Финансовая индустрия и два доллара

А. Моисеев

В конце мая 2019 года в московском отеле «Ритц-Карлтон» состоялось вручение Международной банковской премии имени П. А. Столыпина

Награды получили два наших земляка: президент Новосибирского банковского клуба Владимир Женов «За личный вклад в развитие экономики России» и генеральный директор новосибирской МКК «Ваш инвестор» Борис Комендантов «За развитие микрокредитования».
Вот именно с этой позитивной ноты я посчитала правильным начать разговор с Владимиром Гавриловичем, участвовавшим в работе прошедшего днем позже и ставшего значимым в истории Ассоциации банков России событии — 37-м общем собрании этой организации, впервые обозначенном как I съезд Ассоциации. Думаю, погрузиться в эту тему будет небезынтересно не только представителям этой профессиональной сферы, но и тем, чей бизнес во многом зависит от ее самочувствия, правил и порядка их исполнения — по сути, всем.
Формально ключевой темой съезда было заявлено обсуждение участия банков в решении поставленной Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным задачи обеспечения ускоренных темпов экономического роста. Однако разговор о ключевых проблемах развития банковской системы был начат уже докладом председателя Совета Ассоциации банков России, председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолия Аксакова. Первая и самая мощная из них — развитие конкуренции. «Мы считаем, что от требований к размеру капитала целесообразно отказаться, поскольку оно является ограничителем для участия в конкурсах, тендерах, госзакупках и так далее. То есть дать больше равных возможностей участникам рынка», — констатировал г-н Аксаков. А также поделился наблюдением как представитель законодательной власти: регулируют банковско-финансовую сферу 61 документ и 28 законов, которые прямо противоположны друг другу и направлены не на развитие конкуренции внутри нее, а на ее уничтожение. «Фактически мы теряем банки с базовой лицензией, которые делают доброе дело во всех регионах, не давая им никаких конкурентных преимуществ и возможности нормального функционирования. Финансовый комитет постоянно высказывает пожелание ЦБ, чтобы подход к мотивированному суждению менялся, и чтобы это действовало не сверху вниз, а, наоборот, — от клиента, как это и положено», — категоричен Аксаков.
Ключевой он считает и проблему перехода строителей на новые условия финансирования — направление этого сложного и ёмкого процесса в цивилизованное финансовое русло. Несмотря на то, что ЦБ и Минфин расширили список банков, имеющих право работать в этом пространстве, «думцы» по-прежнему надеются на решение проблемы допуска всех банков как участников рынка к выдаче гарантий по 223 ФЗ в русле развития национальной рейтинговой культуры. «Перед нами стоит задача снизить так называемую полную долговую нагрузку на заемщика и показать ее сущность, природу и самое главное — объективные данные о ней», — уверен докладчик.
А вот вопрос о допуске банков к информации по их клиентам является болезненным, кажется, не только для банкиров, стремящихся во имя снижения собственных кредитных рисков располагать всей подноготной о своих заемщиках от МВД, Пенсионного фонда и так далее. По мнению Аксакова, с которым многие правоведы наверняка поспорили бы, действия этих структур, оберегающих собственные базы данных, вступают в противоречие с решениями о создании в стране цифровой экономики. В особенности на фоне того, что сама банковская система уже вплотную подошла к внедрению новаций такого рода: развитие банковской цифровой системы, системы быстрых платежей, создание консолидированной системы финансово-кредитной сферы с такими институтами развития, как ВЭБ, Дом.ru, МСП Банк, в частности — в области сертифицированных кредитов и так далее.
Ну и, конечно же, не обошлось без напоминаний о назойливо-банальном: сокращении издержек в банковской системе (хранение информации, увеличение анализа отчетности, увеличение ежедневной, ежемесячной, ежеквартальной отчетности).
Заместитель министра финансов Алексей Моисеев как лицо должностное приблизил желаемое к действительному: всякого рода национальные рейтинги, необходимые для расчета различных показателей при допуске банков на тот или иной рынок, правительством поддерживаться будут, однако, чтобы снизить риски, опираться Минфин будет по-прежнему на размер капитала. При этом не ослабнут, если не наоборот, и требования к заемщику: дорожная карта развития ипотеки в России будет пересмотрена, если и не в сторону увеличения размеров первоначального взноса, то, во всяком случае, никак не без него.
«Нам кажется, что банкам стало жить чуть веселее, — позитивно начал свое выступление председатель правления банка ВТБ Андрей Костин. — Ужесточение надзора — это, конечно, правильно, только строиться отношения между ЦБ и прочими банками должны не по схеме «Том и Джерри» и не «Маша и медведь», а на партнерской основе».
Авторитетный банкир авторитетно же заявил, что участие в национальных проектах следует рассматривать как гражданский долг. Однако обязанности не исключают прав. Откуда возникла эта странная идея запретить банкам с госучастием покупать другие банки? Не будет ли это означать, что одним банкам расширять поле деятельности можно, а другим — нет? «Мы купили банков всего на 450 млрд, а ЦБ за год — на 6,5 трлн, и никто его в этом не упрекает. Если уж и вводить ограничения, то они должны касаться всех без исключения», — справедливо констатировал Андрей Леонидович.
Как, например, расчет полной долговой нагрузки на одного заемщика из разных источников, о чем уже говорилось на съезде. Это действительно очень важный критерий, поскольку ни один банк не знает, сколько и скольким на самом деле должен заемщик: 2—5 банкам или более. Обременены же банки невероятным количеством разных видов отчетности, список которых, кстати, пора бы уже пересмотреть. А вместе с ними и подходы к прогнозам ЦБ: только по, как правило, позитивным прогнозам о повышении или понижении процентных ставок и курсов валют к концу года судить трудно. Стратегически необходимы и негативные прогнозы.
Вице-президент Альфа-банка Владимир Сенин подхватил эту тему: «Давайте зададим вопрос присутствующим здесь Минфину, ЦБ, Комитету по финансовым рынкам: а есть у нас в России вообще финансовая стратегия или нет? Пора определиться и подключить Ассоциацию банков России к ее разработке».
Не сняты с повестки дня и другие серьезные вопросы. Исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев заострил внимание на том, что банки и бизнес, вовлеченные в реализацию национальных проектов, по-прежнему не испытывают на себе отсутствие межведомственного взаимодействия при координации этих проектов. Более того, «до сих пор нет ни законодательных основ вовлечения банков в эти проекты, ни преференций. Например, регулирование специнвестконтрактов — допускается к ним сугубо ограниченный круг банков. Реальная защита инвестиций не осуществляется. У нас нет мер контрналоговых направлений хотя бы до 25—30-го года, чтобы понять, что банки получат за вложения в нацпроекты», — конкретен председатель РСПП.
Кредитные организации одна за другой лишаются лицензий, а чем при этом занимаются в регионах институты развития помимо ВЭБа? Например, фонд развития инноваций при Министерстве образования? Трудный вопрос…
Мы понимаем, что ЦБ избавляется от балласта, — соглашается Мурычев, но никто при этом не проводит оценку социальных последствий такого рода санации для регионов и отдельных городов. И оценку квалификации работников.
Ответов на большинство из поставленных вопросов, конечно же, ждали от главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, которая сразу же подняла банковскую сферу на невиданную доселе высоту: «Мы считаем, что Ассоциация — это голос нации в финансовой индустрии». Но, как говорится, и нас понять можно: основные риски, волнующие ЦБ, — это ипотека. С одной стороны, жилье дорожает (за год примерно на 25%) из-за доступности кредита. Рост цен подталкивает людей к потребительскому кредитованию — за год эти объемы выросли примерно на 9%. Чрезмерно высоки и темпы розничного кредитования — за прошедший год на 24%. Плюс валютизация вкладов: население перекладывается в валюту, за прошлый год на 2% — это много. Граждане опасаются осуществлять долгосрочные вклады.
Каков план реагирования ЦБ? Внедрение безотзывных вкладов — безотзывных сертификатов с повышенной ставкой хотя бы на пять лет.
Еще раз подчеркнула, возвращаясь к росту, будет «охлаждение» роста кредитования физических лиц, а в октябре — ввод коэффициента для банков полной долговой нагрузки на заемщика. «Думаю, будем повышать первоначальный взнос на ипотеку. У нас более 40% ипотечных заемщиков с первоначальным вложением менее 20%. Это риск. Во многих странах без первоначального взноса ипотека запрещена. Мы полностью приветствуем внедрение национальной рейтинговой системы, но будем еще вводить жесткую оценку кредитоспособности заемщика. В первую очередь инвестиционных заемщиков высокого класса. Будем стимулировать банки, а не регулировать их. Будем поддерживать банки с базовой лицензией, их у нас всего 142. У них должны быть устойчивые бизнес-модели, чего им, к сожалению, не хватает».
Прозвучало еще немало «будем»: рассматривать особый порядок для формирования резервов, создавать реестр всех залогов, обеспечивать равный доступ всех банков к госсредствам и к информационным данным, формировать цифровой профиль банка и заемщика, менять культуру надзора во имя партнерства, стимулировать, а не регулировать его. А еще было обещано не повышать количество проверок, а подумать над вопросом разработки стратегии надзора как деятельности, готовой к активному и открытому диалогу. Для членов ассоциации — сформировать на базе ЦБ платформу для обмена данными о киберугрозах.
…Участники съезда разъехались с общим воодушевлением, но каждый с собственными впечатлениями.
Владимир Женов: финансовый ландшафт меняется сквозь призму времени. И ЦБ, и Минфин стали обращать внимание на запросы банков. Диалог очевиден, это важно. И, конечно, резюме «по-женовски»: «идет революция, но жаль, что медленно, жаль, что муторно»…
Моё обывательское: шагая на встречу с Владимиром Гавриловичем, завернула в один устойчиво авторитетный банк за одним долларом. Без проблем! — приветливо улыбнулась мне кассир. Комиссия — 250 рублей… Банки обязаны предвосхищать риски и покрывать собственные издержки. Но осадочек-то остался…
Владимир Гаврилович, добрая душа, избавил от досады, подарив мне двухдолларовую купюру не только редкого достоинства, но, согласно многочисленным мифам, «приносящую счастье и успех». Что и подтверждено ее на самом деле счастливой судьбой в кошельке прежнего владельца.
…Проблемы решаемы. В том числе финансового порядка.

Наталья СЕКРЕТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.