Нацпроекты в фокусе регионов

«Гайдаровские чтения» — ежегодные конференции-семинары по различным проблемам экономики регионов — на сей раз переместились на новосибирскую площадку

Форум прошел в региональном филиале Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС). В насыщенной тематике самой важной частью, на наш взгляд, стало обсуждение «Национальные цели развития-2024 и их проекция на регионы».

Риск — благородное дело?

В соответствии с указом № 204 президента В. В. Путина до 2024 года должны быть реализованы 12 национальных проектов, охватывающих все стороны нашей жизни. Сумма под их воплощение выделяется масштабная — 25 трлн рублей. Задача ни много ни мало — совершить прорыв в экономике. Но без четко прописанных методов, условий и конечных параметров работать нельзя. И, конечно, надо просчитать риски. Вот о них и рассказал аудитории ведущий научный сотрудник института им Гайдара Алексей Ведев. По его словам, цель нацпроектов — вывести Россию на 5-е место среди экономик мира к 2024 году (сегодня на 6-м по паритету покупательной способности) — является в той же мере сложной, сколько и амбициозной. Подразумевается, что средние темпы роста экономики в год должны быть не менее 2,5%. Главным инструментом достижения показателей станут нацпроекты. Однако рисков на пути их реализации тьма.
— Во-первых, признаем, что рост производительности труда должен опережать рост реальной зарплаты. Но все последние годы мы наблюдаем хроническое превышение роста зарплаты над ростом производительности. Причем население ни морально, ни материально не готово к приведению этих показателей к «правильному» соотношению. И это позволяет назвать российскую экономику неэффективной, а декларируемые в программных документах нацпроектов цифры сомнительными, — убежден Алексей Ведев. — Во-вторых, считается, что в последние 2—3 года экономика России оторвалась от цен на нефть. Но это односторонний взгляд. Связь есть, и в случае падения цен на нефть вниз устремится и экономика. Мы же сейчас хотим увеличить темпы экономического роста как раз в условиях весьма вероятного снижения цен на энергоносители.
В-третьих, убежден, что утверждение, что слабый рубль хорош для нашей экономики, — ложно. Есть устойчивые группы проигрывающих (обрабатывающая промышленность, инвестиционные проекты) и выигрывающих (бюджетники и экспортеры). В условиях слабого рубля экономика растет низкими темпами.
В-четвертых, есть существенный риск стимулирования конечного спроса за счет банковского кредитования. По всей видимости, кризис плохих долгов населения неизбежен в ближайшие год-полтора.
А «в-пятых» было сформулировано общими усилиями участников обсуждения, которые поставили на первое место (!) риск глобального экономического кризиса. Происходит структурное замедление, и очень высока вероятность рецессии в крупнейших экономиках мира. На России жесткая посадка китайской экономики может сказаться гораздо сильнее, чем низкие цены на нефть. Плюс существуют серьезные политические риски, которые можно выразить одной емкой фразой: «Весь мир горит». Поэтому ситуация, в которой страна будет завершать реализацию национальных проектов, практически не просматривается.
Несколько ответов на сакраментальный вопрос


Георгий Идрисов, проректор РАНХиГС, руководитель научного направления «Реальный сектор» ИЭП им. Гайдара:

— Нет убедительных доказательств того, что долгосрочное социально-экономическое развитие стран происходит благодаря усилиям правительств. В нашем случае система нацпроектов сфокусирована на среднесрочной перспективе. Но будут ли долгосрочные эффекты от их реализации прослеживаться в 2040—2050 годах? Думаю, дело не в выработке краткосрочной или среднесрочной политики, а в создании комплекса политических и экономических стимулов с тем, чтобы сама экономическая система государства и ее субъекты самостоятельно находили оптимальные решения, выгодные обществу.


Говорить о рисках и не предлагать ответа на вопрос, что делать, по мнению участников «Гайдаровских чтений», было бы нечестно. Свое видение того, на что нужно делать упор при реализации нацпроектов, предложил Георгий Идрисов, проректор РАНХиГС, руководитель научного направления «Реальный сектор» ИЭП им. Гайдара:
— Поставлена задача — расти. За счет чего? Если будет снижаться численность занятых в экономике, то тут два варианта: либо производительность поднимать, либо увеличивать инвестиции, постоянно контролируя их эффективность.
Зал, надо признаться, на этом месте заволновался: мол, а почему бы не объединить оба фактора. Докладчик согласился, что это было бы здорово, но вряд ли получится. Зато предложил совместить два возможных подхода к методам реализации нацпроектов: рыночный и государственный:
— Представления о невидимой руке рынка, которая все разрулит, имеют под собой прочное основание. При таком подходе каждый участник сам решает, что и с какой выгодой он будет делать. И во многих секторах жизнедеятельности государства это работает хорошо. Но есть сферы, где за счет рынка невозможно обеспечить эффективную работу, и государство берет на себя бразды правления. Оборона, правоохранительная система, обеспечение сельских территорий, здравоохранение и образование — те сектора, где у государства есть стратегические геополитические интересы, и там можно и нужно ограничить деятельность частного капитала.
За круглым столом «Гайдаровских чтений» пришли к выводу, что госуправление — сложная конструкция в рамках рыночной экономики, но вполне работающая во многих федеративных государствах. Однако нам нельзя основываться только на традиционной манере: спустили сверху — выполнили — отчитайтесь. Необходимо на всех этапах выявлять региональные предпочтения и постоянно проводить сверку. Есть ли экономический эффект? Сокращается ли бедность? Понять, когда можно употребить и власть, в том числе даже вопреки рынку, учитывая региональные аспекты. Иначе зачем, собственно, все это?

Наука нам поможет

В обширных планах реализации нацпроектов наука играет двоякую роль. Она является объектом приложения нескольких нацпроектов, и в то же время наука признана эффективным инструментом реализации проектов. О том, как его можно и нужно использовать на благо страны, рассказал генеральный директор АО «Академпарк» Владимир Никонов:
— Мы понимаем, что генерация знаний и генерация технологических решений — не одно и то же. Конкуренция между странами начинает концентрироваться в борьбе за технологическое лидерство, которое сегодня в конечном итоге определяет реальное положение государства в мире. Сегодня стоит задача создать в России научно-технические центры, и Академгородок — это ответ на вопрос, что и как делать.
Академгородок — генератор технологий и одновременно лаборатория по выработке модели взаимодействия государства и науки. Создана мощная инфраструктура коммерциализации — Технопарк. Модель действующая, опробованная и высокоэффективная. Накоплены компетенции и инструментарий, в частности, бизнесинкубирование. Есть выдающиеся примеры — компания


Дмитрий Буташин, директор Института управления и регионального развития РАНХиГС:

— В реализации национальных проектов важнейшее место занимает именно региональный уровень. В конечном итоге все масштабные начинания реализуются на конкретных местах в регионах и муниципалитетах. Крайне важно, чтобы именно там, «на земле», исполнение шло ощутимо правильно, а результаты были видны всем. Чтобы население понимало и одобряло изменения. Людей нужно слушать и учитывать их реакцию. Власть нередко берется за масштабные, казалось бы, положительные проекты, но люди этого не видят или видят по-другому. Обязательно должна быть обратная связь.


«OcSiAL», капитализация которой достигла полумиллиарда долларов. Но, как всегда, «но». Если малый и средний бизнес, который у нас представлен, может генерировать решения, то превращать их в мировой результат — задача уже крупных корпораций. Мы сегодня — точка входа для крупных корпораций в эту зону. И, соответственно, даем возможность для эффективной реализации нацпроектов, частью которых станет наш проект «Академгородок 2.0». Это вклад как сибирской науки, так и конкретно Новосибирской области в реализацию нацпроектов.

Региональный аспект

Региональную тематику «Гайдаровских чтений» усилил заместитель министра экономразвития НСО Виталий Шовтак, который в своем выступлении попытался рассмотреть нацпроекты как инструмент реализации Стратегии соцэкономразвития НСО до 2030 г. Он отметил, что в регионе смогли эффективно объединить работу над стратегией и планы правительства в части нацпроектов. Так, были определены ключевые точки: творческий потенциал людей, демографические показатели и рост продолжительности жизни, привлечение инвестиций, развитие МСП, ставка на науку, создание современной и безопасной среды обитания и прочее.
— Наши оценки необходимых финансовых ресурсов для реализации Стратегии НСО таковы: на 2019-21 гг. запланированы 610 млрд рублей, далее 2022-24 гг. – 683 млрд рублей и 2025-30 гг. — 1 трлн 400 млрд рублей. Это возможно только при активном вовлечении федерального бюджета. Без системы национальных проектов никто из нас даже бы не предполагал возможности получения таких средств. Наш регион участвует во всех 12 нацпроектах, в их рамках утверждены 53 региональных проекта, по каждому уже прописано, где строить, модернизировать, сколько и откуда брать деньги. Как показательный пример — региональная профильная программа «Чистая вода», после реализации которой 91% населения региона должно быть обеспечено чистой водой. На эти цели будут потрачены 3,1 млрд рублей, из них 3 млрд из федерального бюджета!
Виталий Шовтак особо выделил необходимость вовлечь в реализацию Стратегии население региона. Да, власть старается привлечь федеральные ресурсы, но мы же понимаем, что в первую очередь на региональном уровне цели, даже самого глобального масштаба, обеспечиваются тем, что есть в регионе. И тут на первый план выходит население, его кадровый потенциал.
Ох уж эти кадры — важнейший инструмент реализации нацпроектов, и в то же время дефицитный и крайне дорогой. По мнению экспертов, на нас накатывает демографическая волна, которая приведет к тому, что, по прогнозам, к 2027 году количество трудоспособного населения уменьшится на 5—6 млн человек. А если учитывать своеобразие российского рынка труда, когда сейчас даже в условиях кризиса показатель безработицы составляет лишь 4%, остро встает вопрос: кто будет реализовывать эти планы?
Сегодня в малом и среднем бизнесе высококвалифицированные специалисты обходятся дороже, чем экономический эффект от внедрения новых технологий. А автоматизация управленческих процессов и вовсе зачастую вынужденная, так как нет людей, рассказал участникам Чтений руководитель комитета по промышленности и науке Новосибирского отделения «Опора России» Руслан Копцев:
— Решение кадровой проблемы имеет множество сторон. Я выделю, что на региональном уровне, с моей точки зрения, нельзя потерять два момента: вывод на рынок труда женщин, находящихся в декрете, с помощью их переобучения и целевого трудоустройства при условии, что будет развитая система дошкольных учреждений (ясли). И активные мероприятия по профобучению лиц предпенсионного возраста. Это сложные категории, но сидеть и ждать, когда откуда-то возьмутся специалисты и себя предложат, работодателям не имеет смысла, — уверен Руслан Копцев. – Другой, более общий, но не менее важный аспект — создание условий с тем, чтобы каждый сам мог найти свое место в рыночной экономике. Здесь большую роль сыграет массовая цифровизация, которая даст возможность работодателям нанимать человека, физически находящегося за тридевять земель, а работнику, соответственно, трудиться «на удаленке» без необходимости присутствовать на предприятии. Это важнейшая задача нацпроекта «Цифровая экономика». И уже в 2019 году будет разыгрываться конкурс по 15 адаптационным площадкам, надеюсь, что Новосибирская область обязательно окажется в их числе.
Пожалуй, сегодня мы обойдемся без выводов. К темам, поднятым во время «Гайдаровских чтений», мы еще будем возвращаться не раз. Ясно одно, главное, чтобы «поговорили и разошлись» имело конкретное эффективное продолжение.

Татьяна ЭМИХ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.