперь старт любого сотрудничества начинается с длительных KYC и Due Diligence процедур. То есть они по-прежнему готовы работать с российским бизнесом, но делают это весьма осторожно. И если вновь задуматься о нынешних причинах новых санкций, то это очень похоже на сценарий Ирана и Ирака, и может быть подытожено более серьезной экономической блокадой».

Санкции — это навсегда

И. Демчук
И. Демчук

…Уже не впервые продекларировала Ирина Демчук, сославшись на историю: в условиях санкций Россия живет практически постоянно уже давно. Аргументация банкира вполне убедительна:
«Россия достаточно серьезно встроена в мировую экономику, как и российская банковская система — в мировую финансовую. Поэтому рассчитывать, что санкции США в отношении наших банков в случае, если угроза реализуется, будут абсолютно безболезненными, не приходится. Под ограничительные меры могут попасть семь крупнейших российских банков. Из-за блокирования расчетов в долларах российские компании, пользующиеся услугами этих банков, не смогут совершать валютные операции. А поскольку на эти семь кредитных организаций приходится 80% всего банковского сектора страны, то санкции рикошетом ударят по всей экономике, и прежде всего по экспортному сектору. Кроме того, появляются вопросы по валютным вкладам. Прозвучавшая информация о том, что банкам придется их либо заморозить, либо конвертировать в рубли, уже вызвала отток валютных вкладов в целом по банковской системе. Однако намерение принудительно конвертировать валютные вклады Центробанк опроверг. И уж тем более не стоит опасаться запрета на хождение доллара в России. Так что паника населения, скорее всего, уляжется в самое ближайшее время. У нас все же есть основания считать, что США не пойдут на крайние меры как раз потому, что экономические интересы сегодня являются транснациональными, они переплетены и взаимоувязаны, поэтому пострадают в результате не только наши, но и зарубежные компании и глобальный финансовый рынок в целом. Тем более, что Россия едва ли оставит ограничительные меры США без ответных мер.
Сошлюсь также на мнение экспертов международного рейтингового агентства Moody`s, оценивших последствия новых санкций США для экономики России. Как считают аналитики, новые санкции окажут ограниченное влияние на российскую экономику. Обсуждаемый новый пакет санкций против российских госбанков в случае его введения будет препятствовать способности финансовых учреждений предоставлять кредиты, но вряд ли вызовет общесистемный банковский кризис. Также, по мнению агентства, новые санкции незначительно скажутся на экономике России, если не вызовут значительного снижения доверия инвесторов. В целом последние санкции вряд ли будут иметь существенные последствия для кредитного профиля России. Аналитики другого международного рейтингового агентства Fitch также подтверждают, что в целом российские банки способны абсорбировать свои потенциальные убытки».
Были озвучены Ириной Николаевной и весьма конкретные советы. Как, например: паниковать особо не стоит — доллар никуда не денется. Но не стоит и выстраивать долгосрочную инвестиционную стратегию — максимум до полугода. Говорить о большем сроке сегодня просто нереально. Опять же инвестиционная политика должна строиться индивидуально, на основе грамотного экспертного мнения.
Несмотря на то, что платежеспособность населения понизилась и ожидается дальнейший неизбежный рост цен и развитие инфляционных процессов, деньги можно хранить и в рублях в пределах гарантированной страхованием суммы. А лучше — в золотых слитках, если речь идет о долгосрочной выгоде.
Курс доллара прогнозируется к завершению года на уровне 72—75 рублей, поскольку по-иному правительство не сможет выполнить взятых на себя социальных обязательств.
Зато в идеальном состоянии, с точки зрения процентной ставки, на сегодняшний день ипотека: реальные 8,7— 8,9%. Однако такие условия продержатся не более полутора — двух месяцев.

Меньше денег — меньше страхов

Е. Малявко
Е. Малявко

А страшат ли санкции страховщиков?
«Страховой рынок в России менее емкий, чем банковский сектор, — констатирует Екатерина Малявко. — Сборы всех страховых компаний в сфере страхования жизни за прошлый год не достигли даже 1,3 млрд рублей. Что касается санкционной зоны, то в прямой зависимости здесь наши клиенты — юридические лица, попавшие под санкции. Страхование вообще иннерционный бизнес. И те деньги, которые мы взяли сейчас, мы отдадим в течение года или в более долгой временной перспективе по тем страховым событиям, которые еще произойдут. Однако ожидания потенциальных рисков, конечно же, есть не только математические, но и политические. Весь объем ответственности перераспределяется за счет механизма перестрахования внутри страны и за ее пределами. И здесь ситуация поменялась именно благодаря санкциям. Если ранее львиная доля рисков ориентировалась на западных лидеров-перестраховщиков, то в текущем режиме уверенности в том, что не сработают санкционные механизмы, нет, как и нет еще прецедентов. Может произойти следующее: отдали деньги западным перестраховщикам, которые пообещали нам в случае катастрофического убытка возместить свою долю. И вот это происходит, и они готовы выполнить свои обязательства, но из-за санкций в отношении конкретных страховых компаний либо их отдельных акционеров процесс перечисления денежных средств затрудняется. И эти риски остаются страховым компаниям России, емкость которых не так высока…»

Бояться или действовать?

Итак, к традиционным российским бедам в виде пресловутого «дураки и дороги» добавилась третья, весьма серьезная — санкции, преодолеть которую легко и быстро удастся едва ли. И что бы ни говорили эксперты, в этой ситуации каждого волнует прежде всего собственный карман. С учетом того, насколько он велик и каков, соответственно, масштаб рисков, приспособиться к новым условиям все же возможно, если следовать вынесенным из этого разговора понятым, в том числе, «между строк» выводам.
Напомню: рассматривать краткосрочные стратегии, поскольку ставки будут расти даже по рублевым вкладам. Тем более что банки находили до сих пор и будут находить впредь пути решения «санкционных» проблем.
Если денег много, дели на три части: рубли, доллары и евро (рост будет обязательно, даже рубля). Но эксперты предупреждают: евро и фунт в 2019 году упадут по отношению к доллару. Поэтому доллар по-прежнему в приоритете. Покупать его будет можно, когда (и если) он достигнет 65 руб-лей. Если денег «от получки до зарплаты», обо всем этом даже не стоит задумываться…
Не инвестировать в еврооблигации (евробонды) и долгосрочные проекты, поскольку нынешняя неопределенность не позволяет оценить эффективность капитала той или иной финансовой организации с точки зрения ценных бумаг. А вот с точки зрения экономически здравого смысла стоит оглянуться на весь санкционный период, начиная с 2014 года, и определить, какие из отраслей экономики росли в этот период. Если они успешно пережили трудные времена и продолжают развиваться, стоит обратить на них пристальное внимание. Сегодня это интернет-технологии, микрофинансирование и наверняка нечто на стыке технологий и финансов.
А по большому счету, нас призывают особо не пугаться — пуганые мы. Выберемся…

Наталья СЕКРЕТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.