Предприятию в помощь

В повестку дня одного из последних заседаний Совета МАРП было внесено обсуждение двух актуальных вопросов юридического свойства

Судить надо уметь

Речь шла о создании Новосибирского арбитражного центра, а также о законодательном нововведении – инвестиционном налоговом вычете. Глубже прокомментировать их мы попросили президента МАРП, генерального директора ООО «Сибирская юридическая компания» Сергея Вадимовича Карпекина.
Прежде всего, о ситуации с третейскими судами. Законодательные реформы прошлого года существенно ограничили количественную возможность существования третейских судов, которых на территории России насчитывалось до полутора тысяч. С 1 ноября 2017 года практически все они прекратили свою работу, поскольку законодательство разрешало обеспечить арбитражное разбирательство только тем организациям, которые прошли некий отбор и получили аккредитацию в специальном совете при Министерстве юстиции Российской Федерации. Из поданных туда заявок получили разрешение на администрирование арбитража только два учреждения на всю Россию: это Арбитражный центр при РСПП и Арбитражный центр при Институте современного арбитража. Плюс третейский суд при Торгово-промышленной палате, в большей степени ориентированный на внешнеэкономические споры, и морская арбитражная комиссия, которая занимается специ-фичной областью арбитража в пределах морского права. А все региональные арбитражные учреждения прекратили свою работу. Возникла угроза утраты этого достаточно важного для экономической сферы инструмента. Напомню: в мировой практике более 70% коммерческих споров разрешаются не в государственных судах, а в частных арбитражах. Пример тому — все нашумевшие истории арбитражных разбирательств типа Березовский — Абрамович в подобных негосударственных, условно говоря, судебных учреждениях, действия которых направлены на разрешение экономических споров, а решения практически приравнены к решениям государственного суда.
Прежде это направление — арбитраж, медиация — активно продвигались и в нашей стране. Потом возникли контраргументы: дескать, расплодилось их. И борясь с этими, с точки зрения некоторых, карманными структурами, как оказалось, перестарались. И вышло следующее. Крупные компании и корпорации используют арбитраж довольно часто, обращаясь в торгово-промышленные палаты или РСПП. Заниматься арбитражем могли и региональные структуры. Теперь эта возможность утрачена, образовался вакуум. Однако существуют категории экономических споров, которые государственному арбитражному суду сложны для понимания в силу их специфических особенностей. В таких делах судить нужно уметь. Специалисты же независимых третейских судов, как правило, хорошо знают бизнес-пространство. И привлечение именно таких профи обеспечивает более квалифицированное рассмотрение споров.
Чтобы устранить этот образовавшийся вакуум, МАРП как региональное отделение РСПП решила обратиться именно в эту структуру с предложением открыть в Новосибирске региональное отделение Арбитражного центра РСПП. Есть договоренности, что на текущий момент наше отделение будет покрывать территорию Новосибирской области и Алтайского края. По мере развития, я думаю, в зону этой деятельности войдут Томская и Кемеровская области.
В РСПП позитивно восприняли наши предложения, поскольку такой опыт у них есть — уже созданы четыре региональных центра в Санкт-Петербурге, Краснодаре, Красноярске и Саратове.
Наше отделение мы создали в стратегическом партнерстве с ООО «Сибирская юридическая компания» с привлечением ее ресурсов. А чтобы оно работало качественно, мы с большой тщательностью подбирали кандидатуру председателя коллегии арбитров. И, конечно же, выбор остановили на Михаиле Эдуардовиче Морозове, который посвятил этой работе всю свою юридическую карьеру и прекрасно знает специфику третейского разбирательства. С ним мы собрали весьма авторитетную команду из местных арбитров, куда вошли юристы с богатым практическим опытом, преподаватели права РАНХиГС, а также юристы, хорошо разбирающиеся в определенных отраслях экономики, скажем, в строительстве, в цифровой экономике. Все они компетентны и имеют отличную деловую репутацию в местном сообществе, а также абсолютную финансовую независимость от сторон и арбитражного учреждения, что особенно важно для третейского суда. И это наши гарантии того, что дела будут рассматриваться беспристрастно и более тщательно, чем в государственном суде.
Какие преимущества мы получаем, создав такой центр? Во-первых, сегодня ситуация сложилась таким образом, что если выбирать для судебного разбирательства именно арбитраж, то нужно ехать в Москву. Это накладно, обременительно и сроки могут быть больше. Состав арбитров там, конечно, звездный, но именно поэтому труднодоступен. Благодаря наличию в Арбитражном центре при РСПП, который с 2006 года наработал хороший практический опыт как площадка для крупного бизнеса, полного пакета регламентирующих документов, процедура рассмотрения споров в нашем отделении соответствует правилам и стандартам АЦ РСПП. Мы действуем на своей территории, и отделение администрирует арбитраж по правилам Арбитражного центра, но арбитры абсолютно автономны и независимы в принятии решений. И вряд ли кого не устроит этот факт как альтернативная возможность, хотя право выбора, в том числе территориального, арбитражного суда остается за истцом. Понятно, что для новосибирских предприятий рассматривать споры здесь и дешевле, и быстрее, и удобнее во всех отношениях.
То же и со сроками рассмотрения, которые в арбитражных судах при РСПП гораздо короче, чем в судах государственных, поскольку в них отсутствуют судебные инстанции. Не подлежат решения третейских судов и апелляциям. Такое автономное существование, естественно, несколько удорожает его услуги, но это, как уже говорилось, компенсируется преимуществами. Особенно когда речь идет о весьма серьезных суммах.
Методически и технически наш центр уже готов к работе. Мы провели семинар для юристов компаний — членов МАРП, разъясняющий порядок взаимодействия с арбитражем. Это необходимо предусмотреть в договоре сторон, и мы готовы на безвозмездной основе разъяснить при необходимости, как правильно оформить эту арбитражную оговорку в договоре. Исчерпывающая информация об этом размещена также на сайте Арбитражного центра РСПП, который будет осуществлять методическую помощь по процессуальным вопросам. Это может послужить для пользователей арбитража дополнительной гарантией. Хотя в практике Арбитражного центра РСПП еще не было прецедента заведомого неправосудного решения.
Есть и еще один нюанс в пользу арбитража — конфиденциальность. Если на кого-то подается иск в государственный суд, информация об этом тут же попадает в открытую базу данных и пополняется далее подробностями по продвижению дела. С одной стороны, это хорошо — все спорщики на виду. С другой стороны, это нередко приносит компаниям большой вред. Выиграет компания спор или проиграет, еще неизвестно, а вот сведения о том, что у этого предприятия есть споры, зафиксируются. При арбитражном же разбирательстве обнародуется информация только о корпоративных исках.

Промедлить — значит опоздать

Теперь о налоговом вычете.
В ноябре прошлого года в главе Налогового кодекса, касающегося налога на прибыль, появилась статья «Инвестиционный налоговый вычет» (не путать с налоговым вычетом по НДФЛ для граждан!). Он был введен для того, чтобы предприятия, инвестирующие прибыль в обновление или развитие своих основных средств, эту прибыль легатировали.
Суть налогового вычета проста: если вы пользуетесь этим вычетом, то деньги, потраченные на основные средства — покупку, ремонт, строительство, можете зачесть в большом объеме в счет налога на прибыль в размере до 90% стоимости. Причем позволялось снизить налог на прибыль в федеральной части вообще до нуля, а в региональной — до 5%. Получалась очень неплохая экономия. Но была оговорка: чтобы этот вычет заработал, региональные власти должны принять на своей территории соответствующий закон, поскольку на федеральном уровне он введен рамочно, как некий инструмент, которым регионы могут воспользоваться, а могут и нет.
С экономической точки зрения, там все достаточно сложно, поскольку налоговый вычет, примененный в отношении какого-то конкретного основного средства, исключает применение амортизации. И очень непросто рассчитать, когда и какой из этих инструментов выгоднее применять. Есть еще один нюанс: если это основное средство, по которому получен вычет, продается или передается, то следует восстановить налог и уплатить его. Получается, что в случае полезного срока службы этого основного средства ты не имеешь права ни продавать, ни отчуждать его. Это также создает определенные неудобства. Словом, это тонкий экономический инструмент, который может быть очень полезен предприятию при изменении стратегии его развития.
Процесс этого законодательного нововведения в регионах начался не очень активно. Хотя следует учесть, что это временная мера, которая будет работать в течение 10 лет до декабря 2028 года, чтобы предприятия получили возможность оптимизировать свою налоговую нагрузку и освободиться от налога на прибыль, направленную на инвестиции. На текущий момент законы регионального уровня о налоговом вычете приняты в Карелии, Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком автономных округах, Свердловской и Вологодской областях. Как только эта новация появилась, обратился к власти с предложением принять такой закон на местном уровне и МАРП, поскольку обязательно найдутся те, кто эту льготу захочет применить и сэкономить на налогах до 20%. Однако у нас с этим произошла некоторая заминка. В министерстве экономического развития подготовлен некий проект, которым предоставляется такая возможность только тем предприятиям, которые включены в реестр инвестиционных проектов Новосибирской области. Вновь получается стадийный отбор: чтобы воспользоваться новым законодательным инструментом, ты должен создать некий проект, защитить его на соответствующих комиссиях и так далее. И только после этого исполнительная власть решит, будешь ты пользоваться этой льготой или нет. Но те, кто попал в реестр, уже получают определенные льготы. Мы же рассчитывали, что этот инструмент будет работать для тех, кто стабильно работает, но ему необходимо что-то модернизировать или реконструировать, приобретать для своего внутреннего развития. Это все, конечно, можно упаковать в проект, однако эта искусственность будет очевидна.
Пока проект закона не внесен на рассмотрение Законодательного собрания. И получается, что в следующем году налоговый вычет у нас работать уже не будет, год мы теряем. Чтобы понять, насколько льгота необходима нашему бизнесу, силами МАРП мы запустили внутреннее исследование, сколько предприятий планировали бы и хотели бы этой льготой воспользоваться. Но важно и другое. Сегодня все регионы борются за звание инвестиционно привлекательных, конкурируют друг с другом. Однако, претендуя на инновационность, важно подавать сигналы об этом в бизнес-среду, поскольку государство откликается на эти посылы разнообразными способами вроде вот такой налоговой льготы. Откладывая рассмотрение и принятие упомянутого закона, мы такой готовности не демонстрируем, в отличие от тех регионов, которые законы местного уровня уже приняли. И нам остается только два варианта: оперативно изучить вопрос и закон все-таки принять. Тем более что у каждого региона есть возможность этот инструмент отрегулировать, подстроив под свою систему, и выдать его тем, кому это интересно и выгодно. Например, дать эту возможность определенным отраслям или отрегулировать количество уменьшаемой суммы. Либо второй вариант — все изучив, принять решение, что мы не будем пользоваться таким инструментом, и как-то это обозначить.
То есть все уже должно быть предельно ясно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.