Курс на новую индустриализацию

Новая стратегия экономического развития России должна основываться на поддержке сохранившихся отраслей и предприятий

Мне показалось, что для впервые прошедшего в Новосибирске выездного заседания Совета по промышленному развитию Российской торгово-промышленной палаты в фешенебельном зале отеля «Хилтон» аудитория «наших» могла быть более многочисленной: откровенный, без обиняков разговор под бодрящим лозунгом «Новый курс. Сильная промышленность. Сибирский взгляд. К успешным национальным проектам — через реальный сектор» был адресован сибирским промышленникам и касался их проблем.
В качестве опорного материала для мозгового штурма не «на слух» участникам заседания был предложен подготовленный Палатой конкретно-содержательный, тщательно проработанный цифрами и фактами буклет «Принципы стратегии экономического развития России до 2025 года». На основе приведенных в нем данных и был составлен большой серьезный разговор.
Важным для нас аспектом стал заявленный в самом названии форума «сибирский взгляд». «Есть большие задачи, обозначенные национальными проектами, участниками которых мы так или иначе являемся, — отметил, открывая форум, президент Новосибирской городской торгово-промышленной палаты Юрий Бернадский, — но если встать вровень с предпринимателем, руководителем промышленного предприятия, картина представится несколько иной. Как добиться промышленного роста в условиях снижения предпринимательской активности, активности формирования перспективных проектов в условиях сокращения общего количества предприятий малого и среднего бизнеса и усиления жесткости налогового администрирования, все в большей степени исполняющего фискальные функции и соответствующие санкции? Рисковать сегодня непросто не только стартующему бизнесу, но каждому предпринимателю каждый день. Тем не менее есть у нас предприятия, способные и в этих условиях стабильно работать с явной положительной динамикой».
И вот эту последнюю фразу я подняла бы на щит. Однако так работать — с ростом от 20 до 40% только по итогам 2019 года способны не все, в том числе по причинам вполне объективным, на чем и сосредоточил свое выступление председатель Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России Константин Бабкин, назвавший Новосибирск третьей столицей России. Какой должна быть эффективная промышленная политика и как могла бы развиваться в этом контексте страна и конкретно Новосибирская область? — поставил он вопрос для собравшихся риторический, но не для себя — знающего на него ответ. Определенные положительные тенденции развития реального сектора экономики нашего региона он отнёс к пока неустойчивым. Однако солидный опыт работы промышленного сектора и громадный научный потенциал Новосибирской области необходим, по его мнению, в выработке той самой концепции по восполнению потерь промышленности и дальнейшему продвижению ее от нынешнего состояния выживания к развитию в масштабах всей страны. Пока об этом рывке все только мечтают.

От геоцентризма — к росцентризму

Что же могло бы реально сдвинуть ситуацию с места? «Сегодня необходимо перейти от геоцентризма к росцентризму, — формулирует свое глобальное представление о новой индустриальной политике Константин Бабкин. — Именно развитие национальной экономики, промышленности, культуры, цивилизации должны стать основой основ, что и начинает проявляться в государственной политике. Но не в экономической. Здесь жизнь продолжается в парадигме «Россия — это поле для деятельности мировых игроков». И чтобы преодолеть это, следует изменить денежно-кредитную, внешнеторговую и налоговую политику». Ее-то Константин Анатольевич и подверг самой серьезной критике: денег собирается столько, что государство не в состоянии их переварить. «Причина этого в мышлении: не нужно производство станков, научно-технических изделий, а нужно, чтобы «отсюда» вытекала нефть, а «сюда» заходили иностранные товары, — в который раз констатирует он очевидное. — Предложения по изменению этой ситуации звучали уже не раз: снижение налогов на прибыль базовых предприятий, на энергоносители, на невысокие зарплаты, снижение ключевой кредитной ставки. Прекратить вывоз денег из страны. Сегодня так называемые золотовалютные резервы России составляют 559 млрд долларов США. Такая гигантская сумма раз в 10 превышает необходимую банку для проведения стимулирующей денежно-кредитной политики. На самом деле золото в них составляет 18%, все остальное — это выведенные в другие страны деньги и, по сути, действующие на подавление российской экономики. При этом Центробанк — не единственная структура, которая выводит деньги из страны. Фонд национального благосостояния держит за границей почти 8 трлн рублей».
Есть у Константина Бабкина как председателя совета директоров «Ростсельмаша» и сугубо предпринимательский взгляд на разумный протекционизм — список претензий к российской промышленной политике буквально из 15 пунктов, объясняющих, почему производство сельхозтехники этого предприятия находится в Канаде, а не в России. Да просто потому, что себестоимость производства одной единицы этой техники гораздо ниже за рубежом. Так что протекционизм — это борьба за создание равных условий на рынке внутреннем и внешнем, это борьба за то, чтобы в России условия стали максимально комфортными, вплоть до устранения пробок с дорог. Поддержка, защита, создание благоприятных условий — подход должен быть комплексным. А во главе его — государство.

Мы — страна-кубышка

Цифровую статистику углубил председатель совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике, член совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России Владимир Гамза: чтобы решить обозначенные президентом страны астрономические задачи прорыва экономики — рост ВВП на душу населения в 1,5 раза (до 25%) и снижение бедности, — нужны колоссальные финансовые ресурсы. Они сегодня есть, но не используются. Мы прожили с этими установками целый год, но ничего не изменилось. «Мы производим в месяц ВВП на душу населения всего 60 тыс. руб. После всех вычетов остается 24 тыс. руб. В месяц. На человека. Что делать? — вопрос странный. Поскольку в нашей экономике огромный объем денежной массы — в иностранной валюте. Полная денежная масса в стране — 114 трлн руб., а объем инвестиций — всего 18 трлн руб. Мы — страна-кубышка. Вся проблема в том, что у нас нет инвестиций. Банковские активы не растут, несмотря на то, что банковский сектор занимает 90% всего финансового сектора. Небанковские активы немного подрастают, но слабенько. Все это приводит к тому, что мы находимся в замкнутом круге: низкий уровень производства ВВП на душу населения дает очень низкую покупательную способность населения, которая, в свою очередь, препятствует развитию внутреннего рынка для наращивания производств. И мы находимся внутри этого замкнутого круга много десятилетий».
Однако возможность вырваться из него, по мнению эксперта, есть. За счет вытеснения импорта, который измеряется у нас 240 млрд долларов ежегодно, создавать новый ВВП, повышая тем самым доходы населения и развитие производства. Для этого нужно использовать наши огромные золотовалютные резервы на приобретение самых современных технологий для современных конкурентоспособных производств. И когда мы научимся это делать, можно будет выходить на экспорт. Все разговоры о том, что использование ресурсов приведет к инфляции, не верны. Нужно запустить трансмиссионный механизм — не тратить, а инвестировать. Это приведет к снижению инфляции, поскольку увеличится объем продукции на рынке.

Главное — прирост производственной сферы

Советник президента РАТМ Холдинг Виктор Толоконский с его превосходным знанием положения дел в Новосибирской области и многолетним опытом управленческой работы подчеркивает не раз им подчеркнутое: базовое направление преодоления отставаний и повышения конкурентоспособности — наука, технологии и образование. «Промышленность — это функция науки и технологий, профессионального образования. Хорошее образование — это абсолютная цель для России. Мы можем усилить многие программы даже по обороноспособности и безопасности, увеличив долю науки. Больше новых разработок, новых технологий», — настаивает он. А также поддерживает позицию необходимости совершенствования налоговой политики: «На мой взгляд, нужна большая заинтересованность региональных правительств в развитии производственного сектора. Сегодня такой мотивации нет. Я не сторонник забрасывания всех производителей субсидиями, но создавать льготные налоговые режимы — приходите, развивайтесь — надо. Мы не должны сейчас беспокоиться о том, чтобы каждое инновационное производство давало большую налоговую отдачу — без определенных стимулов это не сфера интересов регионов. Главное — прирост производственной сферы. Но для этого развития требуется серьезное обновление институциональных условий, без чего не будет уверенности граждан в завтрашнем дне, а значит, и самого развития». Но и самих граждан Виктор Александрович в покое не оставил: не может быть развития, основанного только на материальных столпах. «Кто, если не мы», — воззвал он к нашему сознанию, имея на это моральное право: в свою бытность губернатором Новосибирской области он так и поступал — разбирался в ситуациях, садился в самолет и летел, если это было необходимо, решать проблемы.
Тезис о том, что без разворота государства к внутренней политике иного качества по отношению к реальному сектору экономики дальнейшее бесперспективно, поддержали все выступившие после. Не обошлось, конечно, и без конкретизации проблем. К примеру, на предприятии трубопроводной арматуры ООО «ГАЛЛОП», по словам генерального директора Виталия Захарова, за последние пять лет вложено в модернизацию производства более 20 млн долларов, а объемы выпуска увеличены в 5 раз. Однако в последние два года предприятие начало буксовать, становиться неконкурентоспособным. «Вступление России в ВТО было большой ошибкой. Это преступление против нашей промышленности, — со всей прямотой констатировал Виталий Владимирович. — Я не согласен с тезисом, что можно обогнать, не догоняя. Промышленность должна быть многоукладной. Невозможно строить космические корабли, а лопаты и гвозди при этом покупать в Китае. Я считаю, что продукция с небольшой добавленной стоимостью должна производиться в России, для чего нужно создать все условия. Если же еще немного подождать, то завалятся и те предприятия, которые всегда тащили, как локомотив, нашу промышленность. И не потому, что кредиты дорогие, и не потому, что фискальная налоговая нагрузка увеличилась. Почему мы не можем создать конкуренцию тому же Китаю? Да потому, что вынуждены содержать собственные службы ремонта, технические службы. И вот эта составляющая раза в два больше нагрузки от кредитов, налоговой нагрузки.
Но в Новосибирске мало инжиниринговых компаний, куда можно обратиться с узкими техническими задачами. А в Китае эти задачи решаются комплексно — на одной территории сосредотачивается сразу несколько предприятий, обеспечивающих весь цикл. Можно создавать всевозможные условия и настройки экономического характера для промышленности, однако они все будут носить необъективный характер. Весь мир, защищая свой рынок, использует импортные пошлины — это ключевой вопрос. Тогда пойдут инвестиции, когда будет ясно, что продукт востребован на рынке и не потребительский спрос надо поднимать, а эффективность производства, конкурентоспособность».
А как, если жизнь предприятия осложняется просто абсурдными проблемами?! Генеральный директор ООО «Обувь России» Сергей Юнг: «Одна из новаций — я должен доказать, что моя продукция произведена в РФ. Как это выглядит: чтобы выпустить 1 тысячу пар обуви и поставить ее, фабрике, нужно 3 дня. Чтобы получить заключение Минпромторга, что она произведена на нашей фабрике, — минимум 40 дней. При этом мой техпроцесс на один артикул обуви отражается в документах на 7-и страницах, пакет документов для ТПП как участника этой процедуры, дающего заключение для Минпромторга, — 427 страниц(!). И все это стоит денег. Причем это заключение действует только один год, то есть каждый год на один и тот же ботинок я должен подготовить 427 страниц документов, пройти процедуру, которая займет 3—4 месяца. Ну, сертифицируйте тогда нас как производителя — мы же ничего не делаем, кроме обуви!»
На самом деле, этот порядок был введен после принятия решения о выделении промышленникам государственных субсидий. Хотя, по информации участвовавшей в форуме экс-главы счетной палаты Красноярского края Татьяны Давыденко, предпринимателей и без того проверяют аж 53 организации. При этом себестоимость одной проверки составляет примерно 10% от выручки проверяемого предприятия. В итоге после проведения проверочных мероприятий до 18% предприятий прекращают свою деятельность.
Да, есть у нас еще способные удерживаться в этих условиях на плаву. Но ценой каких усилий! Пора подумать о том, что выдвигать лозунгом дня «И один в поле воин, если он по-русски скроен» в условиях сегодняшнего уровня технического прогресса — уже «ни в какие ворота».
Неким утешением прозвучало сообщение вице-президента ТПП РФ Дмитрия Курочкина о том, что на федеральном уровне создается постоянно действующий совет руководителей комитетов и советов ТПП РФ, который будет вырабатывать консолидированную позицию по решению стоящих перед развитием экономики страны и, в частности, перед развитием промышленности системных вопросов.
Однако… Россию отличает такая особенность (не единственная, конечно): сколько бы ни расписывалось сценариев ее судьбы, она продолжает жить по одному, только ей ведомому.

Наталья СЕКРЕТ

Добавить комментарий для Vivoknids Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.

  1. Добрый день!
    Я начинающий сео специалист.
    Базовые понятия по раскрутке имею, но вот имею вопрос:
    мета тег title как правильно написать?