Масло маслом не испортишь

Дмитрий Игумнов

Дмитрий Игумнов: «Качество для нас — самый важный показатель»

Сфера переработки сельхозпродукции в нашем регионе на сегодняшний день испытывает дефицит участников, потому каждое предприятие, которое ей занимается — на вес золота. Одним из таковых является Чановский маслокомбинат, который с 2016 года возглавляет Дмитрий Владимирович Игумнов. Руководить и организовывать деятельность такого предприятия — задача не из легких. О том, как удается держать на достойном уровне качество выпускаемой продукции, которое подтверждает такая государственная структура, как Роскачество, и чем сегодня живет комбинат, мы попросили рассказать самого генерального директора.
Идее нужна модернизация
— Поскольку предприятие было построено еще в 1975 году, первое, что нужно было сделать, это практически полностью его отремонтировать. Да, предыдущие собственники вкладывали определенные суммы в его развитие, но этого было недостаточно, — констатирует Дмитрий Игумнов. — В плачевном состоянии была сушильная башня, требовался ремонт крыш, административного здания. Все это было заменено или отремонтировано. Параллельно средства вкладывались и в модернизацию: приобретен новый пастеризатор на сливки, который улучшил качество масла; увеличена холодильная камера, модернизирована полностью котельная, появился термогенератор, заменили сепараторы. Достаточно много вложений было сделано в замену оборудования на маслолиниях, линии сухого молока. Много было закуплено автоматического оборудования. Замене или модернизации подверглись практически все агрегаты, которые влияют на качество сухого молока и масла. А для нас качество — самый важный показатель. Его уже успела оценить компания «PEPSIco», которая является нашим постоянным покупателем. Она известна достаточно жесткими требованиями, предъявляемыми к качеству.
Кстати, благодаря такой масштабной работе заметно изменилось не только качество, но и объемы производства. Когда я пришел на предприятие, они составляли около 130—140 тонн сырого молока в сутки. На сегодняшний день мы вышли на объем 180 тонн. К февралю мы запускаем второй вакуум-аппарат, который позволит нам разогнаться и перерабатывать уже до 240 тонн сырого молока в сутки. На территории Новосибирской области столько молока на сегодняшний день не перерабатывает ни один завод.
— Где Вы закупаете такое количество молока?
— На протяжении нескольких лет у нас сформировался круг его поставщиков. Мы закупаем его в Усть-Тарке, Татарске, Венгерово, Чанах. Дополнительно везем из Барабинского, Куйбышевского, иногда Карасукского и Ордынского районов. По сути, свой вклад в работу нашего предприятия делают около 55 контрагентов из 11 районов области.
— Поставщиков много. А каково качество их молока?
— Не хочу никого обидеть, но оно оставляет желать лучшего. Где-то в силу объективных причин. 2018 год был провальным в плане ценовой политики на молоко, когда цены были опущены до точки рентабельности, и хозяйства не смогли вкладываться в производство в том объеме, в котором планировали. Сыграли роль и погодные условия. В результате хозяйства просто не смогли полноценно сформировать рацион животных. Но в некоторых хозяйствах есть попустительство в элементарной гигиене. Хотя мы постоянно ведем разъяснительную и консультационную работу на местах. На заводе работают три лаборатории: микробиологическая, лаборатория готовой продукции и лаборатория на первичные анализы при отборе проб молока по качеству. Мы видим, какое молоко к нам поступает, говорим об этом его производителю, но воз и ныне там. А потому, чтобы держать качество, вынуждены вкладывать средства в покупку бактофуг, очистителей и так далее.
Никто ведь не понимает, что если потребителю не понравится молоко, оно будет иметь неприятный запах или в бутылке будет плавать грязь, то он его больше никогда не купит. Он же скажет, что это завод плохое молоко выпускает, а не конкретное хозяйство, которое его поставило.
— Производительность комбината зависит от сезона? Ведь молока периодически — то больше, то меньше.
— Отчасти да. Когда на рынке наблюдается профицит сырого молока, мы дополнительно включаемся в работу, чтобы переработать излишки в сухое молоко. Но сразу скажу, поскольку мы работаем по контрактной системе, мы не работаем на склад. Все объемы известны заранее и распределены на весь год. Поэтому, в отличие от многих, мы не стремимся в Китай. Нам хватает работы и без него.
— Появление дополнительных технологических линий, которые сейчас начинают монтироваться, позволит расширить ассортимент выпускаемой продукции?
— Я считаю, что мощности завода позволяют увеличить ассортимент. Можно подумать о том, чтобы самим начинать разливать молоко, потихоньку начинать делать сыр, то есть перестраивать производство на бессезонность, чтобы работать и зимой, и летом. Сухое молоко мы делаем только тогда, когда наблюдается сезонный скачок производства сырого молока, когда оно вроде никому не нужно. Срок годности у него значительно дольше срока годности масла или сыра. На самом деле, со временем добавлено будет очень много позиций, но это пока планы.
— Если честно, не видела на полках магазинов продукцию Чановского маслокомбината. Она будет доступна для нашего региона или Вы ее производите только по контракту на экспорт?
— Сухое молоко производится только для поставки по контрактам. Что касается масла, то мы реализуем его в торговых сетях. Правда, идет оно пока под брендом «Молочная азбука» с указанием на этикетке нас в качестве производителя. В перспективе — создание собственной упаковки. Что касается самого продукта, то за его качество нам краснеть не придется. Масло производится в соответствии с ГОСТами по технологии поточной сбойки, которая не предусматривает технически никаких возможностей для внесения растительных и животных жиров. Она выгодно отличает нас от других. На территории нашей области таким способом масло никто больше не производит. Само предприятие регулярно проходит независимые экспертизы, в том числе зарубежные. У нас действует ХАССП, Роскачество. В настоящее время мы завершаем несколько аудитов, которые позволят нам выйти на рынки кондитерских союзов, европейских компаний по производству мороженого.
— Вы работаете в той нише, которую сегодня захлестнула волна фальсификата. Как Вы считаете, что можно предпринять, чтобы он ушел с рынка и освободил место на полках для качественной и безопасной продукции?
— Первое, это введение «Меркурия» для готовой молочной продукции. Плюс, думаю, надо все-таки вводить какую-то ответственность. Причем, соразмерную объемам производства фальсификата, а не одинаковую для всех. Разница есть, если выписать штраф в миллион рублей маленькому подпольному цеху по производству сыра или крупному предприятию с оборотом 1,5—2 млрд рублей в год. Подпольный цех «свернется», а руководитель большого завода заплатит этот миллион и тут же забудет, продолжит выпускать фальсификат дальше. Штрафы должны быть соразмерными. К тому же считаю необходимостью проведение регулярных контрольных закупок. А тот, кто кричит больше всех, что СЭС не нужна, больше всех и занимается плохими делами. От того, насколько быстро в нашей стране искоренят фальсификат, будет зависеть и появление на полках магазинов продукции премиум-класса.
Дмитрий Владимирович признался, что именно по этой причине Чановский маслокомбинат пока не производит молоко, сгущенное с сахаром. Хотя директор считает его хорошим товаром с достаточно солидным сроком годности и, в принципе, выгодным. Однако пока на полках стоит огромное количество банок-подделок и фальсификата, нет смысла его производить.
— В таких условиях бороться за потребителя тяжело. Думаю, что со временем, если ситуация поменяется, мы освоим и его производство, — говорит генеральный директор. – Тем более что перед тем, как высушить молоко, мы его все равно сначала сгущаем. Останется только сахара добавить и по банкам разлить. А для этого оборудование, по нашим меркам, не такое уж и дорогостоящее.
— Производство расширяется. Хватает ли кадров?
— Несмотря на то, что мы внедрили достаточно автоматизированных технологий, и теперь, например, температуру, влажность и подачу сгущенного молока контролирует автомат, люди нам нужны, как и сырое молоко. Мы стараемся привлекать молодых специалистов, обучаем их новым технологиям. Но, к сожалению, сегодня не та ситуация, при которой мы можем выбирать из специалистов. За эти годы количество квалифицированных специалистов, которые бы хотели посвятить свою жизнь молочному производству, заметно уменьшилось. В начале 1990-х, когда наш университет выпускал их десятками и им некуда было ехать, они ехали и работали в деревнях. Сейчас на предприятиях работает как раз то поколение специалистов, которое пришло в 90-е годы. Но их возраст близок к пенсионному. Кого-то уже подводит здоровье. Найти технолога, начальника производства или вообще какого-то специалиста, изначально отвечающего требованиям нашего предприятия, это почти из области фантастики. Люди работают не по своему профильному образованию. Хотя зарплата у нас достойная.
Несмотря на все трудности, Дмитрий Игумнов не жалеет, что когда-то связал свою жизнь с молочным производством:
— Каждый пытается в жизни чего-то добиться. Я работаю с молоком с 1998 года. Передо мной всегда стояла задача: построить свой завод, разлить свое молоко, произвести свою продукцию и этим гордиться. Это состоялось. Моя воплощенная мечта — стоит в Чанах и производит продукцию. Когда государство полноценно смотрит в сторону производства, им заниматься выгодно. Но бывает и наоборот. Не каждый бизнесмен сегодня, вкладывая деньги в переработку, до конца понимает, что будет завтра. Если смотреть в недалекое будущее, хотелось бы уже завершить строительство всего, до конца выйти на заложенные проектные мощности, спокойно работать без экстрима и больше времени уделять семье.

Юлия ЦЫГАНКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.