Системный человек Сергей Черный

С. Черный

Позитивный настрой, любовь к математике, вера в науку — жизненное кредо Сергея Черного, видного ученого, директора Института вычислительных технологий СО РАН

В математику привела красота

С мэтром российского математического моделирования, доктором физико-математических наук, директором Института вычислительных технологий СО РАН мы встретились в канун его дня рождения. Хотя Сергей Григорьевич Черный отмечал 65-летие в рабочей обстановке, в круговерти дел, нам удалось откровенно поговорить о сегодняшнем дне российской сферы вычислительных технологий. Однако, как водится, разговор начался с откровений о пути в профессию:
— Существуют гуманитарии и технари. Я отношусь ко вторым. Всегда привлекали математика и физика. Есть в них особая строгость, логика и красота. Учился в физико-математическом классе школы № 128 Первомайского района, параллельно занимался в заочной школе при ФМШ НГУ. Словом, учеба в Новосибирском госуниверситете стала закономерностью, как и приход к математическому моделированию. С этим так и иду по жизни.
Мы говорим о том, как по-разному люди находят свое призвание, и Сергей Григорьевич соглашается, что ему повезло, смеется, вспоминая своего друга — жителя Сахалина Игоря Переверзева. Тот, болтаясь без дела после окончания школы, пошел с приятелями грабить киоск, но по дороге повстречал знакомого, предложившего за компанию поехать в Новосибирск и попробовать поступить в НГУ. Ограбление состоялось, но без Игоря, который стал студентом и впоследствии успешным бизнесменом. Вот вам и путь в профессию!
Но вернемся к студенту Сергею Черному, который еще на третьем курсе в начале 1976 года получил предложение профессора Виктора Ковени заняться вычислительной аэродинамикой. Когда же академик Николай Яненко стал директором Института теоретической и прикладной механики, то вчерашний студент вместе со своим профессором перешли туда, где занимались вычислительной механикой в широком понимании этой области знаний. Первой и на долгие последующие годы задачей Сергея Черного стало численное моделирование трехмерных аэродинамических течений около летательных аппаратов. Плотная работа шла с предприятиями оборонной промышленности: конструкторскими бюро «Молния» и «Энергия» в Москве, «Южное» в Днепропетровске.
Научная карьера моего собеседника складывалась последовательно: в 1983 году защита кандидатской диссертации; в 1991 году по предложению директора Института вычислительных технологий СО РАН академика Юрия Шокина переход в этот институт вместе со своим отделом. Кстати, это событие фактически определило одно из основных научных направлений ИВТ — математическое моделирование.
— За те годы я готов сказать слова благодарности очень многим, с кем пришлось иметь какие-либо дела и не только в науке, — признается Сергей Черный. — Храню светлую память об академике Николае Николаевиче Яненко. Его монография «Метод дробных шагов» — настольная книга любого вычислителя-механика, занимающегося численным решением многомерных задач. Важно и то, что он не только ставил интересные научные задачи, но и заботился о быте подрастающей смены, решал пресловутые «квартирные вопросы».
Наш разговор переходит на 90-е, годы развала СССР, и спокойный тон беседы исчезает. Сергей Черный до сих пор не может говорить об этом периоде равнодушно:
— Я понимал, что существующая система оказалась неустойчивой к внешним и внутренним возмущающим факторам. Но то, что сделали со страной и советской наукой правители, возмущает до сих пор. И это при наличии у страны огромных ресурсов и потенциала. Отнестись философски к тому, что происходило, — оправдать форму перестройки. Не могу. Такая перестройка очевидно не была неизбежной. Примеры Китая, Казахстана показывают обратное. Возможен был мягкий, бережный относительно людей и, в частности, науки переход на новые формы хозяйствования.
Но не случилось…

Работа на результат

Переход от советской эпохи к российской действительности для ИВТ СО РАН прошел пусть и не безболезненно, но вполне успешно. За десятки лет научной работы в его активе множество проектов, к которым самое непосредственное отношение имеет д.ф-м.н. С. Г. Черный. Особо он выделяет три серьезных завершенных проекта. В первом была создана численная модель для описания особенностей аэродинамических течений около реальных летательных аппаратов. Работа легла в основу кандидатской диссертации Сергея Григорьевича, научными руководителями которой он считает академика Н. Н. Яненко и профессора В. М. Ковеню.
Второй значимый проект оказался следствием 90-х, когда из-за конверсии прекратилось финансирование работ, а инфляция, в отличие от зарплаты, выросла до небес. Поиск решения, как сохранить высокий научный уровень исследований и прокормить семьи, привел на Ленинградский металлический завод (сейчас входит в АО «Силовые машины»), который поставил перед учеными задачу по моделированию сложных процессов в гидротурбинах и улучшению их характеристик методами оптимизационного проектирования. В результате и задачу выполнили, и средства для выживания института заработали. Сам Сергей Черный по этой теме в 2006 году защитил докторскую диссертацию, как, впрочем, защитили кандидатские диссертации его восемь сотрудников, у которых он был научным руководителем. Кстати, проект продолжается: в частности, Денис Чирков, коллега героя нашего повествования, вскоре будет защищать по этой теме докторскую диссертацию.
Наконец, третий крупный проект начался в 2004 году, когда сервисная компания «Шлюмберже» обратилась к новосибирским ученым за помощью в проведении моделирования зарождения и распространения трещин. Результаты этих фундаментальных исследований нужны для проектирования технологии гидроразрыва пласта —эффективного способа повышения интенсификации нефтедобычи. В 2014 году после введения антироссийских санкций сотрудничество со «Шлюмберже» прекратилось, но институт продолжил этот проект уже в рамках Российского научного фонда. И опять у директора института есть повод для гордости: коллега Василий Лапин должен в этом году защитить докторскую диссертацию по моделированию гидроразрыва пласта.
— И работа со «Шлюмберже», и проект, который мы только начинаем, посвященный методам моделирования и оптимизации крекинга нефти в реакторах, — пример того, что каждый раз приходится брать темы, которые точно будут финансироваться, — делится Сергей Черный. — Не выполняя такие коммерческие задачи, невозможно обеспечить финансовую поддержку научной молодежи. На стипендию аспиранта в 8 тысяч рублей заниматься с полной отдачей научными исследованиями невозможно, потому коммерческие задания очень важны и нужны.

В круге научного бытия

По мнению С. Г. Черного, ситуацию, сложившуюся сейчас в российской сфере вычислительных технологий, можно назвать нормальной. Существует ряд крупных проектов, финансирование которых реально возможно. Для нас, сибиряков, важнейший проект — создание Сибирского национального центра высокопроизводительных вычислений, обработки и хранения данных. Участниками проекта, помимо ИВТ, являются такие институты СО РАН, как ИВМИМГ, ИСИ им. Ершова, ИМ им. Соболева, ИТ им. Кутателадзе и другие. Если же говорить о значении проекта, то мой собеседник ссылается на слова первого заместителя председателя СО РАН Павла Логачева: «…сбор, хранение и управление данными — это критическая компетенция в науке». Проектная мощность будущего Сибирского центра высокопроизводительных вычислений в 2021 году должна достичь 10 петафлопс, где последнее — единица измерения скорости проведения расчетов. Для сравнения, суперкомпьютер «Ломоносов-2» имеет мощность в 4,9 петафлопс.
Среди других «точек роста» ИВТ, к примеру, разработка технологий по ликвидации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. Большой потенциал и у созданной в 2019 году институтской молодежной лаборатории цифровых двойников и анализа больших данных. Опять же институт в прошлом году получил первую категорию. Нет, уровень финансирования и зарплат не изменился, зато стало проще проводить обновление приборной базы и участвовать в конкурсах на гранты. По мнению Сергея Черного, грантовая система финансирования научных исследований эффективна, если нацелена на решение конкретной и актуальной задачи, и отвечает за это один руководитель проекта. Но сегодня «модными» стали мегагранты, которые нацелены на решение всего сразу и ничего. А в исполнителях числятся консорциумы — коллективная безответственность. Происходит распыление денег. Что-то подобное видится в системе национальных проектов.
В науке, занимая высокие должности и ведя большую организационную работу, для ученого существует опасность отойти от науки и превратиться в завхоза.
— Директор должен четко понимать, что институт и его сотрудники могут хорошо делать в научном плане, отсюда стратегия в плане обеспечения коллектива темами и грантами. Это первоочередная задача, — размышляет Сергей Черный. — Что касается собственной научной деятельности… работаю. А что, разве это не научная деятельность — работа на институт?
По словам Сергея Григорьевича, сегодня его первоочередная забота — привлечение молодежи, готовой к решению дерзких, амбициозных задач, востребованных обществом. Увы, молодежь как приходит, так и уходит, и это не только отъезд за границу в поисках лучших условий. Конкуренцию составляют «денежные места», где могут решить, к примеру, квартирный вопрос. Потому директор института все время в поисках, в том числе коммерческих заданий: надо кормить коллектив!
Надо сказать, Сергей Черный активно пользуется правилом: нужны молодые кадры — выращивай сам. Он профессор, преподаватель НГУ, уже много лет ведет курс математики «Методы вычисления»:
— Педагогическая деятельность, во-первых, заставляет находиться в форме, а во-вторых, так я привожу в институт своих учеников. И утверждаю, что молодежь у нас прекрасная. Она пусть более меркантильная, чем мы когда-то, но чудесная, талантливая. Если ее сумеешь увлечь, то получаешь истинное наслаждение от работы с такими ребятами.

Татьяна ЭМИХ


Коротко о важном:

— Когда научную деятельность можно назвать патриотичной?
— Считаю, что надо меньше бить себя в грудь и кричать «я патриот», а больше выполнять свою работу как следует. Моя деятельность и деятельность нашего института — все, что мы делаем по госзаказам или для наших российских предприятий, направлено на развитие страны. Это и есть патриотизм.
— Ваша основная черта характера, которая помогает добиться результата?
— Системность. Выполняя любое дело шаг за шагом, постепенно движешься к цели. Считаю, это хорошая черта характера, которая помогает решать сложные задачи что в науке, что в жизни. У меня мама была бухгалтером, думаю, что желание все разложить по полочкам, по порядку — от нее.
— К каким жертвам должен быть готов молодой ученый?
— К тому, что нагрузка будет максимальная, а зарплата минимальная. В самом начале карьеры он работает на перспективу, возможно, довольно далекую.
— Когда Вас посещает вдохновение?
— О, чаще всего оно приходит тогда, когда много-много накопишь материала, потратишь огромное количество сил и времени, а потом вдруг щелкнет догадка. Но вдохновение ли это?
— Какой Вы начальник?
— Разный, в основном строгий, но стараюсь быть справедливым.
— Как Вы переживаете неудачу?
— Отодвигаю в сторону и продолжаю заниматься делом. Переживания могут идти фоном, но главное — анализ причин неудачи, выводы и, если надо, корректировка действий.
— По каким принципам Вы оцениваете людей?
— Разделяю окружающих на «людей» и «людишек». К первым отношусь с уважением. Это люди, настоящие по своим взглядам и отношению к жизни, в которой у каждого есть своя задача. Вторых… мелких и чванливых, неглубоких и не имеющих стойких принципов, не воспринимаю.
— Как Вы отдыхаете?
— Я не оригинален. Общение с детьми и внуками. Вождение автомобиля. И, как без нее, дача.
— 65-летие — это какой-то рубеж в жизни?
— Да какой рубеж, просто день в календаре. Ничего не изменилось, в душе я гораздо моложе!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.