Мусоро Воз уже не «там», но еще и не «здесь»

Твёрдые бытовые отходы, нетвёрдые бытовые отходы – всё одно отходы. В мире научились их утилизировать, перерабатывать и даже делать из них полезный продукт

Для нас же эта тема также одна из самых популярных, но всё еще одна из самых трудных. И, кажется, вот-вот произойдут какие-то сдвиги, но… воз, а точнее, мусоровоз и ныне там. Что говорили об этом на недавнем форуме «ТЕХНОПРОМ-2019» представители власти, ученые мужи и прочие поголовно заинтересованные? Как продвинулись мы в решении этого наиактуальнейшего вопроса?
Заместитель губернатора Сергей Семка не рассматривает ситуацию как тупиковую. По его мнению, дело на месте не стоит. Но ведь и движется как-то уж слишком медленно, будто все чего-то выжидают. «В нынешнем году будет принята электронная модель, выбран региональный оператор. А чтоб двигаться дальше, мы ждем проекта решений, предложений о том, как лучше, наиболее эффективнее, какими методами, — разъясняет ситуацию Сергей Семка. — Региональное министерство промышленности совместно с другими министерствами — жилищно-коммунального хозяйства и энергетики, природных ресурсов уже имеют поручения по поводу стимулирования использования той продукции, которая получена при переработке твердых коммунальных отходов. Это один из шагов».
А следующие? В качестве аргумента заместитель губернатора напомнил о том, что в Новосибирской области переработка отходов уже осуществляется. Но только в основном малыми силами: это утилизация автомобильных шин, аккумуляторных батарей, переработка и производство гофрокартона. И, как выразился Сергей Николаевич, «медленно, но уверенно внедряем раздельный сбор отходов». И говорим, говорим, говорим. И с теми, кто занимается потреблением отходов, и с теми, кто их производит, и с различными экспертами, и с участниками рынка. И все никак не можем решиться запустить этот механизм «на всю катушку». А мир тем временем уже «учесал» далеко вперед. Как, впрочем, и всегда.
А ведь современные технологии переработки, по крайней мере, твердых коммунальных отходов у нас уже есть давно, о чем разработчики сообщали нам не раз. Только Институт теплофизики СО РАН твердит о таком своем проекте года три. Об этом напомнил участникам очередного обсуждения научный руководитель Института теплофизики, заведующий лабораторией проблем тепломассопереноса Сергей Алексеенко. Да вот только поступательного движения пока не происходит. А наблюдается следующее: предлагаемые технологии рассматриваются несколько странным образом. До недавнего времени проект сразу же отвергался, если он основывался на методике сортировки отходов. Теперь ситуация развернулась на сто восемьдесят градусов — не рассматриваются проекты «без сортировки». Вот такие удивительные метаморфозы.
В начале 2018 года была принята, наконец, государственная стратегия развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года, на осуществление которой потребуется, по экспертным оценкам, до 5 трл рублей. Важный пункт: предусмотрено создание системы экотехнопарков в сфере обращения с отходами, а также должно быть построено 200 мусороперерабатывающих комплексов, включая сжигание отходов. Цифры, конечно, громадные. И 200 заводов на фоне того, что сейчас у нас всего несколько предприятий по переработке отходов (сжиганию) — это, конечно, круто. Но насколько реально — вот в чем вопрос. Тем более что упирается он в понятие «региональный оператор», который полностью отвечает за все, что касается переработки отходов: сбор, транспортировка, обработка, утилизация, обезвреживание, захоронение. И все желающие заняться этой работой без регионального оператора ничего сделать не смогут. Зато, видимо, смогут зарубежные компании, которым, по опасению Сергея Алексеенко, будет дан зеленый свет: «Минпромторг, если не разработал, то разрабатывает как раз меры стимулирования по привлечению инвесторов для реализации стратегии развития промышленности, обработки и утилизации отходов. И я опасаюсь, что, на самом деле, благодаря этому зарубежные компании смогут полностью захватить этот рынок, а наши разработчики снова останутся ни с чем».

С обратной стороны проблемы ответствовала генеральный директор «Экология-Новосибирск» Лариса Анисимова. На самом деле, региональный оператор является только частью системы обращения с отходами — в части твердых коммунальных отходов. «У нас огромное количество свалок и нет технологий, которые сегодня позволяют весь этот объем переработать, — обозначила Лариса Александровна. — Для системного решения всех проблем, которые мы несколько лет уже пытаемся с разных сторон решить, нет самого главного — нет учета, нет контроля. И в этом смысле региональный оператор — действительно тот инструмент, который позволяет в части отходов навести порядок».
И если не усомниться в цифрах, поток обращения с отходами уже как-то налажен: 94% населения этой услугой уже охвачены, а 93% собираемых отходов проходят через весовой контроль. К концу года должны появиться первые данные, сколько же на самом деле Новосибирская область генерирует отходов. Но какова их морфология, пока распознавать не начали, несмотря на то, что уже оборудовано 2,5 тысячи контейнерных площадок для сортировки мусора.
Раздельно собранные отходы едут на два предприятия — ОТБО и СК «Родник», бывший НПЗ № 2. Однако для их эффективной работы необходимо тотальное развитие раздельного накопления. И региональный оператор должен будет запустить свои сортировочные заводы, что, естественно, увеличит объем продукции вторсырья. А потому Лариса Анисимова озабочена резонными вопросами будущего: «Уже сегодня необходимы глобальные системные решения, какие именно направления необходимо развивать, куда потом переработчики наше обработанное вторсырье будут употреблять, и кому они это будут сбывать». И добавляет по-государственному: «Уже сегодня необходимо принимать решение о включении, например, в муниципальные и даже, может быть, в субъектные программы обязательным условием требование, что, если подрядная организация использует материалы, изготовленные из вторсырья, у нее должны быть какие-то преференции, не только финансовые, а может быть, и какие-то дополнительные баллы для участия в конкурсе. Тогда появится спрос, тогда появится сбыт».

Технологии для мусоропереработки

Однако предложения от разработчиков — сибирской науки для «мусоропромышленников» имеются. И, как оказалось, не так уж мало.
Институт катализа СО РАН, например, выступает с проектом «Переработка сточных вод» — универсальной технологией термокаталитического окисления иловых остатков очистных сооружений коммунального хозяйства. Основными способами утилизации такого вида отходов являются, в первую очередь, захоронения и термические способы переработки, эксплуатируемые во Франции, Финляндии, Японии, Соединенных Штатах и т. д. Общими недостатками этих технологий являются огромные габариты, высочайшие требования к материалам (образующиеся газы являются высокотоксичными выбросами), низкая производительность по осадку и высокая стоимость установок (десятки миллионов евро). Возможно, поэтому в России существует только один построенный в Санкт-Петербурге по французской технологии завод по сжиганию илового осадка, который полностью покрывает всю необходимость в утилизации образующихся отходов города.

Что же предлагает Институт катализа? Сжигание в кипящем слое катализатора. Его принципиальное отличие — в применении гетерогенного катализатора и сжигания без значительного избытка воздуха, совмещения в едином кипящем слое тепловыделения и теплопереноса. Реализация этой технологии позволяет, во-первых, снизить температуру процесса до 700 градусов, откуда и идут основные преимущества.
Преимущества реализации данной технологии: автотермический режим сжигания, то есть отсутствие необходимости подвода дополнительного топлива. Расход катализатора как уникального материала достаточно небольшой — не более 0,5% в сутки. При этом достигается очень высокая степень выгорания осадка — порядка 99%. А образующаяся зола относится к четвертому — пятому классу опасности, то есть, в принципе, может утилизироваться без каких-либо дополнительных мер предосторожности.
Проект имеет реальное воплощение: разрабатывался конкретно для «Омскводоканала» и предполагает строительство завода с производительностью полторы тонны в час на очистных сооружениях города Омска. После успешной экологической и государственной экспертизы в нынешнем году начато строительство первой очереди комплекса утилизации, который будет покрывать потребность в ней трети всего производимого в Омске осадка. Ориентировочная стоимость первой очереди строительства составляет 350 миллионов, что примерно в десять раз меньше, чем аналогичные заводы по утилизации, основанные на импортных технологиях.
Проект Института цитологии и генетики СО РАН предлагает вариант «Микроорганизмы в переработке отходов». Микроорганизмы умеют использовать и перерабатывать большинство существующих в мире органических соединений, но с разной скоростью. Отходы обычного многоквартирного дома «в разрезе» на 40% состоят из органических веществ, а также пищевых отходов, бумаги, небольшой доли пластика, металла и прочего. Идеальный вариант — предварительно разделить все отходы по категориям: органические отходы, бумага, стекло, пластик. Одна из технологий — это получение природного газа (метана) из того, что осталось после сортировки твердых бытовых отходов. К примеру, в Китае при помощи таких технологий закрывается 7% потребности в газовом топливе страны.
Ученые Института цитологии считают реальным использование микробных сообществ для переработки органических отходов.
Институт теоретической и прикладной механики СО РАН голосует за переработку твердых бытовых отходов проектом «Плазменная переработка золы». Уже понятно, что основной курс на сортировку проблему отходов не решает. И, по сути, единственным радикальным методом уменьшения количества отходов, по мнению авторов проекта, являются различного рода термические способы переработки отходов, остающихся после сортировки.
Современные методы дожигания газов, образующихся при сгорании этих отходов, а также системы газоочистки обеспечивают экологическую безопасность отходящего газа.
Поэтому задачей предлагаемого метода разработчики определили переработку золы мусоросжигательных заводов в безопасное состояние. Процесс заключается в следующем: производится плазменное плавление с использованием плазмотрона в окислительной атмосфере. При этом органическая составляющая от золы сгорает, минеральная часть остекловывается, образуются комплексные оксидные растворы, которые в дальнейшем при выпуске в печи при сухом сливе либо в жидком образуют химический инертный шлак, который экологически безопасен и может использоваться в любых строительных технологиях.
Полученный шлак выдерживает тесты на выщелачивание. Производится сжигание во вращающейся печи различного рода отходов. Они поступают в накопитель и далее в плавильную камеру. Таким образом, можно практически обеспечить полное отсутствие отходов при термических способах переработки остатков сортировки.
Этим методом всерьез заинтересовались корейские коллеги. Как, впрочем, и многие иные по многим же проектам.
А что же мы? А мы все еще раскачиваемся.

Наталья СЕКРЕТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.