Стоит ли готовить кадры для инновационных предприятий?

Как известно, темпы развития конкурентоспособного производства определяются скоростью внедрения новшеств (продуктов, технологий, коммуникаций). Какую роль в этом развитии играют люди? Нужны ли особые кадры для инновационного развития? И кто должен готовить такие кадры?

Все эти вопросы возникают не случайно, поскольку для того чтобы готовиться к современному производству, формировать кадры, такое производство уже должно быть. Иначе мы будем готовить сверхквалифицированные кадры для несуществующего производства, что чревато последствиями разного рода, от психологических проблем разочарованных личностей до утекания кадров к нашим конкурентам с потерей затраченных на образование ресурсов. Получается, что готовить инновационные кадры имеет смысл к конкретному производству, претендующему на инновационное развитие. Но кто решится создать новое производство, задать принципиально важные ориентиры, если он не имеет адекватных компетенций? Кажется, что это логический парадокс, безвыходная ситуация. Что здесь «лошадь», а что «телега»?
Вспоминая периоды индустриализации в разных странах, от довоенного СССР до послевоенной Японии, мы замечаем, что в начале стоит идеология развития и амбициозные лидеры, которые провоцируют начало инновационного движения. Но драйвером, «лошадью» этого движения выступает производственный процесс, например, производство тракторов и станков в СССР, легковых автомобилей в США, велосипедов в Японии, доменных печей в Китае и т. д. Идеология позволяет принимать рисковые решения, но не может готовить кадры и обеспечивать новое производство современными технологиями.
А еще надо учесть ситуацию международного разделения труда, в которой каждая страна играет свою сложившуюся роль, имеет те или иные рынки сбыта продукции и сферы влияния. Для России сегодня это, как минимум — производство оружия, атомных станций и продуктов сельского хозяйства (особенно зерна). Можем ли мы сегодня претендовать на большее, открывать более широкий диапазон инновационных продуктов и технологий? И нужно ли?
На мой взгляд, как директора ООО «Фарадей», учредителя ЧУДО «Школа НООГЕН» и научного руководителя МАУ «Городской центр проектного творчества» (руководитель Андреева Н. А.), занимающегося подготовкой современных инженерных кадров, начинать надо с дошкольного возраста и формировать компетенции в очень широком диапазоне. Однако отдаленность детей от потребностей производства рождает много иллюзий, мифов и заблуждений, формирует ложное мировоззрение, на основе которого молодые люди не могут понять, куда им идти учиться, чем им предстоит заниматься, что их на самом деле ждет в будущем. И дело даже не в профессиональной ориентации. Выбрать профессию можно, если захотеть или если пришло время зарабатывать. Дело в представлениях о производстве как целом, в котором ты участвуешь. Молодые люди живут мифами о большой зарплате, которую им должны платить, и в гораздо меньшей мере думают о прибыли, которую он должен приносить работодателю. Работника не интересует, сколько денег было затрачено на производство вещей, и за какие деньги эти вещи удалось продать, и какие при этом были издержки. К сожалению, образовательный процесс в школе, колледже и вузе не формирует адекватных представлений о производстве. Рождает иллюзию, что можно больше взять от производства, если хорошо устроиться, чем дать для производства. Отсюда — низкая производительность труда и большие ожидания по зарплате.
Проблема эффективности производительного труда является ключевой для России именно потому, что нет хорошей производственной ориентации. Что для этого можем сделать мы? Очевидно, что для формирования инженерных кадров нужна соответствующая производственная среда, постоянно нуждающаяся в новых продуктах и требующая новые продукты. Но при чем здесь школьники — подростки? Они этой среды не видят и о ней не знают, даже если бывают на скоротечных экскурсиях. Значит, надо создать специальное для подростков инновационное предприятие, в котором они участвуют непосредственно как его работники. И это не в виде предпринимательской пробы со всеми вытекающими проблемами, а настоящее организованное производство с прозрачной структурой движения материалов, средств производства, кадров, прибылей, расходов и доходов. Но в какой сфере подростки могут быть наиболее конкурентоспособны по сравнению со взрослыми? Конечно, в сфере производства детских игрушек. Так родилась идея Детской фабрики игрушек как производственной системы для подростков. Места, где можно сделать свою первую производственную пробу. Но чтобы стать работником фабрики, надо получить нужную квалификацию, стать компетентным работником в рамках производственной линии.
Очевидно, что подросток, получивший высокую производственную пробу, успешно принесший прибыль фабрике, будет принципиально иначе дальше получать образование. Быстрее избавится от иллюзий разного рода, связанных с издержками общего и профессионального образования, будет понимать, к чему надо стремиться, чтобы быть востребованным на рынке труда.
Летом этого года из теоретических построений идея ДФИ начала воплощаться в жизнь. Это стало возможным благодаря двум обстоятельствам. Первое — ее поддержали учредитель компании «ТИОН» Дмитрий Трубицын и его команда. ЦМИТ «Zoomer» — один из инициированных этой командой образовательных проектов — стал площадкой для прототипирования игрушек и освоения старшеклассниками навыков работы на станках с ЧПУ: лазере, 3Д-принтере, фрезере и др.
Второе обстоятельство — поддержка идеи подготовки кадров из числа ребят, увлекающихся инженерией, Фондом президентских грантов. Так, уже в июне прошли курс «Промышленный дизайн» 25 ребят, которые и стали первыми сотрудниками Детской фабрики игрушек.
У ЦМИТ «Zoomer» легендарная история, 5 лет здесь обучают ребят работать в сложных программах, которые позволяют освоить станки с ЧПУ. На счету у ребят, прошедших в ЦМИТ «Zoomer», многочисленные победы на конкурсах и олимпиадах, в том числе НТИ. Но инновации не стоят на месте. И ЦМИТ «Zoomer», получивший новый производственный импульс и «производственную рамку» для образовательных задач, как бы это обозначили методологи, настраивается на долговременную и продуктивную работу на благо нашего города. Ведь игрушка — это инструмент мышления ребенка, и, «настроив» этот инструмент на правильную ноту, можно рассчитывать на подлинный диалог ребенка с городом.

Геннадий Асирьянов,
директор ЦНИТ ZOOMER

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.