Жизнь — это пирамида из радуги

Н. Чечулин

Учась в Барабинском железнодорожном училище, Николай Чечулин и представить не мог, как сложится его судьба

Он стремился знать больше, самостоятельно занимался по учебникам, предназначенным для высшей школы. И чудом попал на новое производство: убедил, что его, семнадцатилетнего парнишку, получившего профильное образование в сфере машиностроения, должны туда взять. Его взяли. И он не подвел!
Сегодня Николай Лаврентьевич — уважаемый человек и семьянин, почти 30 лет своей жизни отдавший новосибирскому заводу «Сибтекстильмаш», остальные — собственному делу. При этом он — член Российского союза писателей. За вклад в развитие русской литературы награжден юбилейной медалью Александра Пушкина. О том, как удалось все это успеть и что еще осталось «за кадром», Николай Лаврентьевич рассказал при встрече.
Наше знакомство состоялось на презентации его второй книги «Новосибирск — великий град», которая проходила в кругу друзей и сослуживцев. Стихотворения собственного сочинения читал импозантный мужчина. Его вдумчивый и проникновенный взгляд говорил о том, что автор еще раз переживает то, о чем написаны им стихотворные строки. Хотя, собственно, так он и представил новый сборник: «Здесь мои мысли, переживания, воспоминания».

…Где Обь-река ломала берега
И принимала Каменки капризы,
Леса шумели долгие века,
Не ведая, какие ждут сюрпризы…
…Горит над Обью город-материк,
Всех радуя соцветием творений,
Духовностью и смыслом многолик
Трудов людей великих поколений».

(Стихотворение «Новосибирск»)

* * *

…Тридцать лет я был связан судьбою
С многотрудным заводом-творцом,
Шли мы к цели дорогой одною,
Он сиял деловым образцом…

(«Был я молод»)

* * *

Наш завод был создан в Туле,
В тыл в войну переведен,
Гнать снаряды, плавить пули
За вагоном гнать вагон….
…Вдруг свалилась перестройка,
По стране прошлась чумой,
И завод, досель геройский,—
Пущен по миру с сумой…

(«В память о новосибирском заводе «Сибтекстильмаш»)

* * *

…Завод известен на весь мир,
Как и директор из народа —
Виктор Васильевич Кушнир —
Особой ценности порода…

(«Посвящается Кушниру В. В.»)

В каждом из его произведений слушатель находил знакомые ему сюжеты и известных людей. И даже стихотворения о личной жизни автора, заставляли задумываться о собственной судьбе.

…Помню, весело мы жили,
Мы не знали, что бедны,
Выпью грустной мы не выли,
Так мы жили не одни.
Родила двенадцать малых
Героиня наша мать,
Всех с душою воспитала,
Без отца сумев поднять…

(«Детство в Новониколаевске»)

* * *

Когда молод был, тогда
Было только пятьдесят.
В эти юные года
Был как раз ничейный зять…

(«Ничейный зять»)

* * *

Чем старше я, тем избраннее память
И тем ранимей, трепетней душа,
Все больше в радость солнечное пламя
И все дороже дочек голоса…

(«Чем старше я, тем избраннее память»)

Строки были, с одной стороны, просты, с другой — настолько проникновенны, что вовлекали гостей в процесс сопереживания. Как оказалось, Николай Чечулин пишет не только стихотворения, но и песни. Одна из них — «Обелиск» была написана по факту встречи обелиска советскому солдату в Германии… Когда голос его звучал, в зале становилось тихо. И только близкие друзья, знакомые с его творчеством, подпевали ему в такт. Автору действительно удалось найти те важные слова, которые приковывали внимание слушателей к его произведениям.


Пресс-досье

Николай Лаврентьевич Чечулин родился в селе Новониколаевка Барабинского района Новосибирской области 9 мая 1948 года, девятым ребенком в семье, где всего было 12 детей.
После окончания школы служил в армии радистом. Окончил железнодорожное училище, филиал Московского института иностранных языков имени Патриса Лумумбы в Берлине. 12 лет жил за границей, работал инженером внешнеторгового объединения «Техмашэкспорт».
В течение многих лет трудился на заводе «Сибтекстильмаш» — инструментальщиком, сборщиком станков, шеф-монтером, начальником бюро, заместителем начальника экспортного отдела.
С 1991 года — директор созданной с нуля ткацкой фабрики, руководитель ряда частных производственных предприятий. Работает по настоящее время. Награжден орденом Трудового Красного Знамени, медалью «Ветеран труда», памятным знаком «За труд на благо города» и другими.
Женат, имеет трех дочерей, внука, двух внучек, правнука и правнучку.


Семья — источник вдохновения

А ведь перед нами был человек, у которого за плечами десятки лет производственного стажа. И, казалось бы, молчаливый мир железных станков не мог настолько развить его фантазию и гуманитарные способности. Николай Чечулин еще раз доказал, что работа в техническом направлении не исключает наличия у человека гуманитарного склада ума. Они вполне могут мирно соседствовать.
— Любого читающего человека справедливо интересует вопрос: как становятся поэтами и писателями?
— Вы знаете, никогда раньше я не мечтал стать поэтом или писателем, несмотря на то, что поэзией я увлекаюсь с самого детства. Началось все с Пушкина и Лермонтова, которые были доступны в школьной библиотеке. В их произведениях я видел интересные для себя темы, и мне тоже хотелось творить. В моей голове возникала музыка в стихах, которую я спешно записывал, а потом напевал, чтобы не забыть придуманную мелодию. Писать я продолжал и в армии, и в годы работы на заводе, и в долгих командировках. Причем жизненные ситуации давали мне очень много поводов для творчества. Как известно, яркие моменты в жизни человека с творческой натурой подталкивают его создавать новое. И события эти могут быть как положительными, так и печальными, и даже трагическими. Я бывал в командировках в разных странах, где со мной происходили самые невероятные истории. Поездки обогащали мировоззрение. Открывал собственное производство, в работе которого возникало много трудностей. Завод, который закрыли, многие годы вызывал и вызывает переживания.
Чем старше я становился, тем больше писал на злобу дня и так называемых дружеских шаржей, стихотворений по случаю: написал, прочитал и — забыл. Я никогда не хранил тексты и даже не предполагал, что когда-нибудь их издам. Творчество всегда помогало мне выражать собственное мнение, выплескивать эмоции.
У меня был период, когда я увлекался творчеством Жуковского, Батюшкова, Баратынского. Но сейчас, если честно, моими настольными книгами являются произведения таких авторов, как Иосиф Бродский и Борис Пастернак. Это самые замысловатые писатели, на творчестве которых можно учиться изобретательности и поиску неожиданных слов, форм.

Жена Татьяна — жизненный оберег

— У Вас вышло два сборника. Они очень сильно между собой отличаются. И, кстати, почему только второй сборник Вы решили посвятить родному краю, назвав его «Новосибирск — великий град»? Многие начинают свое творчество именно с посвящения малой родине.
— Вы знаете, я долго не решался что-то писать о Новосибирске. Обилие стихов о нем меня всегда сдерживало. Но в прошлом году я стал возить дочь из Кудряшей на занятия в Новосибирск и невольно начал замечать, как город изменился. Первое стихотворение было посвящено школе. Стихотворение «Новосибирск» «выскочило» случайно, само собой.
— Вы достаточно много пишете о своей семье. Я правильно понимаю: она и есть Ваша основная муза?
— О да! Вы знаете, в моей жизни был очень тяжелый период. Тогда я даже в порыве гнева сжег две тетради со своими стихотворениями, о чем позже тоже написал. И продолжался этот период так называемого в моих произведениях — «ничейного зятя» до тех пор, пока я не встретил Её, мою Татьяну. Это был мой второй брак. Она стала мне не просто женой, а помощником во всех делах производства, очень быстро вникнувшим в его тонкости. Она убедила меня в том, что мне нужно продолжать заниматься творчеством, если уж такой дар мне дан свыше. Ради этого она освободила меня от части обязанностей. По сути, второй сборник появился только благодаря ее заботе обо мне.
У нас родились две дочери, чему я несказанно рад. Считаю, что именно дети — самое главное в жизни. Да, они прибавляют забот, но без них жизнь была бы скучна и бренна. Моими вдохновителями являются также дочери и внучки. Старшие из них — взрослые дамы. Они самостоятельно ведут свой бизнес.
— Скажите, пожалуйста, а кто рецензирует Ваше творчество: жена, друзья?
— Друзья у меня были и есть всегда. Они действительно в жизни и помогали, и критиковали. Но в творчество они никогда не вмешивались, как и моя супруга. Самый ярый критик своего творчества — я сам. Все, что я пишу, обычно лежит дня два, потом я еще раз оцениваю это свежим взглядом и только после этого принимаю решение — оставлять или переписать.
— На вечере Вы исполнили несколько своих песен…
— Вы знаете, у меня есть, наверное, пара десятков песен, которые написаны для исполнения под гитару. В один прекрасный момент мы с дочерью Марианной, которая занимается вокалом в школе искусств, решили, что надо срочно менять музыкальное оформление. Я нашел хорошего композитора — Татьяну Буркову. Собственно, она и оформила мой вариант в эстрадную версию. После знакомства с ней думаю, что и остальные песни будет ждать та же участь.
— Над чем Вы работаете сейчас? Я имею в виду творчество.
— Задумок еще достаточно много. Я подумываю о написании серьезного материала — автобиографического романа, который бы рассказывал о том, что я видел, с чем сталкивался в своей жизни. А это были отношения и с иностранными спецслужбами, и с конкурентами в борьбе за место на мировом рынке текстильного машиностроения. Как показывает практика, судьба более интересный выдумщик, чем человеческая фантазия. И знаете, жизнь в целом напоминает детскую пирамидку: чем больше событий происходит, тем эта пирамидка выше. Моя жизнь — это высокая пирамида, напоминающая радугу.

Юлия ЦЫГАНКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.