Цифровая экономика обещает множество проблем

О предполагаемых достижениях и возможных угрозах реализации проекта цифровизации экономики России

Среди национальных проектов заявлен проект «Цифровая экономика Российской Федерации», созданы органы управления и инфраструктура этого проекта. И хотя структура проекта опубликована только в феврале текущего года, уже в прошлом году началось его финансирование и, возможно, появились первые результаты его реализации. Национальный проект «Цифровая экономика» предполагает широкомасштабное государственное финансирование входящих в него проектов, достижение различных количественных показателей в этой области и максимальную опору на собственные силы в реализации программы. Из 25,7 млрд рублей, отпущенных на все национальные проекты, на его реализацию предполагается потратить 1,635 трлн рублей, что выводит его на пятое место по затратам. Хотя данный проект призван ускорить экономический рост, среди индикаторов результативности макроэкономические эффекты не определены, а экономические и социальные угрозы и риски не указаны.
Экономисты знают, а остальные догадываются, что результатов без затрат не бывает и, с другой стороны, не все затраты и результаты можно выразить в монетарной форме. Поскольку далеко не все последствия проекта можно просчитать, основываясь на доступной информации, его эффективность вызывает вопросы. Кроме того, в идеологию проекта заложен принцип «опоры на собственные силы» и создание максимально автономных систем. Это, несомненно, снижает возможности для международной кооперации и экспорта услуг, создает политические риски.
Доля внутренних затрат в ВВП страны на развитие цифровой экономики до 2024 года должна утроиться. Но какова будет эффективность этих затрат не указано. Как показывает мировой опыт, помимо несомненных выгод развитие цифровой экономики, являясь объективным процессом, обещает множество проблем. Попробуем в этом разобраться чуть подробнее.
Под цифровой экономикой обычно понимается любая экономическая деятельность, связанная с производством, сбытом и потреблением товаров и услуг с использованием цифровых технологий и, более широко — с электронной коммерцией. Синонимами этого понятия являются электронная, веб- и интернет-экономики. Очевидно, что цифровые технологии строятся на получении, обработке, передаче и использовании информации.
Согласно легенде, само понятие зародилось в 1995 году, когда Николас Негропонте (американский информатик греческого происхождения) противопоставил производство традиционных товаров и услуг информационным и указал на преимущество последних, в частности — отсутствие физических характеристик, виртуальность, ничтожную материалоемкость и мгновенное глобальное перемещение продукта.
После головокружительного успеха некоторых стартапов в области цифровой экономики, преодоления кризиса доткомов и, особенно, после того, как капитализация интернет-гигантов сравнялась, а потом и превысила капитализацию крупнейших предприятий традиционных секторов экономики, увлечение цифровой экономикой стало повсеместным. И это при том, что практически все сектора также широко использовали и используют достижения цифровой революции. Появилось множество исследований, посвященных цифровой экономике, ее влиянию на все стороны жизни современного общества и вкладу в экономический рост в отдельных странах и в глобальном аспекте. Из прикладной и академической сферы цифровая экономика шагнула в образовательные процессы, и уже появились учебники в этой области.
Считается, что точками роста и преимуществами цифровой экономики являются новые инструменты для работы с рисками, поскольку возникает множество информационных ресурсов, являющихся источниками «биг дата». Оперативность сбора и передачи информации позволяет вести в реальном времени мониторинг рынков и мгновенно улавливать изменения в поведении их участников. Некоторые горячие головы даже говорят о конце науки, поскольку технологии позволяют получать всю необходимую информацию без проведения эксперимента.
Переход с продаж материальных продуктов на информационные и образовательные продукты существенно увеличивает долю услуг в выпуске компании, а удобный интерфейс и сервис привязывают потребителя. Перенос бизнес-деятельности в онлайн резко снижает, если не ликвидирует полностью необходимость в посредниках и агентах. Экономика массовой продукции уступает место штучным индивидуальным товарам по онлайн-заказу клиентов. Предполагается, что использование цифровых технологий резко усиливает конкуренцию на национальном и международном уровне. Но многим ли это понравится?
Наконец, поскольку информация не исчезает при потреблении и, с другой стороны, не очень долго остается полезной, существенно изменяется оценка активов и система ценообразования вообще.
Формирование и развитие цифровой экономики создает ряд проблем. Прежде всего, доступность информации и создание более эффективных технологий ее обработки и использования в принципе должны снизить транзакционные издержки и повысить гибкость и эффективность экономики. Но этого может и не произойти, если параллельно не отмирают прежние технологии работы с информацией и растет доля транзакционных издержек за счет увеличения затрат на защиту информации, оценку ее достоверности и др.
Вторая проблема заключается в том, что, как и любое массовое технологическое новшество, цифровые технологии требуют специалистов новых профессий и новых компетенций, но одновременно делают ненужными многочисленные группы занятых в традиционных видах деятельности, что вызывает сопротивление и протесты. Нехватка таких специалистов, как программисты, маркетологи, аналитики и др., не компенсирует ликвидацию многих других рабочих мест и вызывает рост дифференциации доходов и новую бедность.
Известно, что создание новых каналов передачи и средств обработки информации одновременно создает возможности для дезинформации и манипулирования информацией. Обостряется проблема выбора массивов данных для работы. Необходимо постоянно определять, какие данные следует искать, проверять, хранить и анализировать, а какие нужно просто игнорировать. Эта проблема обостряется, когда происходит сокращение времени между поступлением данных и принятием решений.
Особую проблему представляет безопасность данных, поступающих из внешних источников. Традиционно считаются данные надежными, а факты достоверными, если они подтверждаются из трех независимых источников. Но сегодня создание множества якобы независимых между собой источников информации уже представляет скорее техническую проблему. Вообще проблемы превращения информации из продукта в товар и социально-экономических последствий этого процесса требует отдельного исследования и обсуждения.
Цифровая экономика меняет экономику в целом. Например, на бирже торгуют во все большей степени не люди, а роботы. Они могут реагировать на изменение конъюнктуры много быстрее, чем люди, поскольку в них заложены современные алгоритмы расчета доходности и рисков. Но происходит ли в результате действительно снижение неопределенности и рисков на финансовых рынках? Ответ скорее отрицательный.
Развитие цифровой экономики (доступность данных и скорости их обработки) ведет к ощущению безграничных возможностей в выработке и принятии наилучших решений. Более того, создается иллюзия того, что решения, принимаемые в режиме реального времени, могут быть свободны от ошибок. Встречаются даже высказывания о том, что экономическая наука, социология и некоторые другие науки уже не нужны, поскольку технология принятия решений шагнула далеко вперед. Но сами модели и аналитические платформы могут не отражать реальные изменения, происходящие в экономике, и всегда останется проблема совершенствования не только аналитического аппарата, новых методов подготовки, свертки и агрегирования данных, но и понятийного аппарата и оценки тесноты связей между параметрами системы. Поскольку сама система быстро меняется, с новой силой звучит вопрос о том, действительно ли прошлое определяет будущее и в какой степени мы способны его определять.
Так как методики работы с информацией и технологии принятия решений у большинства пользователей будут идентичны или близки, то возникает вопрос о возможности и даже неизбежности «эффекта толпы», или, иначе говоря, паники, вызванной внезапным изменением ситуации на рынках, особенно финансовых.
Успешность проекта по цифровизации российской экономики базируется на предположении о том, что правительство имеет цели, которые можно выразить в количественной форме. Тогда оно максимизирует степень достижения целей в условиях известных ограничений и заинтересовано в выборе инструментов, минимизирующих издержки осуществления политики. Но это далеко не всегда так, поскольку опять-таки присутствует политический фактор.
Цифровая экономика предполагает, что люди во все большей степени работают с количественными данными и избегают использования качественных характеристик при принятии решений. Если в частном бизнесе существуют более-менее эффективные инструменты оценки соизмерения затраты-выгоды и возможность оперативной корректировки KPI, то в государственном секторе использование управления по целям затруднено. Главная причина состоит в том, что в частном бизнесе KPI устанавливается руководством для подчиненных, а в государственном разрабатывается ведомствами и их подразделениями. При этом, если в частном бизнесе главное — достижение цели, то в государственных структурах — сохранение контроля.
В России большая часть успешных проектов в области цифровой экономики была реализована практически без государственного участия, и по мере усиления роли государства в экономике число успешных проектов скорее снижалось, а их эффективность падала.
Цифровизация экономики в большинстве стран мира, включая Россию, является продуктом частного бизнеса, но представляет большой интерес для государства. Прежде всего, деятельность государства — это, по большей части, предоставление услуг и работа с информацией. Во-вторых, успехи в цифровизации экономики считаются показателем успешности национальной экономики и работы государства.
Хотя утверждается, что проект согласовывался с профессиональным и экспертным сообществом, представляется, что цели государства превалировали. Поэтому вопрос о том, приведет ли цифровизация российской экономики действительно к росту эффективности и ускорению экономического роста в России, остается актуальным и открытым.
Многие из заявленных результатов вполне достижимы и могут принести несомненную пользу. Например, это относится к созданию единой электронной картографической основы или повышению широкополосного доступа домохозяйств и учреждений к сети интернет. С другой стороны, смогут ли российские граждане иметь доступ к ресурсам Всемирной сети — это вопрос. Наконец, идеология проекта явно нацелена на взращивание отечественных чемпионов, а наш опыт в этой области далек от позитивного.

Владимир Клисторин,
доктор экономических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

  1. Доля внутренних затрат в ВВП страны на развитие цифровой экономики до 2024 года должна утроиться. Но какова будет эффективность этих затрат не указано. Как показывает мировой опыт, помимо несомненных выгод развитие цифровой экономики, являясь объективным процессом, обещает множество проблем. Попробуем в этом разобраться чуть подробнее.