Редсовет предновогодний

Затравкой к традиционному разговору «накануне» я выбрала на сей раз промелькнувшую в интернете страшилку для россиян от заокеанских экспертов
о возможном дефолте. Не испугало, но стало входными воротами для наболевшего. Говорили и легко, и трудно одновременно, с упором на «время», которое, увы, уже не первый год работает не на нас

Задумалась, кому предоставить слово раньше, кому — подытожить, чтобы оставить послевкусие оптимизма? И решила: а пусть как в новогоднем салате оливье — вперемешку.
Под бряцанье национальными проектами
«Подводить итоги такого разнонаправленного года сложно, — начал разговор Владимир Гаврилович Женов. — Хотя, если посмотреть шире, он был похож на все предыдущие. Состояние перманентного кризиса осталось в душах, сердцах, головах и в экономике — ничего совершенно не изменилось. Бряцанье национальными проектами добра регионам пока не принесло. Все больше техногенных катастроф. А власть демонстрирует абсолютную беспомощность, в том числе на региональном уровне из-за централизации решения региональных задач. И все больший и больший крен к ручному управлению. С тем же ощущением перманентного кризиса мы встретим и 2020 год, который, как мне кажется, пройдет в ожидании 2024 года. Бизнес будет занят своими вопросами, элиты будут бороться за свое место под солнцем. И если верить гороскопам, то год Крысы — твари сильной, изворотливой, будет весьма неплохим для многих видов бизнеса».
И в завершение, как всегда, по-женовски:

Не буду прибегать к словам особенно возвышенным.
Желаю просто счастья вам и ключ от новой хижины.

К. Боков

Хорошо бы, конечно. Однако… Что ответит про ключ и хижину владеющий ситуацией на строительном рынке Константин Вениаминович Боков?

Ничего существенного не получится, если…

«Общую ситуацию мы ощущаем все приблизительно одинаково, строительная отрасль — не исключение. Стагнация есть стагнация. Лучше мы работать не стали, объемы не увеличиваются. Но запаса пока хватит на этот и будущий год: объемов незавершенки, подлежащей вводу, достаточно. Однако ситуация усугубляется тем, что давно и стабильно работающие предприятия постепенно деградируют и прекращают своё существование. То есть снижение идет достаточно серьезное. Еще не так давно многие организации имели возможность закупить технику, в том числе импортную. Сегодня в большинстве она просто стоит под забором. А строят какие-то строительные бригадки-однодневки, которые не несут ни за что особой ответственности. А еще мы постепенно приближаемся к коллапсу коммуникаций, и не только теплотрасс, но водопровода, канализации. По существующим нормам они давно должны быть обновлены. Но мы со всеми этими проблемами будем жить и в 2020 году. Накопленные средства, наверное, привлекут в промышленность, но весьма небольшие, и ничего существенного не получится. Поэтому, видимо, и инфляция будет не слишком ощутима. И пока не будет вменяемой внутренней политики, в том числе промышленной, ничего хорошего не получится».
Таааак, тенденция обозначается: власть, власть, власть…

2020 — год перепутья

Это подсказывает аналитический ум Юрия Петровича Воронова. «Некоторые прогнозируют два необычных момента: резкое увеличение денежной массы в обращении за счет раздачи «хоть кому» незаработанных денег, потому что не знают, как раздавать заработанные; а еще 2020 год станет годом точки невозврата по части восстановления промышленности. И это беспокоит и меня лично. Я веду курс «технологическое предпринимательство» на факультете информационных технологий НГУ, где учатся настолько способные ребята, что уже сегодня они могли бы получать за свою работу очень большие деньги в любой стране. В том числе на промышленных предприятиях, о которых они не знают практически ничего. Пока их суждения — это полное отражение мира среднестатистического россиянина: потребление, автомобили и компьютерные игры. Вот их мир. И там нет места ни производству, ни просто какой-то работе. По завершении курса эти 95 человек должны принести 50 проектов, 30 из которых у меня уже есть, но ни один из них не касается производственной сферы (в прошлом году — 1 из 32-х, да и то весьма слабо). Выходит, подрастает поколение людей, не представляющих, как зарабатывать деньги. Они пытаются организовать свою жизнь так, как организован Дом-2. Вот это самое страшное конкретно и для 2020 года, который в силу, в том числе, этих причин может пройти под гром техногенных катастроф».
Ой, как-то не по-предновогоднему тревожно… Тогда уж давайте все опасения — в кучу. Слово Александру Андреевичу Кисельникову.

А. Кисельников
За все расплатится потребитель

А начал он как раз с хорошего: «Лучше, чем всё в среднем по экономике, журнал «Совет директоров Сибири» — ни разу ничего не сорвал, никого не «отдефолтил», цветной, красивый, умный. Однако надо сначала решать общие вопросы, иначе будем постоянно наступать на частные. Потому что реальность удручающа. Это явно видно на теплотрассах. Думаю, такова в среднем ситуация по всей стране. А почему? Если у вас процентная ставка за кредит выше, чем норма рентабельности в промышленности, как бы вы ни садились, ни переименовывались, у вас не будет инвестпроектов, потому что они — в убыток. А система управления всё так же вывозит ресурсы и деньги. Сибирь все интенсивнее превращается во внутреннюю колонию — вывозят еще и налоги. Это означает, что за все действия Газпрома, Роснефти, Транснефти рассчитывается внутренний потребитель, юр- и физлица, которые попадают в долговую петлю.
Каким будет 2020 год, точно сказать не могу. Думаю, процесс сужения производства продолжится. Но мы должны предлагать пути решения».
Было бы здорово, чтоб эти предложения еще и были услышаны…

Генералы готовятся к прошлой войне
В. Клисторин и В. Суслов

«К этой поговорке я бы добавил, что обыватели, да и те, кого называют экспертами, последнюю войну помнят. Поэтому дефолта точно не будет, — уверенно заявил Владимир Ильич Клисторин. И тут же эту уверенность немного растушевал. — Может быть все, что угодно, поскольку мы уже не в прошлом и даже не в позапрошлом году вступили в период стагнации. И мне кажется, она будет продолжаться. Да, в следующем году начнется масштабное финансирование и по линии нацпроектов, и в русле подготовки к выборам в Госдуму, и так далее. Но денежные потоки, скорее всего, будут точечными. Поэтому возможно некоторое ускорение инфляции в стране. Я бы не согласился, что у нас все разнонаправлено. Я бы сказал, что у нас все идет чисто по науке: население беднеет, импорт сокращается, в том числе и импорт инвестиционных товаров. В результате растет чистый экспорт и растет ВВП, потому что эти вещи связаны.
Для того чтобы реализовать будущие прорывы, уже мобилизованы ресурсы, и это тоже сказывается на макроэкономической ситуации. При этом мне кажется, что следующий год мы проживем неплохо. Где-то, может быть, экономика временно вздохнет свободнее, потому что очередного повышения налогов не ожидается. Но каких-то революционных событий я не предвижу. Самая большая проблема нашей страны — система управления и на федеральном, и на региональном, и на местном уровнях. И ничего не предпринимается для ее улучшения».

Н. Куриленко

И если следовать логике сказанного опять же Владимиром Клисториным, что «подбирать и направлять таланты — это великое искусство», то «подбирающий» должен обладать еще большим талантом. Ну и….

«Таких, как вы, раньше расстреливали»…

Электронное письмо с такой практически угрозой получил накануне Виктор Иванович Суслов — профессиональный исследователь пространственного экономического развития, радетель за региональные интересы и справедливую целостность страны. Негодующий почему-то обвинил его как раз в призыве к ее развалу. Видимо, его возмутила мысль о том, что наше экономическое пространство очень неоднородно. «Я пишу не просто о том, что у нас плохо, а почему и в чем это выражается, — оппонирует заблуждающемуся Виктор Иванович. — И если, например, исключить Центральный федеральный округ из состава России, то у всех потребление вырастет на треть. Видимо, именно за это я и получил упрек: дескать, я за развал России на федеральные округа. С какой стати? Я как раз за то, чтобы ее укреплять. А пока у нас реального федерализма нет. Финансовые потоки односторонние, поддерживающих провинцию мероприятий мало. «Фиговым листочком майских указов не прикроешься», — закончил я как-то одну из своих статей в «СДС». На самом деле назрели, на мой взгляд, реформы налоговой, бюджетной политики, кодексов, в том числе гражданского. Это необходимо сделать, но этого не делается. Мы на самом дел прикрываемся этими указами. Ведь происходящее — поддерживаю слова Аганбегяна — тот кризис, та депрессия, которую мы наблюдаем в нашей стране, рукотворна. Это все сделано руками того экономического блока нашего правительства, который нами сейчас руководит. О том, что нужно предпринять, говорят разумные экономисты, но ничего не делается. Все можно наладить, исправить, пустить вперед. Но нет… и это настораживает».
И весьма, и не первый год…

Л. Каурдаков
Дефолт — это минусовое состояние регионов

Так выразил свой взгляд на происходящее Леонид Георгиевич Каурдаков. «Неправильно организованные финансовые потоки, огромные средства уходят из регионов в центр в нарушение бюджетного законодательства. И если эта ситуация не будет осознана, всё закончится коллапсом. Еще есть возможность успеть понять это наверху, не ожидая, что понять заставят, поскольку это большие социальные потрясения».
Причем в российском контексте — бессмысленные и беспощадные. Как говорится, стоит ли доводить до греха?

Н. Зырянова
Мало инициативы

А вернее — инвестиционных проектов предприятий, чем профессионально озабочена Наталья Фёдоровна Зырянова. В русле реализации стратегии до 2024 года формируется еще один документ — матрица ключевых событий, реперных точек, на каком этапе чего должны достичь. Однако есть сомнения… Весь перечень эффективных инвестпроектов краткосрочен. Большая их часть реализуется за собственные средства. Может, из опасения попасть в долговую яму и, как следствие, обанкротиться?
И все же жизнеутверждающий вывод сложился сам собой в энергичном выступлении Сергея Вадимовича Карпекина.

С. Карпекин
Везёт тому, кто везёт

«Не могу похвастаться таким же, как у коллег по редсовету, уровнем знаний в экономике, поэтому суждения свои формирую в основном из ощущений от общения с руководителями. И вот какой делаю вывод: с одной стороны, да, соглашусь со сказанным — не могу аргументированно возражать. С другой стороны, более тесно соприкасаясь с директорами предприятий реального сектора, убеждаюсь: успешные и очень успешные предприятия есть даже в такой неблагоприятной среде. И всё больше начинаю верить в принцип: везет тому, кто везет. На фоне такой нашей в целом экономической скуки прямо героические в моем понимании прорывы. И все они, по моим наблюдениям, строятся на личностях лидеров. Они просто работают. Мы осознаем, что сможем выполнить далеко не все стратегические планы — слишком радужно оценена в них текущая ситуация. Но мы можем работать с энтузиазмом и энергией. А ещё — прилагать усилия к созданию благоприятной среды для этой работы — в разных институциях, средах, чтобы менять эту ситуацию, «капать на мозги» постоянно и всем. Да, поначалу нас могут не услышать, не понять, не поддержать, посчитают «придурками», но надо продолжать это делать. И тогда, возможно, мы войдем в какой-то резонанс, еще что-то произойдет, что-то поменяется. Приняли же у нас закон об инвестиционном налоговом вычете. Мы уже почти руки опустили. Но вдруг сработало, получилось — убедили, нашли поддержку. Чего нам не хватает в нашей нынешней экономической жизни? Энтузиазма, созидательной энергии. В 2005—2006 годах ситуация с управлением была не лучше, но все к чему-то стремились, что-то предпринимали. Но разразился кризис 2008 года, и все повесили нос, героев стало меньше. Да, проблем немало. Но только в нашей ассоциации нас более ста. И это уже Голос, который будет услышан!»
Дополнил рассуждения под знаменем «не всё так плохо» Александр Васильевич Нестеров.

А. Нестеров
«Гораздо больше людей сдавшихся, чем побежденных»

К месту процитировал он Генри Форда и не забыл поздравить коллектив редакции с наступающим Новым годом, а также отметить, что журнал «СДС» поддерживает хорошую форму. Но… «Мы рассматриваем достаточно короткий исторический период, за который произошло много неоднозначных перемен, — констатирует он. — И судить их можно двояко: и негативно, и как моменты некоего роста с неизбежностью проблем. За 2020-м наступит 2021-й, 2022-й и т. д. Не снизим ли мы темпа, может быть и сумбурного, поиска истины и каких-то структурных изменений общества? В стране создана хорошая финансовая подушка, способная защитить от потрясений, пережитых в прежние времена. Идет интенсивный процесс обсуждения именно экономических проблем с привлечением зарубежных специалистов, с участием президента — идет поиск, формируется структура производства, формируется общество, идеология. Появляется все больше инфраструктурных проектов. Кому-то кажется, что это все неэффективно, но я отношусь к этому иначе. Лично меня все это настраивает на позитивный лад. А что не устраивает? Очень дорогие деньги. Даже раскрученным предприятиям инновации прибыли не приносят. И эта политика должна быть изменена. А еще глобальная проблема системы оценки ценностей: блогеры имеют сотни тысяч рублей в день, а создатели инноваций бедствуют, не говоря уже об оттоке кадров из профессий. И пока созидающий человек не получит в стране должную оценку, ничего у нас с вами не будет».
Спасибо, коллеги, друзья, за искренность, за смелую гражданскую позицию! Вы правы все: надо говорить о плохом и хорошем, надо стучать во все двери, надо убеждать, добиваться и работать. И тогда… А интересно, что же все-таки будет тогда там, в 2020-м и далее? Есть стимул пожить и увидеть.

Наталья СЕКРЕТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.