Не программируйте небеса, ибо всё может сбыться

С. Нетёсов

Хроника COVID-19

Мне одной кажется, что такое с нами впервые? Странное ощущение неизвестности — с кем из нас это может произойти? — не дает возможности не думать и не говорить об этом. Но правильнее и спокойнее, если собеседник — человек не просто осведомленный, но профессионально погруженный в суть вопроса. Я выбрала член-корреспондента РАН, доктора биологических наук, профессора, заведующего лабораторией биотехнологии и вирусологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета, дважды лауреата Премии Правительства Российской Федерации по науке и технике, имеющего более 170 научных работ в российских и зарубежных научных журналах, Сергея Нетёсова.

Начало беседы:
15 марта 2020 г. 15:32

— Сергей Викторович, давайте начнем с главного: кто же на самом деле прав — считающие коронавирус реальной угрозой для жизни либо те, кто оптимистично расценивают его не более опасным, чем сезонный грипп, а всю информацию об эпидемии — искусственно раздуваемой истерией в угоду чьим-то финансовым интересам?
— Пока его опасность для детей и людей среднего возраста немногим больше, чем от сезонного гриппа. Но смертность среди пожилых в процентах от числа заболевших в сотни раз больше, чем у гриппа. И из-за этого в первую очередь он и опаснее.
— Давайте представим гипотетически, что вирус «зашел» к нам всерьез. Каковы могут быть масштабы и последствия его распространения в наших условиях?
— А давайте без «гипотетически». Он уже в России, масштабы его распространения от приехавших из других стран людей — уже более полутысячи человек. И предусмотрительный человек лучше дважды посмотрит по сторонам, прежде чем переходить дорогу, чем ни разу.
— Можно ли надеяться на то, что наш прохладный климат сможет стать неким препятствием для распространения болезни?
— Вопрос, мягко говоря, странный, потому что именно зимой все болеют ОРВИ, а не летом.
— Ну а пособником вируса, видимо, можно смело назвать российскую бюрократическую машину: «Вектор» планирует начать апробацию разработанной им вакцины уже в июне только благодаря специальным ускоренным процедурам. А вот для регистрации в Росздравнадзоре разработки Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН — мобильных тест-систем для выявления коронавируса даже в домашних условиях может потребоваться, по мнению экспертов, от семи месяцев до двух лет. Что с этим делать?
— Июнь — это крайне оптимистичный срок, потому что вообще-то разработка вакцин — это годы, а не месяцы. Что касается разработки ИХБФМ СО РАН, то очень хорошо, что они ее начали. Но ведь это — институт РАН, диагностикумов они никогда в своей истории не производили. Да и производственного участка у них такого нет. В центре «Вектор» такой участок под похожие тест-системы создан пару лет назад и немалой кровью, с использованием существенных финансовых вложений. И что вы хотите — чтобы замечательные научные сотрудники ИХБФМ чудо на ровном месте сотворили? Я бы на их месте попробовал бы за хорошие денежки продать свою технологию какой-нибудь ведущей российской диагностической компании.
— Другая сторона медали: появилась версия о вероятности того, что сама вакцина может стать дополнительной биологической угрозой — возможен синдром антитело-зависимого усиления инфекции. В этом случае прививка вызовет болезнь, но не предупредит ее возникновения, а проблему может решить рекомбинантный, полученный с помощью генной инженерии вариант препарата. Но, опять же, сколько понадобится для этого времени?
— Практически все варианты разрабатываемых сейчас в мире вакцин основаны на технологии рекомбинантных ДНК. А вакцины именно потому так долго проверяют и разрабатывают, чтобы выявить все возможные их недостатки ДО массового применения.
— Коль скоро мы заговорили о генной инженерии, каковы все же предположения относительно природы COVID-19?
— Уже абсолютно точно, еще в январе установлено, что его первоисточник — коронавирусы летучих мышей, живущих в Китае. Непонятно пока только, какое животное было промежуточным хозяином между ними и человеком. Одно из наиболее вероятных предположений — панголины, дальние родственники муравьедов. Но рассматриваются также собаки и кошки. Все теории искусственного, рукотворного, генно-инженерного происхождения нового коронавируса — бред дилетантов, которые не имеют понятия о том, как устроены геномы вирусов и как, и насколько дотошно анализируют их специалисты по геномике.
— Согласно теории возможности «постоянной прописки» COVID-19 в нашем жизненном пространстве, мы рискуем и впредь получать всё новые подобные сюрпризы?
— Мы не просто рискуем: мы в этом мире живем. Практически все вирусы человека произошли от вирусов животных. И будут продолжать от них к нам переходить.
— Как с ними уживаться в условиях больших городов, атмосфера которых способна сломить любую физическую закалку, тем более что, опять же, есть версия возможности повторного заражения этим вирусом уже переболевших?
— Версий всегда больше чем разумных суждений и выводов. Жизнь — это борьба. И не только между людьми и странами. С вирусами и бактериями — тоже. И гораздо лучше и полезней, чем делать ракеты, бомбы и танки, разрабатывать методы и средства борьбы с болезнями вообще и с инфекциями в частности.

Окончание беседы:
23 марта 2020 г. 11:32

— Сергей Викторович, так вышло, что мы говорим с Вами о COVID-19 на протяжении почти месяца, какая наиболее важная для нас, обывателей, информация появилась за это время?
— Вирус в Россию пришел, на сегодняшнее утро уже более 600 подтвержденных случаев, из них 4 в Новосибирске. Введена часть карантинных мер для минимизации распространения вируса, а также на сайте www.minzdrav.ru предложены Рекомендации для населения, и нашим областным правительством предложены дополнительные меры по улучшению биологической безопасности в местах общего пользования.
— Но… на фоне происходящего в других странах у нас по-прежнему наблюдается некое благодушие в отношении антивирусных мер: защитных масок в аптеках нет (специально обошла несколько из них в районе пл. Калинина) — «разобрали», но нет их и на лицах (единицы). Город по-прежнему многолюден. Нам говорят, зараженных у нас немного. Нам действительно нечего особо бояться? Дайте совет, как вести себя в подобной ситуации — как все или все же поберечься? А как беречься группе двойного риска — работающим людям старше 60-ти лет?
— Никакого благодушия. А масок нет, потому что их жуткая нехватка. Надеюсь, что это временно. Кстати, по рекомендациям ВОЗ маски стоит носить только больным, врачам и тем, кто ухаживает за больными дома. Ну и, конечно, Правила, установленные областным правительством, надо строго выполнять.
— Глава Института Коха Лотар Вилер высказал предположение о продлении пандемии коронавируса на 2 года, а также о том, что в конечном итоге переболеть COVID-19 может 60—70% населения Земли. Насколько правдоподобен этот сценарий? Возможно, у Вас есть своя версия?
— Так действительно может получиться. Сейчас точного прогноза дальнейшего развития ситуации с коронавирусом не даст никто, только коридор прогнозов. Но то, что изложено выше, — это одна из границ такого коридора.
— Спасибо, Сергей Викторович. Надеюсь, мы продолжим наш разговор в формате подведения итогов, и случится это скоро.
А пока, памятуя о том, что бактерии и вирусы — самые живучие из всего живого, будем учиться жить в условиях эпидемической ситуации, формировать ее коллективное понимание, способствовать разработке вакцины и исцеляющих препаратов и не заряжать свое жизненное пространство ожиданием худшего. Чтобы не дождаться…

Наталья СЕКРЕТ


Самый популярный медицинский журнал мира Lancet отмечает три важных урока, которые мир извлек из пандемии коронавируса. Первый — интеграция разных служб в системе здравоохранения по многим направлениям усиливает возможность встретить потрясение и справиться с ним. Второй — распространение фейковых новостей и дезинформации представляет собой почти неразрешимую проблему. Третий — для преодоления эпидемических кризисов первостепенное значение имеют взаимное доверие пациентов и медиков, а также общее доверие общества к государству.
Lancet. March 6, 2020 https://doi.org/10.1016/ S0140-6736(20)30551-1
Очевидно, что колоссальные усилия китайского правительства в сфере здравоохранения спасли тысячи жизней. Страны с высокими доходами населения, встретившиеся с теми же проблемами, должны правильно оценивать риски и действовать более решительно. Они должны отвергнуть опасения относительно негативных социальных и экономических последствий, какие могут быть из-за ограничения социальных свобод, неизбежного как часть более решительных мер борьбы с инфекцией.
The Lancet www.thelancet.com Vol 395 March 7, 2020
Прежние аналоги COVID-19 крайне редко доходили до такого охвата сопутствующих социальных и политических проблем. Даже когда специально занимаются историческими аналогиями, не удается сделать поучительные выводы. Историки вынуждены оспаривать ложные аналогии, которые затемняют, а не проясняют нынешние социальные процессы, частично приводящие к новым инфекциям. Нельзя ужать прошлое в краткие положительные уроки. Напротив, у истории нужно учиться только тому, чего не следует делать. Только такой подход поможет обеспечить стратегическую готовность к новым угрозам многих видов эпидемий, распространяющихся по всему миру.
www.thelancet.com Published online March 2, 2020 https://doi.org/10.1016/S0140-6736(20)30468-2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.