Пути прорыва

Какой потенциал есть у промышленности Новосибирска? На каких промышленных проектах стоит акцентировать внимание с учетом поставленных президентом страны задач прорывного развития России? Какие проблемы новосибирских производственников может решить новый губернатор региона Андрей Травников? Выражая точку зрения промышленного сообщества, на эти и другие вопросы отвечает генеральный директор Межрегиональной ассоциации руководителей предприятий Юрий Бернадский

— Юрий Иванович, какие действия со стороны региональной власти и нового губернатора, на Ваш взгляд, могли бы поспособствовать решению поставленных президентом прорывных задач и реализации стратегии «Сибирское лидерство»?
— Конечно, очень трудно найти такие «кнопки», которые сработали бы на 100% и позволили действительно реализовать стратегию «Сибирское лидерство». Но по многим позициям мы уже сегодня впереди в Сибирском федеральном округе. Если же говорить о том, что могло бы действительно дать серьезный стратегический результат в развитии промышленности, то наибольший потенциал я вижу в формировании индустриальных парков. Это — ключевой элемент развития экономики.
Промышленность, которая сегодня составляет менее 20% ВВП, при этом дает не меньше 30% налогов. В любой другой отрасли ситуация прямо противоположная. То есть, мягко говоря, не в самых льготных условиях существует производственная сфера. И именно здесь необходимо создание дополнительных условий для наращивания объема инвестиций. В первую очередь, собственных инвестиций новосибирских компаний, потому что они составляют две трети всего объема. Вот на них-то и нужно в первую очередь рассчитывать и для них создавать условия. Прежде всего — законодательные. Я говорю об инвестиционном налоговом вычете. Но и условия институциональные. В том числе — формирование благоприятных условий для эффективного развития промышленных площадок. В регионе мы видим уже как минимум десять таковых, хотя в Федеральный реестр индустриальных парков пока входят всего две.
— Что это за площадки?
— Помимо уже вошедших в реестр ИП «Новосиб» и «Экран», это и завод «Электросигнал», и НЗХК, и «Сиблитмаш», и холдинг «Электроагрегат». Это, может быть, при всех существующих противоречиях, и площадка на базе «Сибэлектротерма» в Кировском районе, и «многострадальный» «Сибсельмаш» вместе со всей улицей Станционной, и «Элсиб». Завод «Труд» уже стал индустриальным парком по определению.
То есть это такие места, где уже сконцентрированы большие группы разнопрофильных производств и потенциальных резидентов, которые сегодня просто арендаторы. Такие места, где уже многое сделано для развития инфраструктуры и ресурсного обеспечения этих площадок.
— Как Вы считаете, необходимо ли Новосибирской области активизировать взаимодействие с федеральной властью? Может ли это помочь развитию промышленности региона?
— Да. И самое важное в данном случае — это работа с крупными корпорациями, не только государственными, но и коммерческими. Речь о серьезных игроках, которые могли бы привлечь в качестве заказчиков высокотехнологичные новосибирские предприятия, способные поставлять сложную продукцию. Но дело в том, что сегодня в России сложилась ситуация, когда с крупными корпорациями работать просто опасно! Тут без поддержки власти уже никак не обойтись.
Я знаю около десятка компаний, которые находятся в очень тяжелом положении — те, кто уже ввязался в поставки, в том числе и для государственных корпораций. Начинается с того, что еще на старте цены заказа «рушатся ниже плинтуса». Дальше компания-подрядчик должна обеспечить гарантии, то есть фактически заморозить такой же объем средств в каком-нибудь банке. Потом, выполнив заказ за счет своих ресурсов (сырье, зарплата и прочие накладные расходы), предприниматели вынуждены очень долго ходить, подписывая акт о выполненных работах. В итоге они так и не могут его подписать. Естественно, продукция либо пылится на складах, либо, «махнув рукой», ее отправляют заказчику. А акт так и не подписан, деньги не получены. Потом два-три года идет суд, и компания становится банкротом. Подчеркиваю, компания, которая добросовестно выполнила свои обязательства по контракту. Это рушит все основы предпринимательства. Причем от этого страдают не только маленькие компании, которые «в микроскоп» не видно, но и средние. А ведь средний бизнес — это как раз та основа, где реально можно реализовать научные разработки, где возможна кооперация и науки, образования и производства, где могут найти себе применение молодые амбициозные люди, куда можно привлекать и специалистов, и инвесторов. Но для этого надо обратить на эту сферу действительно заинтересованное внимание.
Сегодня много делается для поддержки сельского образа жизни, и это правильно. Но объемы внимания государства и государственной поддержки к сельским территориям и к промышленности просто несопоставимы. Это надо менять.

Планирование на перспективу

— Какие еще проблемы требуют внимания федеральной власти?
— Вот уже многие годы главная беда власти, как мне кажется, заключается в том, что, даже говоря о перспективе, мы боимся заглядывать дальше текущего налогового периода. Задача ставится: «абы год пережить, а дальше посмотрим». И всегда кажется, что сейчас «перебедуем», а настоящая жизнь начнется завтра. В этом, я считаю, ключевая ошибка. Настоящая жизнь идет сейчас. А вот думать и планировать надо как раз на перспективу.
Для промышленности эта проблема выливается в ключевое противоречие. Говорится, что надо наращивать налоговую базу. Но ведь для этого, на самом деле, надо создавать выгодные условия для базовых игроков, то есть для тех, кто является главными налогоплательщиками. Не обдирать их до нитки (к чему в итоге, к сожалению, пока все сводится), а создавать базу на будущее, ту, которая начнет работать через пять — десять лет. К сожалению, пока получается, что действия фискальных органов по наполнению бюджета вступают в противоречие с задачами развития экономики. Чтобы это ключевое противоречие устранить, необходимо создать условия для развития, а не загонять предприятия под пресс.
— А какие, например, условия необходимы для развития предприятиям Новосибирска?
— Все-таки противоречие задач по наполнению бюджета и по обеспечению рывка в экономике является главным сдерживающим фактором. Поэтому и необходимые условия касаются прежде всего налогов. Ведь даже после заявлений федерального центра о том, что новые налоги вводиться не будут и их зафиксируют в сегодняшнем состоянии, по факту все равно воспринимаются как неизбежно надвигающийся «самосвал с песком», который грозит тебя засыпать… Например, обещали, что НДС поднимут, но страховые взносы снизят. В итоге НДС подняли, а страховые взносы не снизили, объяснив это тем, что у нас и так льготная по сравнению с мировым рынком ставка. И если говорить о том, какие льготные условия надо создавать, то прежде всего — ослабить фискальное давление. Потому что когда каждому контрольно-надзорному органу дается задание по выполнению собственного плана по сбору денег в бюджет, это оборачивается бедой для предпринимателей.
— Льготное налогообложение и ослабление фискального давления — это всё, что необходимо, чтобы малый и средний бизнес смог стать локомотивом развития экономики?
— Нет. Сам по себе малый и средний бизнес никогда не станет локомотивом развития экономики. Без крупного бизнеса — никогда. Потому что он всегда стоит рядом. МСБ не формирует заказы, он выполняет заказы тех, у кого есть ресурсы. Тех, у кого есть емкие рынки сбыта. Если мы говорим о направлениях прорыва, то есть именно о наукоемких предприятиях, то это действительно очень долгий период перехода от идеи, от научной разработки до внедрения в серийное производство. И этот период переживает всего около 3% компаний. С такой статистикой наукоемкий бизнес локомотивом не станет. Рядом всегда должен стоять крупный заказчик в лице базовых предприятий региона, либо в лице государства, либо крупных корпораций.
Возрождение отраслевой науки
— То, о чем вы говорите — это традиционные пути поддержки бизнеса. Может быть, есть какие-то новые, прорывные идеи?
— Да, традиционные инструменты, особенно в сегодняшнем варианте их применения, недостаточны. Печальная статистика такова, что объем государственной поддержки малого и среднего бизнеса — всего 0,1% от объема реализации малого и среднего бизнеса в Новосибирской области. Всего одна десятая процента! Трудно себе представить, как можно поддержать этот большой отряд таким объемом, выдавая лишь точечную поддержку. Это не решение.
Значит, надо развивать инфраструктурные объекты там, где будут условия: ресурсные условия, арендные условия, технологические условия, в том числе и объемы заказов для малого бизнеса. Это могут быть индустриальные парки, промышленные зоны или территории опережающего развития. Сегодня у нас в регионе их две: Линево и Горный. Мы думаем, что может быть создано еще четыре: Барабинск — Куйбышев, в районе Карасука, в районе Чулыма и еще одна — в сторону Болотного. Но предстоит еще большая аналитическая работа по определению ключевых направлений развития этих территорий. Сейчас ее ведут соответствующие министерства региона.
— Не хотелось бы, чтобы стимулирование прорывного развития экономики полностью легло на плечи государства. Известно, что сейчас бизнес неохотно инвестирует в крупные проекты, особенно наукоемкие. Считается, что в этой сфере велики финансовые риски, хотя это иногда кажется просто своеобразным «мифом». Что можно сделать, чтобы активизировать процесс инвестиций в наукоемкую промышленность и развеять «миф» о рискованности таких вложений?
— Найти компании, которые не побоялись бы рискнуть и пришли с интересной идеей, которые могли бы сами не только реализовать ее, но и «заразить», убедить инвесторов, очень сложно. Таких компаний появляется всего две-три в год. Поэтому здесь важно понимать, что просто голая идея, которая родилась в недрах какого-то даже прикладного института, никого не вдохновит. Подход должен быть «зеркальный». Если есть запрос рынка или отрасли на то, чтобы немедленно создать продукт, который востребован рынком, то это и должно стать точкой приложения научно-исследовательских разработок и точкой стыковки промышленности и науки. Именно бизнес должен выступать драйвером этого процесса.
Есть ряд предприятий, которые сумели сохранить или заново создать не просто свои отделы или бюро, НИР и ОКР, а даже исследовательские отраслевые институты. Это и ОАО «Машиностроительный завод Труд», и «СКБ Сибэлектротерм», это и КБ «Катализатор», и «Сиблитмаш»… Около десятка в регионе таких компаний, которые возрождают отраслевую науку. И именно такой подход кажется наиболее подходящим для решения задач прорывного развития экономики.

Марина Вдовик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.