Про загадочный край я тебе расскажу…

Ну, кто станет спорить с тем, что каждому россиянину надлежало бы знать достопримечательности своей страны, а конкретно сибиряку — Сибири

У Владимира и Татьяны Женовых в пользу этого суждения немало аргументов. Представляем их единым эмоциональным монологом.
В России столько прекрасных, неизведанных мест, что знакомств с ними хватит на целую жизнь. Мы выбрали маршрут по Енисею. И не пожалели об этом. Эмоций, впечатлений и мыслей это путешествие дало нам в избытке.
Все началось с Красноярска, откуда мы и должны были отплыть на судне «Александр Матросов» до Дудинки. Город запомнился нам многими мелкими деталями, олицетворяющими его суть. Например, часы на мэрии скрупулёзно отзванивают каждые 15 минут, а полдень провозглашает пушечный выстрел с Караульной горы.
Здесь открылись новые реальные штрихи к любимому произведению «Юнона и Авось». Замечательное судно-музей «Святой Николай», навечно пришвартованный к пристани, примечательно тем, что цесаревич Николай II, возвращаясь из Владивостока по суше и дойдя до Красноярска, переправился на этом судне. Его каюта сохранена в том виде, когда он располагался в ней.

Петербургские мотивы Норильска

Плыл на этом корабле в Шушенское и Ленин. А еще в Красноярске есть единственный в мире музей Николая Петровича Резанова, где собраны его вещи, фотография его возлюбленной Кончиты. Удалось побывать и в родном селе уважаемого писателя Виктора Астафьева Овсянка — словно прикоснуться к его душе… Впервые побывали на Красноярских «Столбах»: у лестницы на самый верх — аж 317 ступеней.
Словом, Красноярск дышит историей освоения и развития Сибири и тоже строит амбициозные планы быть её столицей. И можно по-разному относиться к этому факту, но вот величие и захватывающую красоту могучего Енисея, которая так манит иностранных туристов, заранее представить было просто невозможно. На самом деле Енисей — это состояние души, это широта, простор, необыкновенная сила — это Россия. Мы с удивлением узнали от капитана судна, что река эта и есть граница между Восточной и Западной Сибирью — правый и левый берега соответственно, если двигаться вверх по течению. Вот такой логичный водораздел. Примечательно, что люди, населяющие берега Енисея, называют себя русскими сибиряками.

Не страшно потерять умение удивлять, страшнее потерять умение удивляться

Особая экзотика — «посудина» «Александр Матросов», построенная в 1954 году и всё ещё не списанная по возрасту и износу. Каютой класса «люкс» этого плавучего «мамонта», в которой селились в прежние времена Борис Ельцин, Николай Патрушев, можно только умилиться.
Однако о главном. Енисейск, Туруханск, Игарка, Дудинка… Эти географические названия манили с детства, особенно после прочтения книги о ссылке Сталина в Курейку — прямо на Полярном круге. Нам удалось побывать практически во всех перечисленных городах и увидеть множество сёл на высоких берегах Енисея с весьма романтичными названиями: Ярцево, Верещагино, Атаманово, Потапово, Ворогово, Бахта. И грустно было осознавать, что сёла эти постепенно обезлюдевают и медленно умирают. А тех, кто всё же проживает в них, закоренелые горожане считают счастливыми: живут в единении с природой по её законам. И всё еще очень много староверских сёл, половина из которых не учтены.
Увидели знаменитый Казаченский, Осиновский пороги и очень удивились, что осталось всего два судна пассажирского флота, хотя для этих мест этот вид транспорта жизненно необходим и практически не имеет альтернативы с точки зрения коммуникации и транспортной логистики. Когда проходили мимо Туры — географического Центра России, иностранцы изумленно таращили глаза. Они ведь думали, что Енисей — это далёкая окраина мира. А им объяснили, что Россия — это до Камчатки.
Отрадно, что ещё осталось в этих местах немало людей, всеми силами старающихся сохранить наследие Севера: в Игарке есть потрясающий музей вечной мерзлоты.
Фрагмент трагических страниц истории — музей ЗК отряда № 503, строившего знаменитую дорогу Игарка — Салехард. Вызвало улыбку, что оба музея находятся по адресу: улица Большого театра, 15, А. Но совсем не смешно вспоминалась «Баллада о спасенной тюрьме» Александра Городницкого. В 1962 году горела старая деревянная Игарка:

В огне кипело что-то и взрывалось,
Как карточные — рушились дома,
И лишь одна пожару не сдавалась
Большая пересыльная тюрьма.

Горели рядом таможня и почта,
И только зэки, медленно, с трудом,
Передавая вёдра по цепочке,
Казённый свой отстаивали дом.

Енисей-батюшка, тайга-матушка

И отстояли, и вернулись в него все до единого.
А вот у памятника Сталину в Курейке история особая.
Прежде ему «отдавали честь» гудками все проходящие здесь судна. В известные времена его свергли с пьедестала. Позже нашелся бизнесмен, который был готов восстановить памятник, но разрешение власти на это не получил, и памятник так и остался валяться на земле. Как олицетворение благочестия — монастырь на высоком берегу Енисея в Туруханске. Всего два монаха. Покой и величие.
А Енисей всё шире и шире, местами до пяти километров между берегами. И вот он, Полярный круг с белыми ночами. Получили грамоты за его пересечение, выпили шампанского. Несмотря на то, что мы уже пересекали его в разных местах не однажды, на сей раз это было как-то особо трогательно.
Дудинка — входные и выходные ворота Севморпути — поразила выносливостью живущих и работающих там людей. В июле кое-где ещё лежали снег и лёд от весеннего ледохода, ещё приводились в порядок портовые сооружения, железнодорожные пути, а зима уже снова не за горами…
Произвела впечатление Дудинка и великолепным интерактивным музеем народов Севера, рукотворными памятниками малых народов. В этом — широта души, патриотизм северянина. А вот Норильск показался городом-парадоксом: город-красавец среди абсолютного хаоса и бесхозяйственности. Буквально в ста метрах от центра — куски старых труб, проржавевшие автомобили.

«Затерянный мир» Плато Путорана: уфологам к размышлению

И на фоне этого — здания поразительной красоты, питерское барокко, выкрашенные в разнообразные, радующие глаз цвета. Увы, этот разительный контраст и есть Россия.
Побывали на так называемой Норильской Голгофе — в старом Норильске. Памятники немцам, финнам, латышам, полякам, японцам, но не заметили ни одного русского. Думается, им памятником — весь Норильск.
Жили в поселке Талнах. Это один из микрорайонов Норильска, фактически дачный, где неказистые домишки чуть ли не из фанеры стоят многократно дороже городских квартир по причине близости к природе.
Ещё одно захватывающее приключение — путешествие на небольшом катере по рекам Норилке, Талой, озерам и реке Лама. И вот чудо природы, «затерянный рай», как и всё плато Путорана — озеро Лама (Большое море). Это горы в снежных шапках, белые ночи, таинственное сияние, туман, строящий на поверхности озера самые разные фигуры прямо на глазах, это чистейшая вода, которую мы набрали и пили на обратном пути, это необыкновенной красоты водопады. Словом, это одно из необыкновенных мест на земле, которое требует изучения, обихода и внимания.
Нам показалось, мы прикоснулись к некому таинству — к истории не только Сибири, но и всей страны. Именно в этом, самом близком путешествии сложилось для нас все, чего ожидает заядлый и пытливый путешественник, — незабываемые встречи с красотами природы, историей и людьми.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.