Ушли, не попрощавшись

Указом президента В. Путина Республика Бурятия и Забайкальский край включены в состав Дальневосточного федерального округа (ДФО)

Мотивировка такого решения незамысловата: Забайкалье и Бурятия получат доступ к преференциям и льготам ДФО в виде «мер поддержки в экономической и в социальной сферах», Сибирь же вздохнет облегченно, избавившись от депрессивных регионов.
Для начала — общедоступные сведения о том, в каком организме эта депрессия развилась.
Забайкалье — историко-географическая область России на юго-востоке Восточной Сибири, к югу и востоку от озера Байкал. Здесь расположены Забайкальский край, большая часть Бурятии и часть Слюдянского района Иркутской области. Протяжённость с запада на восток, от юго-западной оконечности Байкала до слияния рек Шилки и Аргуни — около 1200 км. Протяжённость с севера на юг от Патомского и Северо-Байкальского нагорий до государственной границы России с Монголией и Китаем — до 1000 км.
Значительная часть Забайкалья относится к зоне тайги, граничащей на юге с лесостепями и сухими степями. Горно-котловинный рельеф обуславливает переплетение горизонтальной зональности и высокогорной поясности ландшафтов. Низкогорья и равнины юго-восточного Забайкалья и часть котловин заняты злаково-разнотравными степями. Окраины межгорных котловин и нижняя часть горных склонов до 1200 м покрыты горной лесостепью (берёзовые, лиственничные и осиновые леса перемежаются участками степей), от 1200 до 1900 м располагается горная тайга с преобладанием даурской лиственницы. Встречается кедр сибирский, выше 1600 м начинаются заросли кедрового стланика, лишайниковая тундра, в южной части Забайкалья — лиственнично-берёзовые и сосновые леса.
Животный мир Забайкалья очень богат. Помимо типичных для степей грызунов, в лесах обитают копытные, пушные и другие животные. Очень разнообразно представлены крупные хищники, помимо повсеместно распространенных волков, росомах и медведей, в Забайкалье встречаются тигры, основной ареал которых находится восточнее.
В Забайкалье находятся Забайкальский национальный парк, Байкальский, Баргузинский, Сохондинский и Даурский заповедники.
Геология Забайкалья чрезвычайно богата (золото, серебро, медь, олово, железо, уголь, драгоценные камни, минеральная вода). Имеются уже разрабатываемые горнорудные месторождения. Но также есть много разведанных, но не исследованных месторождений полезных ископаемых.
В этом контексте диагноз требует уточнения: Дальневосточный федеральный округ получил Забайкалье как огромный сундук с добром. Как он может им распорядиться? И не содержит ли эта «свадьба с приданым» странного намека на то, что получить внутригосударственные преференции и льготы регионы смогут только путем перебежек от одной юрисдикции к другой?
Высказать свое мнение на этот счет мы попросили доктора экономических наук, профессора, члена-корреспондента РАН Виктора Ивановича Суслова, сфера научных интересов которого — моделирование, анализ и прогнозирование развития пространственных экономических систем и межрегиональных экономических взаимодействий, эконометрия и статистика, социально-экономическое развитие восточных регионов России, инновационная экономика, технолого-экономический форсайт.
— Виктор Иванович, как известно, к Сибири Вы неравнодушны, она для Вас — не территория, но всеобъемлющее понятие, сфера Ваших научных и гражданских интересов. Как видится Вам этот передел?
— Эти два субъекта перешли из Сибирского федерального округа в Дальневосточный под аплодисменты: там есть деньги, а для СФО Федерация денег не выделяет. Именно по этой причине главы отколовшихся от Сибири регионов давно видят себя в программе развития Дальнего Востока, поэтому факт включения этих территорий в ДВО переведен в экономическую плоскость. Аргументация весьма сомнительная. На самом деле деньги эти будут «размазываться» теперь на большее количество территорий «с ложками». При этом наивно полагать, что у СФО будет больше денег, когда останется меньше ртов.
У этих процессов есть и глубинные причины, и серьезные последствия. Что это, с моей точки зрения, означает в глобальном масштабе? Это процесс пульсации российской государственности. Российская экспансия достигла своего пика где-то на рубеже 18—19 веков, когда к России были присоединены Польша и Финляндия. Была в России некоторое время даже Эллинская губерния — архипелаг в Эгейском море после Чесменской битвы и гибели турецкого флота. Точно так же экспансия развивалась в восточном направлении — Аляска, Калифорния, планы по освоению Гавайских островов. Но, начиная с первой половины 19 века, все пошло на убыль. Сначала сдали Калифорнию, к Гавайским островам так и не приступили, потом отдали Аляску. Таков антураж становления российской государственности.
Что творилось с Сибирью? Еще в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона она трактовалась как территория России от Урала до Тихого океана. Так же воспринимают сейчас Сибирь большинство иностранцев. Линия возможного разлома России, с моей точки зрения, наметилась с момента признания Якутии дальневосточной территорией. «Сузилась» Сибирь, когда от нее отрезали Тюмень, а Читинская область и Бурятия стали входить в программу развития ДВО. Одно время речь шла даже о том, что в нее войдет весь Байкальский район. Таким образом, эта линия доходит сегодня практически до Енисея.
— Нашла вот такую историческую справку: «…в свое время россияне достигли берегов Охотского моря, что сделало возможными экспедиции через океан. «Русский Колумб» — торговец и мореплаватель Григорий Шелихов достиг островов Кадьяковского архипелага и основал там форпост, который позже стал отправной точкой для дальнейшей колонизации новых земель. После установления в новой земле российского правления Шелихов учредил Российско-американскую компанию (РАК), которая сыграла решающую роль в дальнейших отношениях между империей и ее колонией. Штаб-квартира РАК располагалась в родном городе Шелихова — Иркутске. Учитывая, что крепостное право — проклятие европейской части империи — на Дальнем Востоке и Севере фактически не функционировало, оно сподвигло многих смекалистых поселенцев двигаться в восточном направлении для создания новых городов. Поступая таким образом, они создавали сословия купцов, моряков и горожан. И хотя штаб-квартиру вскоре перенесли в Санкт-Петербург, роль сибирских городов и их граждан в российской экономике и торговле осталась весьма существенной».
— Принципиально важный момент: деятельность этих обществ, эти кампании были нацелены на интеграцию с Россией. Вектор их интересов смотрел на запад страны. То, что происходит сейчас на Дальнем Востоке, в этих присоединенных к ДФО территориях, направлено в противоположную сторону — на восток и далее. Как известно, экономика — это политика, и желающих деинтегрировать Россию и Сибирь, в частности, огромное количество. Хочу напомнить о так называемом плане Гауза — американского полковника, который еще в 1918 году под влиянием идей учёного — исследователя «плана Монро» Исайи Боумана начал разрабатывать планы расчленения России. Согласно плану Гауза, Сибирь должна была стать колонией США, а Европейскую Россию «следовало бы расчленить на три части». Разумеется, по планам Гауза от России должны были отделиться Кавказ, Украина и прочие национальные республики. И это не просто планы, это экономическая мысль США. Два года назад на конференции в Сиэтле, посвященной экономической политике, все это вспомнили и воспроизвели на очень серьезном уровне. По их разумению, Сибирь, эта жемчужина планетарного масштаба, не может принадлежать одной стране. И это, подчеркну, не фантазии, это элементы реальной экономической политики США и некоторых иных стран. Вот что настораживает на самом деле. Мы же сами подталкиваем процессы, которые могут привести к дезинтеграции России.
Сейчас осваивается Арктика, тот же Дальний Восток. Но все это освоение, хотя и идет под флагом России, никакого отношения к развитию нашей страны практически не имеет, поскольку это иностранные деньги, иностранные технологии и кадры. Кажется, еще шаг — и это обернется потерей российской юрисдикции… И более всего настораживает то, что действия принимающих решения в экономической сфере в нашей стране, по крайней мере, не препятствующие. Я давно занимаюсь этими вопросами, поэтому для меня это достаточно важно.
— Как это, будем говорить прямо, постепенное расчленение Сибири может отразиться на ее экономике?
— Оба этих «отколовшихся» субъекта достаточно ресурсоемкие. То, что мы называем сейчас юго-востоком Забайкалья, на самом деле один из первых российских металлургических центров, заложенных еще в начале 18 века. Он и сейчас существует, поскольку там много природного сырья и для и цветной, и для черной металлургии. Одно дело, если бы принимались решения, способствующие освоению этих богатств в пользу российской экономики. Но когда очевидна все усиливающаяся тенденция просто вывезти все, что там есть, в Китай, Японию, США, в экономическое развитие, рост благосостояния этих двух регионов я не очень верю. По большому счету, это негативный процесс для экономики всей страны: Россия может лишить себя сырьевой базы для развития высокотехнологичных отраслей.
Кроме того, уникальный объект — Байкал оказывается на границе двух субъектов Федерации. А это означает, что впредь решения по нему принимать будет некому. Подобное уже было в нашей истории. В свое время по этой причине — избавиться от накопившихся проблем — Крым был передан Никитой Хрущевым Украине. Сегодня мы почувствуем это острее: байкальская проблема теперь будет перебрасываться от одного субъекта к другому. Кем и как она будет решаться, и будет ли решаться вообще — большой вопрос.
— Не говоря уже о множестве иных подобных проблем…

Наталья СЕКРЕТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

  1. Я молча ушла, не оставив ему ни малейшего шанса. Просто хлопнула дверью, бросив его в темноту, Оставив его в состоянии бреда и транса От мыслей о том, что он полюбил не ту.