В русле нового времени

С. Меняйло

О стратегических вопросах развития Сибири журналисты издательского дома «Сибирское слово» поговорили с полномочным представителем Президента РФ в СФО Сергеем Меняйло

— Сергей Иванович, в последнее время Владимир Владимирович Путин очень часто подчеркивает, что добиться чего-то можно, если ставить перед собой некие амбициозные цели. Какими они должны быть сегодня для Сибири?
— Мы с вами живем в едином государстве, и все амбициозные задачи сформулированы Президентом страны в майском указе 2018 года, затем уточнены и конкретизированы в национальных проектах и недавнем послании Президента Федеральному Собранию и относятся ко всем регионам. Самое главное для нас сегодня — обеспечить их исполнение, выстроить системную работу. Это конкретные направления с конкретными критериями, параметрами и финансированием. С этими задачами должны коррелироваться и региональные программы.
— Как раз одна из специфик Сибири — проблема миграции. Сибирь ежегодно покидает определенный процент населения, как это остановить?
— Эти процессы происходили всегда: человек волен выбирать для себя место комфортного проживания. Другое дело, что гражданин Российской Федерации должен иметь одинаковые условия жизни на всей территории страны. И Президент поставил такую задачу. При этом не должно быть большой разницы между городом и селом, по крайней мере, в том, что является непременным условием качества жизни сегодняшнего дня — доступность цифровых технологий, тепло- и электроснабжение, транспортное обеспечение, образование, медицинское обслуживание и так далее. Решить эти вопросы комплексно непросто. Но серьезного результата мы можем достичь через реализацию национальных проектов и региональных программ. Прежде всего, нужно сократить отток населения из стратегически важных, экономически значимых для страны регионов. Однако эта работа должна выполняться не только усилиями федеральной власти, но подкрепляться целенаправленными действиями и на региональном уровне. Я уже не говорю о том количестве направлений социальной поддержки, которые Владимир Владимирович предложил в своем послании Федеральному Собранию. Конечно, однозначно ответить на вопрос, прекратит это отток населения уже завтра или нет, невозможно. Но когда действительно будут созданы условия, соответствующие представлению человека о комфортной жизни, я думаю, проблема выбора станет для него не такой острой. Решение определенных задач может и должен, исходя их принципов рыночной экономики, взять на себя бизнес.
— Но бизнес руководствуется в первую очередь собственными интересами: выгодно/не выгодно. И главную роль могут сыграть такие показатели, как удаленность территории или численность проживающих на ней.
— Подобный подход существует. Но эти факторы учитываются в региональных программах по созданию инвестиционной привлекательности, где бизнесу предлагается ряд льгот и преференций. Кроме того, существует принцип концессионных соглашений, социальная ответственность бизнеса, наконец. Надо учитывать и тот факт, что есть инвестиции с длительным сроком возврата. Государство поддерживает подобную бизнес-деятельность различными мерами.
— Поставленным задачам, действительно, требуется качественное исполнение.
— На самом деле это зависит не только от власти. Еще до государственной программы «Земский доктор», а теперь и «Земский учитель» похожие инициативы возникали и воплощались в жизнь на местном уровне. К примеру, в Алтайском крае, в селе Бочкари строят жилье для молодых специалистов, есть свой детский сад, школа, поликлиника, крытая ледовая арена, которая действует круглый год, современное футбольное поле. Подобную политику давно ведет всем известное хозяйство «Ирмень» в Новосибирской области. Можно привести и другие примеры. Конечно, можно сказать, что это частности. Но они есть.
— А что же чиновники?
— Классически любая система управления выстраивается под задачи сегодняшнего дня. Меняются задачи, должна перестраиваться и система. И сегодня она на самом деле совершенствуется, реорганизуется.
— Возможно, в этой связи разговоры о создании «сибирского министерства» не так уж и неуместны? Ведь создано же Министерство по развитию Дальнего Востока.
— Министерство — не панацея. На этой территории действуют и другие конструкции: например, АО «Корпорация развития Дальнего Востока», Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона. У нас также могут действовать и действуют свои региональные конструкции. К примеру, единственная среди всех округов Межрегиональная ассоциация «Сибирское соглашение» и ее исполнительный комитет — коллегиальный орган, существующий не за счет бюджета, как министерство, а за счет отчислений регионов.
— И все же Сибирь — особая территория не только для проживающих здесь, но и для России в целом. Назовем ее «путь к евразийству».
— Экономика не может иметь односторонний вектор развития. Мы не ориентированы конкретно на Азию, но на внешний рынок вообще, в том числе на азиатско-тихоокеанский.
— Для этого Сибири следует все же преодолеть, прежде всего, сырьевое проклятье. Как видится, чтобы всерьез заговорить о пятом и шестом технологических укладах, только программы реиндустриализации, даже весьма успешной, недостаточно.
— Наши ресурсы — природные, минеральные, это не «проклятье», это наше богатство и наше преимущество. И для того, чтобы их добыть, используются новейшие технологии и оборудование, соответствующие самым последним технологическим укладам. Если вы говорите о программе реиндустриализации Новосибирской области, то сегодня она затрагивает уже несколько регионов. Вместе с планом развития СО РАН с учетом приоритетов Сибирского федерального округа она являет собой комплексный проект развития сибирских регионов. Конечно, сиюминутных результатов ждать не приходится, но в итоге это даст мощный импульс развитию науки, технологий, промышленного производства и социальной сферы. И это правильно, когда экономика регионов взаимосвязана.
— Однако уровень регионального взаимодействия порой оставляет желать лучшего: в Новосибирской области создается завод по производству троллейбусов, а Алтайский край закупает троллейбусы в Белоруссии.
— Во-первых, я абсолютно согласен с Президентом, что искусственной конкуренции создавать не стоит. А во-вторых, все, в конечном счете, решает рынок с позиции цена/качество. Купить «свое» — не самоцель. Цель гораздо глубже: купить свое, конкурентоспособное, высокого качества и по цене, которая устраивает. И в этом деле нужна расторопность — желающих заполнить рынок предостаточно. Главное правильно оценить свой потенциал и выбрать направление. Из успешных примеров — Новосибирская система 2ГИС стала уже международной картографической компанией. И сегодня весьма благоприятное время для развития инициатив — политика импортозамещения способствует этому.
Был период, когда каждый регион пытался выстроить универсальную экономику: и машиностроение, и наука, и образование, и сельское хозяйство и т. д. Сегодня мы приходим к тому, что нужна региональная специализация. К примеру, есть такое понятие в сельском хозяйстве, как зонирование, предполагающее, в каких климатических условиях следует выращивать ту или иную сельскохозяйственную культуру, что, в свою очередь, должно определять и эффективность мер государственной поддержки. С этих позиций и нужно принимать решение: выращивать на данной территории рожь или заниматься животноводством. А то ведь, случается, жалуются аграрии: вырастил кукурузу, поскольку это не требовало больших затрат, а ее никто не покупает. Да просто потому, что в том регионе кукуруза никому не нужна, а вот какая-то другая культура очень бы пригодилась. Да и урожай дала бы лучший. Тогда можно рассчитывать и на государственную поддержку.
— Относительно инициатив мы в значительной степени полагаемся на сибирскую науку. Очень много планов по программе «Академгородок 2.0.» Как эта программа может повлиять не только на Новосибирскую область, но и в целом на всю Сибирь?
— Она должна повлиять на многие российские регионы. Поэтому в планах развития — научные центры, комплексное развитие СО РАН с учетом перспектив развития Сибири. «Академгородк 2.0» — часть этого проекта. Этот план во многом соотносится с национальными проектами. Это следует учесть и в планировании конкретных мероприятий, и в решении вопроса их финансирования.
— Что же на самом деле первично: стратегия территории или стратегия страны?
— Стратегия страны с учетом стратегий развития территорий. Вы знаете, что в середине февраля этого года была утверждена Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года. Там даны такие определения, как агропромышленный центр, геостратегическая территория Российской Федерации, крупная и крупнейшая городская агломерация, минерально-сырьевой центр и другие. Кроме того, согласно Стратегии территория страны разделена на 12 макрорегионов, а также для каждого из субъектов Федерации определены перспективные экономические специализации. Существуют и отраслевые программы, межотраслевая кооперация. Лучше всего, на мой взгляд, это можно рассмотреть на примере оборонно-промышленного комплекса. Однако и для этой привычной схемы уже требуются определенные изменения. Например, возможность создания дочерних компаний, чтобы заработанные по оборонзаказу деньги можно было направлять не только на развитие предприятия, но и на выпуск гражданской продукции. Конечно, механизмы эти довольно сложные, требующие изменения и нормативно-правовой базы. И Президент об этом сказал.
— Как, например, законодательно установленный порядок уплаты налогов по месту производства, а по факту — по месту регистрации предприятия. Разве это не влияет на региональное развитие?
— Я бы снова порекомендовал посмотреть на это с общегосударственных позиций. Для государства крайне важна сбалансированность регионов. Но на какие средства? Конечно же, из налоговых и неналоговых поступлений. Ведь если бы в свое время руководство СССР приняло решение эвакуировать заводы и построить новые, скажем, не в Новосибирске, а в другом регионе, то сегодня здесь могла быть совершенно иная экономическая ситуация. Не учитывать этого и заботиться только о собственных региональных интересах недопустимо. Согласен, любой гражданин страны хочет жить хорошо и имеет на это право. Но не только там, где живет, но и там, куда может переехать, или там, откуда приехал и где живут, к примеру, его родители.
— Но не стоит не учитывать при этом и потребностей региона. К примеру, для Сибири крайне важна региональная и местная авиация. Дела у нас в этой сфере и так обстоят не самым лучшим образом. А в Новосибирске хотят ликвидировать аэропорт Северный, который рассматривался как база для отраслевого развития.
— Действительно, был момент, когда мы, к сожалению, потеряли межрегиональную и внутрирегиональную авиацию. Но ситуация меняется. Сегодня из Новосибирска можно улететь во все административные центры нашего округа и в другие регионы. Этому способствует, в том числе, субсидирование авиаперевозок.
Что касается городского аэродрома — разве ему место практически в центре города? Тем более что по назначению он уже не используется. У нас есть мощный транспортный хаб Толмачево недалеко от города. Он вполне может решить проблему межрегиональных, внутрирегиональных и транзитных перевозок, что гораздо рентабельнее, чем содержать еще один аэродром.
Региональная авиация, межрегиональные рейсы для Сибири, безусловно, актуальны. В том числе и вертолетное сообщение в некоторых регионах. Вот будем строить аэродром в Шерегеше. Проектно-сметная документация в этом году уже должна быть готова. И люди не будут летать до Новокузнецка, а потом ехать на автомобиле. Будут приземляться прямо в Шерегеше и — на лыжи. Модернизируем аэропорты Барнаула, Бийска, практически закончили модернизацию в Кызыле.
Будем работать в русле нового времени и его вызовов.

Отчет о встрече Натальи СЕКРЕТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.