Осенний отпуск в Испании

Карнавал

Путевые заметки Александра Кисельникова

Разгул стихии в бизнес-классе

За две недели до нашего вылета в Испанию получили сюрприз от Средиземного моря: зародившийся в Атлантике тайфун обрушился на юго-восточное побережье этой страны, причем именно на те места, куда мы с женой планировали прилететь и где хотели провести свой отпуск. Это относительно небольшой участок побережья от Аликанте в сторону Картахены. Основной удар пришелся на провинцию Мурсия, в меньшей степени на Аликанте и Валенсию. Обычно это выжженные солнцем места, где дождь бывает один или несколько раз в году. И вот 12—13 сентября 2019 г. на эти места обрушился ливень, какого здесь не было за все 140 лет метеонаблюдений. Более того, в одном из городов паводком был разрушен каменный мост постройки XVI века, который благополучно простоял здесь 500 лет… В некоторых городах в течение 48 часов выпало более 500 литров осадков в расчете на один квадратный метр. Многие улицы и дороги превратились в стремительные водно-грязевые потоки, которые сметали все на своем пути.
В интернете много эмоциональных откликов, фото- и видеосюжетов, посвященных этому экстраординарному событию. Вот, например, что пишет в социальных сетях Аликанте наша соотечественница под симпатичным псевдонимом «Дон-хамон»: «Мы с бойфрендом сидели в своей комнате, когда раздался жуткий гром и все небо засверкало. В ужасе упали на пол, думали, что наступил Конец света. Но потом осмелели, и бойфренд наделал прекрасных снимков, которые выложил в сеть». Снимки действительно впечатляющие. Аликанте находится в котловине, прижатой к морю (полукольцом) цепочкой гор. Так вот, по всему периметру, будто стрелы Зевса- громовержца, одновременно сверкали десятки молний, и все небо было в грозовых раскатах. На следующее утро центральная авеню Аликанте (это шестиполосная автомагистраль, по краям которой расположены тенистые пальмовые аллеи для пешеходов) оказалась полностью покрыта внушительным слоем воды. Сам аэропорт Аликанте, который по пассажиропотоку вдвое превосходит Толмачево (10 миллионов пассажиров в год), свою работу не прекращал, но все его сотрудники ходили по колено в воде.
На Ла Манге большая часть единственной дороги на 22-километровой косе была затоплена водой. Уровень воды в «Малом море» («Mar-Menor», самая большая морская лагуна в Европе площадью примерно 150 кв. км) повысился примерно на один метр. В него много чего смыло с окружающих полей и населенных пунктов. Потом на пляжную полосу стало в больших количествах выбрасывать погибшую рыбу, в том числе крупную, — тунца. Оказалось, что тайфун разметал искусственные заграждения (садки), где выращивалась эта рыба и прочая «аквакультура». В связи с отмеченными обстоятельствами, помимо разрушений, связанных с наводнением, возникли угрозы эпидемиологического характера — в условиях сильной жары вся эта погибшая биомасса стала интенсивно разлагаться.
Власти были вынуждены закрыть пляжи для купания и вывесить «красные флаги», запрещающие входить в воду. На одной Ла Манге и по периметру Mar-Menor это затронуло пляжную полосу, усеянную отелями и апартаментами, протяженностью около 100 километров. Туристы и отдыхающие из разных стран в массовом порядке стали сдавать билеты и отменять бронирование отелей. Особенно отличились британцы, которых окормляла старейшая в мире туристическая компания «Джеймс Кук». Как раз в эти дни она «приказала долго жить», и перед правительством Великобритании встала задача эвакуации 600 тысяч уже уехавших туристов. Примеру британцев последовали немцы, скандинавы и представители других благоразумных наций. Таким образом, по провинции Мурсия, помимо стихии, был нанесен дополнительный мощный удар по экономике (по обеим отраслям специализации — сельскому хозяйству и туризму). Губернатор провинции обратился к премьер-министру страны с просьбой объявить всю территорию провинции Мурсия зоной катастрофы.

Мурсия. Центр города

В этой ситуации перед нами встала дилемма: что делать, лететь или не лететь? С одной стороны, мы не без оснований полагали, что эта катастрофа, даже самая сильная за все годы наблюдений, не такой уж опасный экстрим по сравнению с повседневной жизнью в нашей стране, уже почти тридцать лет находящейся в состоянии шока и «руинирования», чему автор данной статьи буквально в предыдущем номере журнала посвятил материал с говорящим названием «Уж небо копотью дышало». С другой стороны, мы очень надеялись, что в свете отмеченных обстоятельств испанским товарищам придется на какое-то время отказаться от своей любимой привычки — «сиесты» (ежедневный послеполуденный отдых или сон с 13 до 17 часов по местному времени) и попахать как следует над устранением последствий катастрофы. И, в-третьих, — у нас были куплены «невозвратные» авиабилеты, которые по сравнению с предыдущим годом подорожали на четверть.
Когда 27 сентября мы сели на свой рейс в Домодедово, то без особого удивления обнаружили, что лайнер А-321 авиакомпании S7 забит «под завязку» пассажирами, половина которых летела с детьми. Картина напоминала первые кадры фильма «Экипаж». Только в фильме обезумевшие от страха пассажиры с детьми на руках рвались на Родину из зоны катастрофы. Здесь же, наоборот, галдящая публика, преодолев пограничный кордон, устремилась в зону катастрофы загнивающей Европы («Донхамонию»), где даже в аэропорту прилета буквально на днях было воды по колено…
Однако по прилете никаких признаков «потопа» в самом аэропорту мы не обнаружили. На автостраде Аликанте — Мурсия — Картахена из окна автомобиля последствия наводнения были, конечно, видны: следы потока на откосах, покосившиеся и упавшие ограждения и различные сооружения сельскохозяйственного назначения, заиленные поля и сады. Но на самой проезжей части проведен ремонт, на размытых участках проведена подсыпка и уплотнена насыпь, уложен свежий асфальт. И это всего за две недели после наводнения. В тоннеле, который был затоплен и из которого людей эвакуировали с крыш автомобилей на резиновых лодках, открыто движение. Одна полоса закрыта, на ней специальной техникой смывают глину, очищают стоки, по другой идут машины. На полях начались внеплановые «весенне-полевые» работы. Поскольку зимы там нет, а урожай погиб, высаживают новый посадочный материал — спаржу, артишоки и другие не вредные для человека растения. Никаких комиссий, координаторов-организаторов, народных фронтовиков и прочих «менеджеров» не видно. Если работает на участке пять дорожных машин, то ими управляет пять человек, еще двое устанавливают ограждения, дорожные знаки. Вот и вся бригада, и так по всей трассе. Ручной труд сведен к минимуму, почти к нулю. Почти все операции делают машины, состав их разнообразен.
Когда к вечеру приехали на Ла Мангу, курортная зона была почти пуста, но капитально убрана и вычищена. Как по волшебству, именно вечером 27 сентября, в день нашего приезда красные флаги сняли, и море открыли для купания.
На основе визуальных наблюдений можно сделать несколько выводов:
— Наводнение вследствие аномального ливня и тайфуна действительно было, что свидетельствует об усилении разбалансированности климата на планете. Последствия его достаточно быстро и успешно преодолеваются. Российское телевидение акцентирует внимание на катастрофичности, но практически никогда не освещает положительный зарубежный опыт по преодолению последствий катастроф.
— Уровень развития дорожной инфраструктуры несопоставим. Если размытая дорога у моста в г. Тулун Иркутской области означала паралич всего автомобильного движения в широтном направлении в сторону Дальнего Востока, то в Испании достаточно разветвленная дорожная сеть. Затопленные участки можно было объехать, вертолеты для доставки грузов и массовой эвакуации людей не применялись.
— Если в России сразу обесточивают населенный пункт, попавший в зону затопления, во избежание еще больших трагедий, и жизненный уклад проваливается в доисторические времена (ничего не работает и без внешней помощи погибнет и население, и домашние животные), то в Испании это не так. Если не было механических повреждений, а просто затопило водой, то электричество не отключали. На Ла Манге все коммуникации находятся под землей, коса и проложенная по ней автодорога были затоплены, так же как подвалы и подземные парковки. Но электричество не отключали, работали даже лифты, канализация, водоснабжение. Можно было в шортах, шлепанцах по колено в воде перейти
улицу и поужинать в ресторане.
— Компенсация за материальный ущерб, моральные и физические страдания. Премьер-министр Испании в зону бедствия приезжал еще в сентябре. Король Испании с супругой посетил все наиболее пострадавшие населенные пункты в начале октября. Мы могли об этом судить не только по сообщениям в СМИ, но и по вертолетам береговой охраны, которые летали в это время вдоль побережья. Но главным действующим лицом в данном вопросе являются не государственные чиновники национального или регионального уровня, а страховые компании. В Испании, как и в других развитых западных странах, основное движимое, недвижимое имущество, сельскохозяйственные угодья, многие виды деятельности в обязательном порядке страхуются. Как свидетельствуют местные жители, выплаты осуществляются в соответствии с договором и без каких-либо массовых попыток обмануть застрахованных.
Отселить пострадавших на время ремонта страховые компании могут без особых затруднений: зимы нет, в этой курортной зоне огромное количество свободного жилья, поскольку не сезон. В силу отмеченного, произошедшее не рассматривается испанцами как непоправимое горе. Скорее как неприятность объективного характера, которая будет преодолена достаточно быстро, в том числе благодаря благоразумному поведению самих застрахованных.
Наконец, число погибших. Их в этом потопе назвали сразу, буквально в день наводнения: два человека на всем побережье материковой Испании, пожилая супружеская пара погибла в перевернутом потопом автомобиле. С тех пор цифра не менялась. Этот факт говорит о многом. Прежде всего, о том, что величина страховых выплат за погибшего от неестественных причин очень велика, и страховые компании найдут виновных в трагедии (если они есть, — мошенников, недобросовестных застройщиков, коррумпированных чиновников…), чтобы по суду переложить на них имущественную и уголовную ответственность. И эта ответственность будет тяжелой, как могильная плита. В этом состоит кардинальное отличие от ситуации в нашей стране, где за идущие сплошной чередой трагедии с большим числом человеческих жертв по существу никто не отвечает (ни за преступные действия, ни за преступное бездействие), за исключением совсем уж мелких «стрелочников» и специально назначенных «зиц-председателей». Вот и во время написания данной статьи произошло событие, из-за которого пришлось объявлять траур в Красноярском крае, хотя еще не завершились траурные мероприятия по случаю наводнения в соседней Иркутской области. 19 октября эффективные собственники в погоне за наживой умертвили около 20 рабочих золотодобывающего прииска на реке Сейба (17 погибших, 5 объявлено пропавшими без вести, более десяти в больницах). Приоткрыв тяжелые веки, российская Фемида постфактум обнаружила вопиющие безобразия, из-за которых это произошло: возведенные безо всяких норм и правил целых пять плотин были размыты водой. Этот мутный поток поглотил содержащихся в нечеловеческих условиях рабочих. Об огромном экологическом ущербе, нанесенном природе данной компанией, многочисленные правоохранители узнали дополнительно, в качестве бонуса…

К А Р Т А Х Е Н А

На следующий день, 28 сентября (это была суббота), мы поехали в Картахену, где вечером должен был состояться грандиозный карнавал, финал главного ежегодного праздника, к которому все жители города, от мала до велика, готовились целый год. Город от наводнения и тайфуна, к счастью, не пострадал, хотя входящие в его административную юрисдикцию сельские районы и прибрежные территории были частично затоплены.
Поводом для праздника послужило событие, произошедшее в 209 году до Рождества Христова, когда Испании как государства еще не было. Тогда на этом месте состоялось решающее сражение между римлянами и карфагенянами. Римляне победили и переименовали город в Новый Карфаген (Картаго Нова). До этого он назывался Кварт Хадашт и подчинялся Карфагену. Наверное, это событие было значимым, раз за 2228 лет оно не только не забыто, но и отмечается с таким размахом, с 1900 г. — ежегодно, без перерыва на войны и эпидемии. Нам в этот вечер откровенно везло — удалось не только припарковаться в самом центре, но и занять ресторанный столик на главной улице, чтобы наблюдать всю эту процессию комфортно и совместить зрелище с ужином. Ведь это так по-древнеримски: «хлеба и зрелищ». Как следовало из программки, отпечатанной на обратной стороне бумажного веера, шествие включало проход 73-х костюмированных колонн, представляющих разные социальные группы горожан (улицы, кварталы, профессиональные сообщества…). В каждой колонне был свой авангард – 10—12 человек из обученных и оснащенных инструментами барабанщиков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.