Эпоха прожектеров не окончена?

Ухищрения, уловки и планы, чтобы нажить деньги, по-прежнему в моде

Термин «эпоха прожектеров» придумал автор Робинзона Крузо Даниэль Дефо, который помимо других произведений написал в 1697 году специальное эссе «An Essay on Projects». Он писал, что «около 1680 г. искусство и секрет прожектерства начали выползать на свет», и считал, что никогда прежде Англия не была столь наполнена людьми, предлагавшими различные проекты, особенно в части ведения торговли и государственных учреждений. Большая часть идей, говоря его словами, умирала в момент рождения, «подобно недоноскам мозга», но это не останавливало других, «ежедневно выдумывающих новые ухищрения, уловки и планы, чтобы нажить деньги, о которых прежде никто не знал».
К таким людям, так же, как и к их идеям, Дефо относился крайне отрицательно: «Есть люди слишком хитрые для того, чтобы сделаться в своей погоне за золотом действительными преступниками. Они обращают свои мысли на известные скрытые виды уловок и обманов, просто иной путь воровства, такой же дурной, даже более дурной, чем остальные, так как они увлекают под прекрасными предлогами честных людей отдать им свои деньги и следовать их указаниям, а затем ускользают за занавес какого-нибудь безопасного убежища и показывают длинный нос и честности, и закону». Он отделял тех, кто рисковал жизнью и имуществом, от тех, кто взваливал риски на других и только присваивал выгоду.
Разумеется, среди прожектеров встречаются люди честные, удачливые и неудачники. Но Дефо считал, что «подобно тому, как гусей всегда больше, чем лебедей, они всегда составляют меньшинство». Следует специально отметить, что он четко отличал добросовестных бизнесменов от прожектеров, а мошенничество от честного бизнеса, даже если это была работорговля. Впрочем, в этой работе он сам предложил ряд проектов, которые способствовали развитию всех сторон жизни общества — от ведения бизнеса до учреждения академии и нормализации языка. Короче, он предлагал королю Вильгельму бороться с прожектерами путем реализации его проектов.
Дефо считал прожектерство чисто английским явлением и писал, что французы не столь плодовиты в отношении изобретений и измышлений всяких средств, как англичане. Возможно, он считал так потому, что предпринимательство в Англии в то время охватило существенно большую часть общества, нежели в других странах. Возможно также, что прожектеры в Англии обращались преимущественно к частным лицам. Но он был неправ, поскольку в других странах в те времена подобных людей водилось в избытке. Так, в той же Франции они получали специальные обозначения и прозвища. Они буквально кишели вокруг всех королевских дворов Европы. Несомненно, к их числу следует отнести Джемса Лоо, графа Калиостро, Лессепса и множество их предшественников и еще более многочисленных последователей.
Важным обстоятельством является то, что могли поверить в «прожекты» не только так называемые простые люди, но и весьма искушенные, в том числе и монархи. Известно, что Петр I намеревался вызвать в Россию упомянутого Джемса Лоо с той же целью, а именно организации эмиссии бумажных денег, обеспеченных акционерным капиталом некой компанией, занимающейся колониальной торговлей. Значит, дело не только в наивности и легковерии, а еще и в том, что можно извлечь пользу из финансовой пирамиды, которая с помощью государства может приобрести устойчивость и превратиться в вечный двигатель.
Так что другие страны, включая Россию, не являлись исключением в части генерации проектов и прожектов. В периоды быстрого роста и социальных катаклизмов количество прожектеров росло. Прожектеров следует отличать от мелких жуликов и ловчил. Так, прожектером, несомненно, был подпольный миллионер А. И. Корейко, а вовсе не Остап Бендер. Для прожектеров послереволюционное время действительно было золотым. Дикие идеи, такие как всеобщая милитаризация труда Л. Д. Троцкого, отмена налогов и переход к эмиссионному финансированию расходов бюджета, переливание крови как средство омоложения организма и создание кровных уз в советской стране А. А. Богданова и многое другое, вплоть до создания нового языка, литературы и пролетарского искусства.
Собственно, весь советский период можно рассматривать как непрерывную цепь проектов. Недаром закрепилось словосочетание «советский проект».
Период перестройки и гласности породил бесчисленное количество проектов реформирования всего и вся. Редакции научных и не только журналов были завалены такими идеями, которые получили специальное название «доцентских писем» и подлежали немедленному препровождению в мусорную корзину.
Но поистине эпохой прожектеров следует признать конец 1980-х и начало 1990-х годов. Мало того, что в законодательстве были зияющие дыры и множество противоречий, сами законы часто не исполнялись. Экономика, впрочем, как и политика, превратилась, как выразился один из проницательных публицистов, в экономику физических лиц. Еще в СССР создавались под видом кооперативов финансовые компании и банки, которые фактически приватизировали оборотные средства множества предприятий и собирали средства населения. В условиях тотального дефицита множились товарно-сырьевые биржи, по числу которых наша страна обогнала остальную планету. Не отставало и государство, выпускавшее талоны на покупку автомобилей и т. д.
В те времена чиновники покупались легко и за очень скромные деньги. Это создавало питательную почву для прожектеров. Банки осаждались людьми, предлагавшими за скромные комиссионные устроить депозит из средств министерств в триллион рублей, вывести капитал за границу или организовать компанию в прессе с целью утопить конкурентов или привлечь инвестиции. Можно вспомнить АО МММ или банк «Чара», бесчисленное количество акционерных обществ по всем регионам страны. Разумеется, большие состояния делались на скупке акций приватизированных предприятий и путем скупки земельных паев и последующей спекуляции ими. Гиперинфляция начала 1990-х чрезвычайно способствовала тому, что люди несли деньги в подобные предприятия, тщетно пытаясь сохранить накопления и, при возможности, их преумножить. Истории успеха тиражировались и множились со сказочной быстротой. Наступила отечественная эпоха грюндерства, когда учредители компаний (грюндеры) стремительно богатели.
Помимо упомянутых выше проектов, адресованных преимущественно физическим лицам, были авантюристы, предлагавшие свои проекты по повышению доходов региональных и местных бюджетов и погашению их задолженности. Появились различные вексельные схемы, и страна была наводнена денежными суррогатами. Вера в чудодейственную силу финансовых инструментов дошла до того, что в деловых разговорах первым вопросом было предложение изложить финансовую схему.
Относительная нормализация экономической ситуации начала 2000-х
объяснялась не только долгожданным принятием Гражданского, Налогового и Бюджетного кодексов и началом восстановительного роста, но и постепенным усилением роли государства в экономике. Нормализация заключалась не только во внедрении работы по правилам, но и закрытии множества лазеек в законах, упрощении законодательства и ужесточении контроля за деятельностью региональных и местных властей со стороны федеральных ведомств.
Но явное укрепление государства и его роли в экономике не отменило феномен прожектерства. Более того, теперь прожектеры ринулись в органы власти с прежними целями — путем реализации собственных проектов получить богатство и статус. Этому немало способствовало и то обстоятельство, что проектная идеология и проектное мышление рассматривались как вершина управленческой мысли и насаждались, начиная чуть ли не со средней школы, и полностью захватили органы власти всех уровней. Проектный анализ представлялся необычайно конкретным и убедительным обоснованием управленческих решений по двум причинам. Во-первых, оценить конечные результаты и риски реализации проекта совсем непросто, а во-вторых, кулуарный стиль принятия решений препятствовал полноценной экспертизе проектов. Принятие и реализация решений в стиле спецопераций — манна небесная для прожектеров.
Нынешний период развития страны характеризуется, помимо прочего, двумя обстоятельствами. Прежде всего, явно снизился образовательный и интеллектуальный уровень в стране и особенно в регионах, поскольку оптимизация и экономия на науке и высшей школе привели к разубоживанию уровня подготовки кадров. Во-вторых, отрицательный искусственный отбор постоянно выносил наверх людей карьерных, несамостоятельных и легковесных.
Высокая неопределенность экономической и политической ситуации привела к тому, что горизонт планирования у множества людей катастрофически сократился, а долгосрочную стратегию в этих условиях выработать невозможно. Переход к рыночным отношениям в нашей стране проходил в таких условиях, что многие моральные нормы были отринуты вместе с правилами и законами, и крылатые слова из «Крестного отца» — знаменитого фильма Фрэнка Копполы — «Ничего личного, только бизнес» стали восприниматься буквально.
Нынешний этап развития прожектерства в России характеризуется еще и тем, что еще со школы прививается представление о том, что знания вообще-то не очень нужны, и главное — это умение обосновать определенную точку зрения. Потом это получает мощную поддержку в виде бесчисленных молодежных проектов, грантов на поддержку «общественных инициатив», школ лидеров и тому подобного. Молодых людей учат, что наука и образование формальны, а креативность и правильно организованная проектная деятельность реальны и единственно продуктивны. В результате формируется поколение всезнаек и недоучек с клиповым мышлением. Бесчисленные толпы коучей доводят до всех желающих, что вера в себя и есть единственный путь к успеху.
Следует сказать, что подобные процессы не являются особенностью России. Прожектерство, как лесной пожар, распространяется по миру. Например, борьба с глобальным потеплением путем укрывания ледников солнцезащитной тканью или прогуливанием школы по пятницам приобретают множество сторонников, спонсоров и в конечном счете приносят кому-то неплохие дивиденды. Это относится и к многочисленным проектам помощи беднейшим странам, формированию инновационной среды и зон со специальными налоговыми режимами, большинству проектов поддержки отдельных отраслей и производств и т. п. Если внимательно разобраться, любой проект имеет своих бенефициаров, и это вовсе не обязательно инициаторы и активисты.
Предприимчивость, креативность и прожектерство всегда шли бок о бок в истории человечества, и отличить одно от других позволяли только научные знания, здравый смысл, добросовестная экспертиза и гласное обсуждение. Дефицит любого из этих компонентов и создает эпоху прожектеров, а прожекты вытесняют давно назревшие и действительно полезные проекты, обманывают общество и приводят к напрасной растрате ресурсов.

Владимир Клисторин, доктор экономических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.