По следам Австро-Венгрии

Здесь везде отменное пиво

Австрия и Словакия глазами Виктора Ивановича Суслова

Мы не планировали эту поездку, она случилась как-то неожиданно, хотя дорога была оплачена, а гостиница забронирована еще летом. Нас пригласило руководство экономического факультета университета Матея Бела (EF UMB) словацкой Банска Быстрицы, одного из самых старинных, самых красивых и благоустроенных городов Словакии. Это крупный город по словацким меркам, с населением около 80 тысяч человек (5—6-е
место в стране), бывшая фактическая столица рудного края, где добывалось золото, серебро, железо, медь (откуда название города, означающее в переводе «Рудничный Ручей»). Университет — молодой, образован в 1992 году слиянием филиалов двух университетов из Братиславы, имевших статус, соответственно, экономического и педагогического факультетов (но культурно-образовательные учреждения города начинают свою историю с XIII века). Маттиас Бел — лютеранский пастор и знаменитый венгерский просветитель-эрудит XVIII века.

На центральной площади
Банска-Быстрицы

Приглашены были сотрудница нашего института (ИЭОПП СО РАН) Ольга Петровна Бурматова, участвовавшая в исследованиях по одному из проектов Евросоюза, выполняемых рядом университетов Центральной Европы, и я, как куратор проекта от института. Моя супруга, Ольга Алексеевна, имела статус сопровождающего лица. Официальная научная часть нашей почти двухнедельной поездки состояла из встречи с деканом факультета и наших с Ольгой Петровной лекций перед небольшой аудиторией факультетских профессоров «старой закалки», не забывших еще русский, и студенты, в том числе украинские и белорусские, свободно владеющие русским, — очень интеллигентные и приятные в общении ребята. Примечательно, что за всю нашу поездку мы ни разу не столкнулись с негативным отношением к России. Кроме того, в Словакии нас все время сопровождала профессор кафедры экономики (один из бывших деканов факультета), которую мы звали просто — Мария.

В Банска-Штьявнице

Наше путешествие началось в ночь на третье декабря в Толмачево, затем были Шереметьево (4 часа полета), Швехат (аэропорт Вены — 3 часа полета), Братислава (1 час автобусом), Банска Быстрица (4 часа автобусом). В гостевых номерах EF UMB мы разместились далеко затемно. Но короткую прогулку по центру все-таки совершили. Получился весьма обнадеживающий «аванс» будущим впечатлениям.
За свою трехсотлетнюю оккупацию Турция изрядно изменила облик Центральной и Южной Европы (как и татаро-монгольское иго на Руси), разрушив многие культурные достояния прошлого. Но до Австрии и Словакии (тогда — Верхней Венгрии) они, к счастью, не смогли добраться, хотя и пытались несколько раз. Поэтому колорит готики раннего средневековья и более поздних стилей, таких как барокко (особенно в Вене), ренессанс, здесь сохранился, что делает путешествие по этим краям незабываемым, полным ярких эмоций. Как все это отличается от того, что есть в России и, особенно, в Сибири (не в смысле «лучше», а «другое»).

Ховбург

Совершенно уникальна центральная площадь Банска Быстрицы. Начиная с XIII века она долгое время носила имя Бела IV, венгерского монарха, давшего этому поселению статус города. Современное имя, площадь Словацкого народного восстания (SNP — Námestie Slovenského národného povstania), она получила в 1945 году: здесь находился штаб словацкого восстания августа — сентября 1944 года (практически параллельно развивалась история с Варшавским восстанием — советские войска находились рядом, но не защитили восставших, т. к. эти выступления были антифашистскими, но не просоветскими).
Эта площадь (SNP) — место сосредоточения культурных и архитектурных памятников. С запада на восток: Черный обелиск, возведенный в 1956 году в честь советских воинов, освобождавших Чехословакию, Фонтан, заложенный еще в XIII веке и входивший в систему водоснабжения города, дом Турзо, состоящий из двух прекрасных готических зданий, принадлежавший династии Турзо, горнорудных магнатов — сейчас здесь музей (впрочем, подобными зданиями окружена вся площадь), Марианский столб (Чумной столб), возведенный в 1719 году в знак благодарности Деве Марии за защиту от эпидемии чумы (подобные памятники есть в Банска Штявнитце, Кремнице, а также в Вене — из того, что мы видели собственными глазами), храм Святого Франциска Ксаверия (орден иезуитов), бывший одно время католическим кафедральным собором, Часовая башня, возведенная в XVI веке как смотровая, с городской тюрьмой на нижних этажах (называют также «Пизанской» из-за небольшого крена, что не мешает использовать ее как главную смотровую площадку города). На востоке площадь граничит с еще двумя замечательными объектами: Барбакан, самая укрепленная часть городского замка (среди колоколов его башни — «Генерал», шеститонная гордость города), возведенного в начале XVI века, но не сохранившегося до сегодняшних дней, церковь Вознесения Девы Марии, построенная в первом варианте, как считается, во второй половине XIII века.

В музее истории искусств

Этим ансамблем городской площади можно восхищаться бесконечно. Мы и восхищались и в первое наше знакомство с городом вечером дня приезда, и во все последующие наши прогулки по городу. Но была от нее и другая польза.
Погода была такой, которую иначе как мерзкой не назовешь: около нуля или чуть выше, промозгло, нередко с ветром, моросящим дождиком вперемежку со снежной крупой. Собираясь в поездку, мы на это не рассчитывали и достаточно не утеплились. Было некомфортно (а на экскурсии в Кремницу погодный катаклизм поставил нас на грань выживания, но об этом чуть позже). И тут оказывается, что Словакия и Австрия уже полностью готовы к празднованию Рождества Христова. А это значит, что все людные места «оборудованы» временными торговыми точками, где, кроме подарков и сувениров, есть пища и согревающие напитки. Площадь SNP — не исключение. Там всегда можно было выпить стакан обжигающе-горячего вина (белого или красного), заправленного корицей, имбирем и другими специями. Это нас и спасало. Напиток назывался что-то вроде «варене вине» и стоил 2 евро (в Вене ситуация была аналогичной, назывался напиток традиционно «глинтвейн» или «пунш», но стоил в два раза дороже).
Очень интересны были экскурсии по трем соседним городкам: Зволен, Банска Штьявница и Кремница.

На экскурсионном автобусе по Вене. Дождь

В Зволене с сорокатысячным населением мы посетили городской (Зволенский) замок XIV века (долгое время исполнял важные защитные функции: турки взять его так и не смогли), где сейчас размещаются залы Словацкой народной галереи (средневековая готическая скульптура и предметы декоративно-прикладного искусства), и прогулялись по центральной площади, очень похожей на Банска Быстрицкую (с обелиском в память советским воинам) и носящей такое же имя — Námestie Slovenského národného povstania (площадь с таким названием есть еще в Братиславе).
Одиннадцатитысячная Банска Штьявница, расположенная в одной из верхних долин Штьявницких гор (все словацкие горы входят в систему внутренних Западных, или Малых Карпат), была главным поставщиком серебра в империи Габсбургов (из-за чего ее часто называли «серебряным городом»), а в XIX веке — третьим по численности населения городом в Венгрии после Братиславы и Дебрецена, в XVIII веке здесь образовано первое в мире техническое учебное заведение — Горная академия. Мы прогулялись по Троицкой площади с великолепной Троицкой колонной в центре (местный Чумной столб), по Старому замку (XIII век), площади Ратуши и центральной улице (Андрея Кмета, переходящей в Каммергофскую). Прекрасное сочетание городского средневековья и горно-ландшафтных красот.

В фойе Венской оперы. Перед спектаклем

Если Банска Штьявница — «серебряный», то Кремница (ныне шеститысячная) — «золотой» город Венгрии. Золото здесь добывается с IX века. В XIII веке построена мощная оборонительная крепость — Городской Замок, с XIV века работает королевский монетный двор (здесь чеканились кремницкие дукаты, очень уважаемые в средневековой Европе, позже, под «новыми вывесками», словацкие кроны, теперь монеты ЕС). Мы погуляли по центральной площади с очередной Троицкой колонной (Чумным столбом) в центре, по Городскому Замку. Технически эта прогулка была весьма сложна и опасна. Улицы и площади города, по крайней мере, в его исторической части, замощены булыжником или, в лучшем случае, брусчаткой. В условиях «околонулевой» температуры эти камни покрывались ледком с водной пленкой сверху. Не то что ходить, стоять на такой поверхности было очень трудно. Мы передвигались буквально «ползком» или «по стенке». И поспешили покинуть этот в общем-то замечательный городок.
Нельзя не поделиться еще одним впечатлением о Словакии. Здесь (может быть, не только здесь) принято проводить вполне официальные и полноформатные репетиции рождественских празднеств (может быть, не только рождественских). 6 декабря EF UMB проводил торжественный обед в честь наступающих рождественских празднеств, мы были приглашены. Выглядело это так. Достаточно большой вытянутый зал был занят длинным П-образным столом с узким коридором между «ножками» (чтобы официантам пройти) и маленькой музыкальной площадкой в их основании. Все места – 150—200 — были заняты, кроме нескольких «во главе». На столе — легкие закуски, в бокалах сухое вино (не более чем на треть). Декан (молодой, симпатичный, весьма располагающий к общению человек) произнес речь (его на днях переизбрали). Все чокнулись, процесс пошел: музыканты пару раз что-то исполнили, официанты разнесли суп, потом второе. Где-то через час, к десерту, подлили вина в бокалы и желающим дали по рюмочке местной самогонки. Декан сказал прощальные слова и ушел. Мы тоже ушли, оставив веселье в разгаре: никто не уходил, все сидели и общались, как будто не виделись друг с другом несколько месяцев. «Все таки какие мы разные — русские и словаки».

Чумная колонна в Вене

В воскресенье 9 декабря мы переехали в Вену. Это заняло весь день, и только вечером мы заселились в свои номера небольшой гостиницы квартирного типа в нескольких кварталах от левого берега Дунайского канала. Здесь необходимо небольшое «гидротехническое» отступление.
Вена расположена в конце верхней части Дуная, в которой он еще скорее горная, чем равнинная река. Пробиваясь между отрогами Северо-Восточных Альп и Северо-Западных Карпат, он (Дунай) всячески проявляет свой буйный, необузданный нрав, чем создает и всегда создавал трудности, нередко фатальные для живущих на его берегах людей. Вена (еще даже будучи римским форпостом) не одну тысячу лет боролась за свою жизнь с Рекой. Знаменательная победа была достигнута в 70-х годах XIX века, когда на северо-восточной окраине города спрямили один 6—7-километровый участок реки, превратив эту излучину в замкнутое озеро (сейчас — излюбленное место отдыха горожан), а в правом побережье один почти 20-километровый речной рукав сделали судоходным и водопроводным каналом, осушив заодно прилегающие территории. Именно его теперь называют Дунайским каналом. (Окончательная, как все надеются, победа достигнута недавно: в 80-х годах прошлого века — после катастрофического наводнения 1954 года — построено второе, 25-километровое параллельное восточное русло Дуная и Дунайский остров, отделяющий от него основное русло.)
К юго-западу от этого канала расположена историческая часть Вены — Внутренний город. Он представляет собой неправильный шестигранник (если проигнорировать совсем короткую 200-метровую, самую восточную, примыкающую к каналу, грань) с чуть вогнутым внутрь Дунайским каналом в качестве северо-восточной грани — самой длинной в этой геометрической фигуре. Его ширина (как и высота) — всего 1,5—2 км, а «сухопутную» границу образует Рингштрассе (или просто: Ринг) — Бульварное кольцо, построенное во второй половине XIX века на месте городских стен (возведенных в XIII и усиленных в связи с турецкой угрозой в начале XVI века). Но уже тогда городу в этих границах было тесно, сразу за его чертой оказывались Карлсплатц с церковью Святого Карла, Музеи-близнецы с Марией Терезией, Музейный квартал, Парламент (к сожалению, был на ремонте и не виден из-за высокого строительного забора), Ратуша, Университет, церковь Обета и др.

На главной лестнице естественно-исторического музея

Пешком от нашей гостиницы до исторического центра было чуть больше получаса. Выходим из своих апартаментов налево (на юго-запад) к Каналу, снова налево по набережной до первого моста, а на той стороне хоть сразу, хоть пройдя чуть дальше к речному вокзалу, уходим от Канала (в том же юго-западном направлении) к центру: собору Святого Стефана (главному символу Вены) или церкви Святого Павла, — и далее (в том же направлении, по пешеходным улицам) к Венской опере, комплексу Хофбурга и архитектурно-музейным чудесам, упомянутым в предыдущем абзаце. Описывать все эти чудеса смысла нет, мы просто гуляли (хотя со среды стали пользоваться метро), впитывая всеми своими фибрами красоты городских пейзажей (не забывая вовремя принять очередную порцию глинтвейна).
В первый же день мы посетили Альбертину — художественную галерею в юго-восточном «углу» комплекса Хофбург, «упирающуюся» в здание Венской оперы. К своему удивлению и огромной радости, обнаружили там постоянную экспозицию Пиросмани, его замечательных животных, пейзажей и бытовых сцен. Но пришли мы сюда на выставку «От Моне до Пикассо: коллекция Батлинера». Такой концентрации Моне нет, пожалуй, даже в парижских Оранжери и Мармоттан-Моне, хотя Пикассо лучше представлен в его музеях в Париже и Барселоне. Кроме этого, на выставке демонстрировались полотна таких мастеров, как Сезанн, Моне, Ренуар, Малевич, Матисс, Шагал, Кандинский, Тулуз-Лотрек, Модильяни, Гончарова, Родченко и др. День удался.
Еще мы «освоили» Музеи-близнецы — два одинаковых великолепных дворца в стиле итальянского ренессанса, стоящих фасадами друг к другу: естественно-исторический музей и музей истории искусств. Они стоят боком к Хофбургу, как бы продолжая его через Ринг. Между ними — площадь Марии Терезии с памятником этой императрице, столь же знаменитой, что и ее более молодая современница Екатерина II, но гораздо более полезной для отечества, чем последняя. Как и в Петербурге (памятник Екатерине II был возведен 15 годами раньше — в 1873), вокруг постамента размещены фигуры знаменитых людей той эпохи. Посещали мы эти музеи три раза, каждый раз по 4—5 часов.

В естественно-историческом музее. Веселая компания

Сначала была основная экспозиция картин музея истории искусств. Габсбурги за несколько веков своего доминирования в Европе накопили богатейшую коллекцию художественных произведений, выставленную в этой экспозиции. Мы погружались в мир Тициана и Рубенса, Дюрера, Босха и Кранаха I, Рембрандта и Ван Дейка, Хальса, Веронезе и Караваджо, Веласкеса и Рафаэля. Это было замечательно. Полнее всего в экспозиции представлены, по-видимому, голландцы. Итальянцы — тоже, но, например, Микеланджело обнаружен не был. Из великих испанцев нам встретился только Веласкес. Дворец-музей сам по себе очень красив и величественен, но выставочные залы скромноваты. Для картин такого уровня в них (залах) не хватает торжественности и помпезности, присущих, например, Эрмитажу или Лувру (в Прадо не был).
Потом мы сходили в естественно-исторический музей. Залы коллекций минералов поражают своим разнообразием. Каких только камней, кристаллов, самородков и здоровенных каменюг там нет (в том числе с Урала и Алтая)! Хочется их разглядывать и разглядывать, но правильнее двигаться дальше — будет еще интереснее. Потом пошли ископаемые животные и древние люди. Постоять с мамонтом в натуральную величину или со скелетом, а то и чучелом какого-нибудь динозавра (одно из них двигалось и рычало), проследить за ростом черепа и, вообще, скелета человека — очень интересно. Потом оказывается, каких только змей, рыб, птиц и других животных не существует! Все экспонаты выполнены виртуозно, стоят (или лежат), как живые. Кажется с этим тигром или гориллой можно прямо сейчас поговорить. А какие экспозиции! — коралловый риф, стая обезьян, стадо каких-то козлов. Все очень натуралистично. Конечно, в Санкт-Петербургском зоологическом музее тоже все качественно, но не до такой степени и не в таком количестве.
Особо надо рассказать о Брейгеле. Ему посвящена отдельная большая выставка в музее истории искусств (за отдельную плату). Мы на нее сходили. Это было наше третье посещение Музеев-близнецов. Конечно, наше представление о Брейгеле до этого похода было весьма упрощенным: зимние голландские пейзажики и бытовые сценки. А оказалось — это большие полотна, представляющие средневековую жизнь во всех ее подробностях, реальную и воображаемую. Можно предположить, что Брейгель продолжил или развил творческую линию Босха, «подчистив» ее от чрезмерной чертовщины.
Еще один наш «культурный» поход состоялся в Венскую оперу. В первый же день во время прогулки по площади Оперы к нам подошел молодой человек в какой-то спецбезрукавке (в аналогичной униформе на площади было несколько групп молодых ребят) и предложил билеты на оперу в нескольких вариантах (билеты на оперу раскупаются всегда за две-три недели до начала спектакля, но, как правило, случаются «обстоятельства» — их эти ребята и «разруливают»). Это не был спекулянт-перекупщик с баснословным ценником. После того, как мы выбрали вариант, нас проводили в офис фирмы, где оформили необходимые документы по покупке трех билетов на оперу «Набукко», представление которой состоится через день, в среду 12 декабря, в 19-00. Дресс-кода нет — «до чего докатились!!!»
Мы пришли за час до спектакля (раньше не пускают), чтобы ознакомиться с интерьером театра, его залами, фойе. Разделись в своей ложе (три наших из шести мест, на 2-м ярусе, справа от сцены), погуляли, ознакомились. Впечатляет. Опера Верди (3-я в его творчестве) о том, как трудно жилось евреям в Вавилонском царстве и как царь Навуходоносор (Набукко) отпустил их после череды драматических событий домой, восхитила голосами исполнителей (в том числе украинской певицы Людмилы Монастырской в одной из главных партий) и грандиозностью хорового пения. Но постановка была почти концертная, артисты, похоже, не переодевались. Все это, конечно, здорово. Но, если честно, Новосибирский оперный лучше во многих отношениях (кроме цен в буфете).
На площади Оперы «кучкуются» молодые ребята в еще одной униформе, отличной цветом от «театралов». Это — служащие автобусной туристической компании, обеспечивающие нормальную работу автобусных туристических маршрутов (есть и другие туристические маршруты по Вене — трамвайные, речные, пешеходные). В Вене работает четыре экскурсионных автобусных маршрута (есть и пятый, но он только летний): красный — круг по периметру Внутреннего города, синий — дунайский (с заездом в Дунайский парк к Дунайской Башне, через Старый, Новый Дунай, Дунайский остров и Пратер со знаменитым колесом обозрения), зеленый — с заездом в «винную» деревню Гринцинг, желтый — к Шёнбрунну с обозрением на обратном пути Военно-исторического музея и Бельведера (летней резиденции Евгения Савойского). Можно купить билет на один, два или три дня и пользоваться в этот период поездками без ограничений: сходить и заходить на любой остановке любого маршрута (не только автобусного, но и любого другого туристического). В автобусах имеется аудиогид на разных, в том числе русском, языках.
Нам не хватило времени (используя билет на одни сутки) только на зеленый маршрут (остались без «винной» деревни). Полтора маршрута фактически пропало из-за дождя и тумана. Но и того, что удалось «освоить», хватило «с лихвой». Мы даже смогли немного погулять по Шёнбрунну, летней резиденции Габсбургов, которая, конечно же, великолепна, но до Версаля, или Екатерининского дворца не дотягивает (впрочем, есть и другие мнения).
Завершая свой рассказ о Вене, должен сказать, что 5 дней — совершенно недостаточно. Если вы хотите познакомиться с ней не поверхностно, приезжайте сюда минимум на месяц. Город того стоит. Теперь я мысленно дополню Веной короткий список своих любимых городов: Париж, Санкт-Петербург, Венеция и Барселона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.