Политизация статистики

В последнее время нарастает негативный ажиотаж вокруг Федеральной службы государственной статистики (Росстата) и результатов ее деятельности

Раньше выход в широкое информационное пространство происходил только по положительным поводам: в рамках информационных кампаний по проведению переписей населения 2002, 2010 гг., сельскохозяйственных переписей 2006, 2016 гг. и ряда других крупных статистических обследований: «Впиши себя в историю России!», «России важен каждый!», «Касается всех, касается каждого!», «Отнесись к стране по-хозяйски!», «Село в порядке — страна в достатке!». Население своими глазами видело повсеместно этих неутомимых работников статистического труда (на 90% женщин), тянущих непростую во всех смыслах «лямку» государственной службы за более чем скромное вознаграждение. И относилось к ним с уважением.

Вполне благожелательно относились к статистике и всевозможные органы государственной власти и местного самоуправления сверху донизу. Автор данной статьи в период с 2000 по 2016 гг. принимал участие во всех шестнадцати ежегодных расширенных коллегиях ведомства, а также во многих других значимых мероприятиях с участием статистиков (международных совещаниях, всероссийских конференциях и др.). На них всегда присутствовали высокопоставленные лица из аппарата Президента РФ, правительства, обеих палат парламента, заинтересованных министерств и ведомств. И практически все высказывались в адрес статистиков с подчеркнутым уважением.

В последнее десятилетие статистики выполнили ряд крупных работ общегосударственного значения: всероссийская перепись населения 2010 года, сплошное обследование малого бизнеса (2010), Всероссийская сельскохозяйственная перепись (2016), мониторинг системы показателей «Майских указов» Президента РФ 2012 года. Внеплановой работой стало проведение в экстренном порядке переписи населения Республики Крым после вхождения ее в состав России в 2014 году.

Наряду с этим в ведомстве все более ощутимо нарастали проблемы. Прежде всего, это проявилось в снижении бюджетного финансирования (а иных источников и быть не может согласно российским законам) на ведение основной деятельности. Примерно с 2010 года по настоящее время система государственной статистики функционирует в режиме «суженого воспроизводства». В реальном выражении объемы финансирования неуклонно сокращаются по всем статьям затрат: на фонд оплаты труда, ремонт, коммунальные услуги, замену и ремонт оборудования и др. Одновременно проводилась «оптимизация» штатной численности, что в переводе с научного языка на бюрократический означало банальное сокращение персонала. Делалось это без адекватного сокращения объема работ, более того, они все время росли за счет включения в Федеральный план статистических работ все новых, не обеспеченных ресурсами задач и внедрения новых, непрофильных для статистики функций.1) Поддерживать текущее функционирование системы на уровне ТОГС (территориальных органов государственной статистики) удавалось со все большим напряжением. Тот факт, что имеющиеся вакансии в штатном расписании удавалось как-то заполнять, для большинства регионов страны, в том числе Сибири, можно объяснить только нарастанием кризиса на рынке труда. Это вело к снижению кадрового потенциала, росту текучести, апатии, заболеваемости и даже смертности сотрудников.

В августе 2014 г. во время совещания руководителей территориальных органов государственной статистики Сибирского и Дальневосточного федеральных округов во Владивостоке руководитель Росстата А. Е. Суринов счел нужным извиниться перед своими подчиненными и их коллективами за то, что ему не удается отбиться от не обеспеченных ресурсами дополнительных задач и обеспечить индексацию финансирования. Сделал он это по собственной инициативе, никто из участников совещания его к этому не принуждал. Все понимали, что имеет место явно выраженная тенденция финансового и кадрового сжатия (удушения) системы государственной статистики (по типу шагреневой кожи), и руководство Росстата не может этому губительному процессу противостоять, все чаще заменяя отсутствие денег и других ресурсов (в том числе законодательное обеспечение) формулировкой: «обеспечить выполнение, под личную ответственность руководителя ТОГС». Иными словами, реплику председателя Правительства РФ Д. А. Медведева, «отлитую в граните» перед жителями г. Севастополя: «Денег нет, но вы держитесь. Всего вам доброго», руководители территориальных органов государственной статистики слышали и устно, и письменно, регулярно и многократно задолго до отмеченного выше знаменательного события в Крыму.

Было очевидно, что бесконечно эта ситуация сохраняться не может, и в какой-то момент эти «ножницы» (рост объема задач при одновременном неуклонном сокращении выделяемых ресурсов) разорвут систему во многих местах.

В начале 2016 г. в рамках подготовки расширенной коллегии центральный аппарат запросил мнение руководителей территориальных органов государственной статистики о наиболее острых проблемах обеспечения деятельности ТОГС. По мнению автора данной статьи, на первое место среди потенциальных угроз можно поставить почти стопроцентную изношенность компьютерного парка и серверного оборудования, которые составляют основу информационной системы Росстата, обновление которого требует огромных финансовых затрат в соответствии с предварительно разработанным планом технической модернизации в рамках целостного концептуального подхода развития статистической системы страны.

К сожалению, можно констатировать, что в настоящее время такое концептуальное видение отсутствует, и оно не может быть внятно сформулировано до тех пор, пока не сформулированы на концептуальном уровне цели и задачи развития страны в целом. Попытки же «латать дыры» в рамках инерционного сценария в условиях хронического недофинансирования неизбежно ведут к развалу системы, представляют собой затягивание времени и упование на чудо. Разного рода юридические и институциональные манипуляции в отрыве от ресурсного обеспечения задачи успешного функционирования и развития системы не решают.

Всего за постсоветский период аналитики насчитали 12 трансформаций статистической системы России на пути от бывшего ЦСУ РСФСР до современного его состояния: ФСГС —– Росстата. Менялись названия (управление, агентство, комитет, служба), статус (в том числе подчиненность), модифицировались функции и методы работы. Естественно, менялось техническое оснащение и технология работы. Даже в тяжелые 1990-е годы развитие осуществлялось за счет дополнительного финансирования в рамках целевых программ по линии связанных международных кредитов.

Интересным представляется следующий вопрос: почему за 30 лет непрерывных преобразований статистическую отрасль сохраняли как целостную систему (несмотря на многократные переименования, переподчинения и трансформации), а не «отреформировали» в ноль? Что помешало либерально-демократическим реформаторам поступить с ней так же, как с десятками отраслей отечественной промышленности (ликвидировать) или лишить самостоятельности и к чему-нибудь присоединить? Как, например, поступили с налоговой полицией, миграционной службой, Наркоконтролем, Министерством по делам национальностей, Министерством региональной политики и многими другими?

Ответ напрашивается сам собой: желание западных партнеров российского руководства. Они, естественно, хотели бы знать, что происходит на почти 1/7 части суши, которую занимает Российская Федерация, причем не в интерпретации кремлевских мечтателей XXI века, а на понятном им языке статистики, основанной на общепринятой методологии и гармонизированной с международными стандартами.

Как отметил в недавнем интервью газете «Московский Комсомолец» бывший руководитель Росстата, а ныне председатель Статкомитета стран СНГ В. Л. Соколин: «Росстат, как ни одно другое министерство или ведомство Правительства РФ, достигло высокой международной согласованности. Что признано международной статистической общественностью в лице соответствующих институтов и экспертов». То есть практически достигли того, к чему стремились, причем с обеих сторон. Автор сам имел возможность убедиться в справедливости этой точки зрения во время стажировок и повышения квалификации в статистических службах разных стран: в Германии — трижды, Люксембурге (непосредственно в «Евростате» — дважды), в Нидерландах — дважды, в Испании (Мадрид), Канаде (Оттава), Венском Институте прикладного системного анализа. Что касается работников центрального аппарата Росстата, то у них международное сотрудничество со статистическими службами ООН, ЕС и отдельных стран осуществляется на регулярной основе.

Казалось бы, в чем проблема? Вышли на международный уровень работы, в том числе в части методологии и технологии. Продолжайте финансировать и функционировать. Проблема, очевидно, в «оборотной стороне медали». Хотели догнать, а лучше — перегнать (по душевому производству ВВП) Португалию, а вместо этого стремительно опускаемся во вторую сотню государств планеты по очень значимым показателям (ожидаемая продолжительность жизни, число самоубийств, уровень развития здравоохранения и другим). Демонстрируя всему миру и собственному населению удручающую картину достигнутых результатов на территории постсоветской России. Причем за свои же деньги. Не было уже никаких сил видеть эти «кривые рожи» в «зеркале статистики», да еще международно согласованном.

Как подсчитали журналисты, наблюдающие за развитием скандала вокруг статистического ведомства, только в 2018 году Росстат 20 раз (!) опроверг оптимистические утверждения правительства и даже президента о положительной динамике социально-экономического развития в стране, то есть опубликовал более пессимистические значения показателей, чем ранее были озвучены вышестоящими руководителями государства, партии и правительства. 1)

Последовательность шагов по исправлению статистического «зеркала» была следующая. Сначала был опубликован Указ Президента РФ о переподчинении Росстата и передаче его из ведения Правительства РФ в ведение Минэкономразвития РФ (Указ от 03.04.2017, NO 141). Дату обретения Росстатом новой реальности трудно признать удачной. В этот день президент находился в Санкт-Петербурге с обширной программой, предусматривающей встречу с президентом Белоруссии А. Г. Лукашенко. Но случился теракт (взрыв в Петербургском метро) с большим количеством жертв, придавший этой дате трагическую окраску.

В Указе был пункт, обязывающий Правительство РФ в течение четырех месяцев разработать комплекс мер по улучшению работы Росстата — переводу его деятельности на более высокий и современный во всех смыслах уровень. Как показало развитие событий, выполнен он не был. Дело в том, что находящейся в «горячем резерве» группы лиц, способных в короткий срок переосмыслить и кардинально улучшить работу такой махины, как Росстат с его разнообразием задач, просто не существует. Можно, конечно, собрать некую группу лиц из «доцентов с кандидатами», академиков разнообразных наук и экспертов широкого профиля, но таких групп при всех органах власти существуют сотни, и они на протяжении многих лет демонстрируют свою недееспособность. Это что-то наподобие волонтеров, призванных заменять (немедленно и бесплатно) разрушенные и уничтоженные цепочки научно-производственного цикла — практически во всех отраслевых системах, и в статистике тоже.

Поэтому на первых порах со стороны отдельных должностных лиц было сделано много импульсивных энергичных высказываний в духе: осовременим, омолодим, покажем им, как надо работать с большими и прочими данными…  Но вслед за этими заявлениями на данный момент ничего конструктивного предложено не было. Более того, в мае 2018 года на деловом завтраке Петербургского экономического форума председатель Бюджетного комитета Государственной Думы А. Макаров (которого ведущий «завтрака» Герман Греф представил как самого компетентного члена ГД РФ в области экономики и финансов) сделал шокирующее заявление.1) Он сообщил высокому собранию, на котором присутствовал весь «экономический блок» Правительства РФ и близкие ему лица, в том числе М. Орешкин, А. Силуанов, Э. Набиуллина, А. Кудрин…, что, по его мнению, сделать что-то серьезное в насквозь прогнившей и коррумпированной системе госуправления нынче невозможно. Вкладывать в такую систему какие-то инвестиции, совершенно бесполезно — все украдут и ничего не сделают. Речь тогда шла о выполнении очередного майского указа президента (Указ NO 204 от 7 мая 2018 г.), для чего требовалось изыскать и освоить 8 триллионов рублей. «Но, — завершал свою речь Макаров, — за выполнение президентского Указа волноваться не стоит. Мы (подчеркнуто автором статьи, поскольку Указ о переподчинении Росстата подписал президент страны, а не гражданин Макаров) сделали главное: передали Росстат в ведение Минэкономразвития, показатели будут, какие надо». Основная часть 2018 года прошла под лозунгом: «Шока и зрелищ». Мундиально-развлекательная часть перемежалась вестями с «сирийских и донецких полей», а также с масштабных происшествий, которые во всем мире принято называть терактами. После того, как была назначена «пенсионная реформа» (по существу — дефолт государства перед своими гражданами) и объявлен пакет мер, гарантированно снижающий и без того низкий уровень жизни основной массы населения, в обществе возникло ощущение неизбежности острых политических перемен. По крайней мере, либеральные издания и интернет-порталы во весь голос трубили, что «мавр сделал свое дело и тем или иным способом должен уйти»…  Статистика в это время продолжала по инерции функционировать, выдавая «на-гора» показатели экономического роста в районе нуля, но со знаком минус.

Но потом в верхах, по-видимому, был найден какой-то компромисс, и ситуация вернулась «на круги своя» — хорошо освоенную за 18 предыдущих лет технологию общения властей с народом. Здесь и вспомнили о двадцати случаях несовпадения официальных статистических данных с публично высказанным мнением вышестоящего руководства в 2018 году (причем все случаи расхождения данных были в худшую сторону). Руководитель Росстата А. Е. Суринов, возглавлявший ведомство с 2009 года, был отправлен в отставку (по собственному желанию, но за пять лет до наступления предельного возраста нахождения на государственной службе). Новым руководителем с 24 декабря 2018 г. был назначен П. Малков, до этого момента возглавлявший Департамент государственного управления Минэкономразвития РФ.

Через несколько дней после того, как новый руководитель перешагнул порог здания на Мясницкой и приступил к своим обязанностям, в публикациях ведомства стали происходить настоящие чудеса. Никаких «подвигов Геракла» он не совершал, первая расширенная коллегия Росстата, где будут объявлены первые решения, назначена только на конец апреля. Тем не менее совпадение по времени смены руководства и не подтвержденных здравым смыслом показателей роста российской экономики наглядно демонстрировало правомерность высказываний депутата А. Макарова на эту тему.

Последовал шквал экспертных оценок и комментариев. Здесь уместно вспомнить, что знаменитая фраза «есть ложь, наглая ложь, а есть — статистика», изначально возникла в суде и посвящена она экспертам. Один английский судья как-то сказал: «Есть лжецы, проклятые лжецы, а есть эксперты». Потом эту фразу повторил премьер-министр Великобритании Дизраэли, и, наконец, в измененном виде она перекочевала в произведения Марка Твена, который навсегда «подарил» ее статистикам. То есть к экспертным оценкам следует тоже подходить с осторожностью и не воспринимать их за истину в последней инстанции, если они не содержат убедительных аргументов и доказательств.

Приведем некоторые точки зрения представителей экспертного сообщества. Первым под огонь критики попал обнаруженный Росстатом строительный бум. После получения уточненных данных за декабрь по одному объекту («Ямал СПГ») от нескольких подрядчиков («Роснефть», «Сургутнефтегаз», «Газпром») Росстат пересмотрел динамику выпуска строительной отрасли практически с нуля (с 0,5% за одиннадцать месяцев 2018 г.) до 5,3%, тем самым кардинальным образом изменив все макропоказатели за прошедший год. Раньше подобные чудеса можно было наблюдать на уровне маленьких (в экономическом смысле) субъектов Федерации. Сейчас же это произошло на уровне гигантской страны, расположенной на двух континентах, границы которой омывают моря трех океанов.

Комментарии:

Андрей Клепач, главный экономист ВЭБ, в прошлом курировал Росстат со стороны правительства: «Росстат показал максимальную оценку роста ВВП с 2012 года, равную 2,3%. По моей оценке, рост ВВП в 2018 г. не превысил 1,5%» (Buisnes FM, Москва, 04.02.19).

Банк России. Разница между 2,3% и 1,5% роста ВВП несущественна. Имеет место рост инфляции и затухание деловой активности, то есть опасность попадания в «стагнацию» (Коммерсантъ. «ВВП, похожий на сон», 15 февраля 2019).

«Новая газета» // «Призрак роста. Правительство установило: экономического рывка не будет», 15 февраля 2019 г.

— Почему Росстат столько времени не замечал мегапроекта объемом в 565 млрд рублей, до сих пор большая загадка.

— Экономические власти отчаянно стараются сохранить какую-то связь с реальностью.

«Ведомости», 6 февраля 2019 г.: «Неожиданный пересмотр Росстатом роста 2018 г. сразу до 2,3%, рекордного за 6 лет, только раздразнил экспертов и экономистов, подлив масла в огонь споров о достоверности официальной статистики».

«Независимая газета», 28 января 2019 г.:

Кирилл Тремасов — аналитик из «Локо-Инвест»: «Я не помню такого случая, чтобы какой-нибудь годовой показатель пересматривали сразу на пять процентных пунктов вверх. Это какая-то полная дичь. На фоне пикового бума в строительном секторе спад в жилищном секторе ускорился (к 2017 г. = -4,9%, а к пиковому 2015 г. = -12%».

А. Трушин, «Пересчеты к лучшему». — «Огонек», 28 января 2019 г.

— В. Симчера: «В мировой практике пересчет статданных делается не чаще, чем раз в пять лет. У нас — каждый год». По мнению В. Симчеры, в 2018 г. цены росли в 2—3 раза быстрее инфляции и в годовом выражении составили 9—11%.

— Георгий Клейнер: «Симулякр-экономика. Когда говорят о том, чего нет — о росте ВВП, о победе над бедностью, о росте производительности труда,  создается иллюзия развития. В России этим приемом власти пользуются давно, можно вспомнить еще потемкинские деревни…  Но сейчас пошли дальше, полностью заменили реалии имитацией. Все превращается в симулякр, копию, изображающую что-то, вовсе не имеющую оригинала в действительности. Сегодня мы видим имитацию реальности по всем направлениям. И эта имитация все больше противоречит эмпирическому восприятию людьми того, что происходит в реальной жизни. Люди не верят такой статистике, значит, не верят государству».

В. Л. Соколин (экс-глава Росстата) — интервью «МК» от 18.02.2019:

«Мы же не какая-то африканская страна, чтобы совершать такие кульбиты».

«Максимальный рост ВВП за 5 лет, бум в строительной отрасли. Но вот незадача: стремительно падает доверие к статистической информации».

Николай Коньков: «Если все так хорошо, то почему так плохо?». — «Завтра», 14.02.2019.

В отличие от большинства других экспертов, Н. Коньков считает объявленный Росстатом рост ВВП в 2,27% (лучший после 2007 г., тогда было 3,7%) не завышенным, а заниженным. Рост ВВП действительно был вследствие более высокого уровня мировых цен на нефть по отношению к 2017 году. Просто население и национальная экономика его не почувствовали в силу того, что экспортные доходы, полученные при цене более 40$ за баррель, «стерилизуются» в разных фондах…

Далее автор берет номинальный объем ВВП России 2018 г., посчитанный в рублях, и делит на аналогичный показатель 2017 года. Получает прирост = +12,53%. Следовательно, чтобы получить показатель прироста 2,27%, нужно применить дефлятор на уровне 9,9—10%.

В то же время, официальный индекс инфляции (индекс потребительских цен) определен за 2018 г. в 4,1%, то есть почти в 2,5 раза ниже принятого Росстатом «по умолчанию» дефлятора. Зато в соответствии с п. 3 Указа NO 204 от 7 мая 2018 г.

Далее Коньков переводит рублевый ВВП в доллары США по среднегодовому курсу рубля (62,6906 руб./$) и получает номинальный долларовый ВВП (РФ) в размере $16,53 трлн. Сопоставив его с данными номинального ВВП МВФ по России за 2017 г. ($15,87 трлн), получает темп прироста российской экономики в номинальном долларовом исчислении около 4,16%. Дефлятор же должен составлять примерно 8%. Автор делает вывод, что таким образом занижается уровень инфляции почти в два раза, что важно для «вертикали» во взаимоотношениях с собственным населением, а также занижается экономический рост, что важно для взаимоотношений с «партнерами» типа МВФ. В результате образуется неучтенный резерв в размере примерно $31 млрд.

В заключение статьи отметим, что авторам пенсионного дефолта и глашатаям «большого рывка» было бы полезно знать следующее высказывание Мао Цзэдуна, автора «Большого скачка»: «Если кто-то лжет, как он может завоевать доверие других? Кто будет доверять таким?».1)

 

Приложение:

В качестве приложения к статье приведены некоторые цифры и определения. Цель их — проиллюстрировать сложность предмета «статистика». Особенно для тех, кто не имеет о ней минимального представления, но берет на себя смелость делать безапелляционные заявления.

 

Индекс физического объема ВВП, индекс-дефлятор ВВП
и индекс потребительских цен по Российской Федерации

(в % к предыдущему году)

2014 2015 2016 2017 2018
Индекс физического объема ВВП 100,7 97,5 100,3 101,6 102,3
Индекс-дефлятор ВВП 107,5 108,0 103,2 105,3 110,0
Индекс потребительских цен 107,8 115,5 107,1 103,7 102,9

 

Валовой внутренний продукт (ВВП) — обобщающий показатель экономической деятельности страны. Представляет собой на стадии производства сумму добавленной стоимости видов экономической деятельности в основных ценах и чистых налогов на продукты, а на стадии использования — стоимость товаров и услуг, предназначенных для конечного потребления, накопления и экспорта.

ВВП рассчитывается в текущих основных и рыночных ценах (номинальный ВВП) и в постоянных ценах (реальный ВВП).

Оценка ВВП и его компонентов в постоянных ценах выполнена на основе переоценки соответствующих показателей в среднегодовые цены предыдущего года.

Процедура построения оценок ВВП и его компонентов в постоянных ценах базового года состоит из двух основных этапов:

  • переоценки ВВП и его компонентов в цены предыдущего года;
  • сцепления этих оценок путем построения цепных индексов в единый ряд.

Для переоценки ВВП и его компонентов в цены предыдущего года используются методы дефлятирования и экстраполяции. В отдельных случаях применяется также метод прямой переоценки. Выбор метода переоценки зависит от характера оцениваемого показателя и имеющейся информации.

Переоценка показателей ВВП в постоянные цены осуществляется путем дефлятирования (переоценки выпуска и промежуточного потребления  отраслей, элементов конечного использования по соответствующим индексам цен) или методом экстраполяции базисного уровня выпуска и промежуточного потребления  отраслей, элементов конечного использования  с помощью индексов физического объема и др. количественных индикаторов, адекватно отражающих динамику данных показателей.

В соответствии с Федеральным планом статистических работ, утвержденным распоряжением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2008 г. NO 671-р, Росстатом разрабатывается показатель «Индекс потребительских цен» (ИПЦ), который используется в качестве одного из основных показателей, характеризующих уровень инфляции в Российской Федерации.

Индекс потребительских цен и тарифов на товары и услуги (ИПЦ) характеризует изменение во времени общего уровня цен и тарифов на товары и услуги, приобретаемые населением для непроизводственного потребления. Измеряет отношение стоимости фиксированного перечня товаров и услуг в ценах текущего периода к его стоимости в ценах предыдущего периода.

Индекс потребительских цен рассчитывается на базе данных регистрации цен на 509 видов товаров (услуг)-представителей, которая осуществляется 21—25 числа каждого месяца более чем в 71 тыс. организаций торговли и сферы услуг в 276 городах на территории всех субъектов Российской Федерации.

С сайта Центрального банка РФ:

Инфляция — это устойчивое повышение общего уровня цен на товары и услуги в экономике.

Об изменении цен в экономике дают представление различные показатели ценовой динамики — индексы цен производителей, дефлятор валового внутреннего продукта, индекс потребительских цен. Когда говорят об инфляции, обычно имеют в виду индекс потребительских цен (ИПЦ), который измеряет изменение во времени стоимости набора продовольственных, непродовольственных товаров и услуг, потребляемых средним домохозяйством (т. е. стоимости «потребительской корзины»). Выбор ИПЦ в качестве основного индикатора инфляции связан с его ролью как важного показателя динамики стоимости жизни населения. Кроме того, ИПЦ обладает рядом характеристик, которые делают его удобным для широкого применения: простота и понятность методологии построения, месячная периодичность расчета, оперативность публикации.

Периоды, за которые измеряется ИПЦ, могут быть различными. Наиболее распространены сравнения уровня потребительских цен в определенном месяце года с их уровнем в предыдущем месяце, соответствующем месяце предыдущего года, декабре предыдущего года.

Статистическое наблюдение за ценами, необходимые расчеты и публикацию данных об ИПЦ в России осуществляет Федеральная служба государственной статистики.

Из «Википедии»:

Дефлятор валового внутреннего продукта — ценовой индекс, созданный для измерения общего уровня цен на товары и услуги за определенный период в экономике. Рассчитывается как индекс Пааше и выражается в процентах.

Александр Кисельников, д.э.н.,
заслуженный экономист Российской Федерации,
почетный работник государственной статистики РФ


1) Вменили функцию контроля и борьбы (с помощью штрафов и судебных исков) с нарушителями отчетной дисциплины. Функция, характерная по своей сути для органов прокуратуры. Еще 10 лет назад ее выполнение не входило в обязанности органов статистики. Ее «подарили» безвозмездно профессиональные надзорные органы «травоядным» (не способным отбиться) статистикам. С учетом того, что число объектов статнаблюдений в крупных регионах исчисляется сотнями тысяч единиц, образовался огромный дополнительный фронт работ, по сути контрольно-бюрократический и «карательно-юридический». Согласно внедренным регламентам, выполнять эту функцию должны были статистики, причем ведущие. Дополнительные функции были переданы  из других ведомств (например, Таможенной службы) или вменены дополнительные функции контроля, не характерные для статистических служб большинства стран мира (мониторинг так называемых «национальных проектов», президентских указов и проч.). Параллельно по экспоненте росли и другие «опухоли» административного безумия: псевдоборьба с коррупцией (декларационная кампания и др.), борьба с монополизмом (конкурсные и прочие процедуры), борьба за светлый облик государственного служащего и прочее. Все это вело к перераспределению скудных ресурсов от целевых задач к имитационно-бюрократическим. То есть ухудшало условия работы.

1) Автор, конечно, не считает, что в работе ведомства нет недостатков. Их много, и над их устранением надо работать. Но все познается в сравнении. На фоне коррупционных скандалов, свидетельствующих о разложении государственного аппарата в центре и на местах, статистическое ведомство выглядит очень даже целомудренно. Есть, конечно, мелкие «шалуны», но до государственных «воров в законе» им очень далеко.

1) А. Кондауров. На горизонте годы безвременья и лжи. – Forum.msk.ru.28.05.2018. – https://forum – msk.org/material/news/14678470.

1) Это было сказано Мао Цзэдуном в 1972 году во время встречи с президентом США Ричардом Никсоном. Цитата приведена в книге Генри Киссинджера «О Китае».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.