Сергей Меняйло: «Кто, если не мы сами»

С. Меняйло

События бурно начавшегося 2020 года обозначили немало серьезных вопросов, за компетентными ответами на которые мы обратились к полномочному представителю Президента РФ в СФО Сергею Меняйло

— Сергей Иванович, в своем Послании Федеральному Собранию президент страны озвучил немало революционных предложений, одно из которых относится к институту местного самоуправления, — расширение полномочий и финансовых возможностей муниципалитетов. Как это отразится на решении проблем регионального уровня?
— Многоуровневость структуры любой системы управления определяет порядок ее функционирования: каждый должен работать в рамках своих компетенций и полномочий. Однако довольно часто люди обращаются со своими проблемами «через голову», минуя те инстанции, которые уполномочены эти проблемы решать на своем уровне. Органам местного самоуправления предназначено жить интересами людей и быть первой инстанцией для решения всех возникающих вопросов. Поэтому президент поставил задачу повысить эффективность местного самоуправления, сделав его третьим звеном в системе государственного управления, что, разумеется, скажется и на межбюджетных отношениях. Речь идет не только о наделении органов местного самоуправления определенными полномочиями, но и об обеспечении средствами для их исполнения. В частности, тех же национальных проектов. Такой подход позволит планировать именно те мероприятия, в которых действительно нуждаются территории. Регионам надлежит встраивать их в свою вертикаль. Вот почему перечень поручений президента по поддержке органов местного самоуправления беспрецедентен по объему.
— Территориям, особенно таким объемным, как Сибирь, нужны люди. Как могут повлиять на наши региональные интересы демографические инициативы президента?
— Люди должны жить там, где они хотят жить, где им жить комфортнее. И эти условия для них следует создавать: соответствующего уровня образование, медицинское обслуживание и так далее. Президент в своем Послании Федеральному Собранию и сосредоточился, прежде всего, на вопросах, способствующих этому: продолжительность жизни, сокращение смертности, повышение уровня рождаемости, что составляет стержень двух взаимосвязанных национальных проектов — «Демография» и «Зравоохранение». Для их успешной реализации нам необходимо придерживаться идеологии формирования здорового образа жизни, сделать более доступной отвечающую современным требованиям первичную медицину. Особенно в области ранней диагностики и профилактических мер. Такого уровня медицина должна
прийти в первую очередь в сельскую местность. Для этого даже снижен порог численности населения, необходимой для создания медицинских учреждений первичного звена. Однако их следует оснастить современным оборудованием и укомплектовать специалистами, которых необходимо мотивировать для жизни и работы в селе. Очень могут выручить и мобильные медицинские комплексы. Конечно, при условии транспортной доступности. Ключевой вопрос — повышение рождаемости также напрямую соотносится с качеством медицинского обслуживания. Чтобы оценить его и сделать необходимые выводы, недавно был проведен аудит системы здравоохранения Кемеровской области, на очереди Иркутская область. Серьезному анализу подверглась вся региональная сеть первичной медицинской помощи, в том числе негосударственной, составлены схемы размещения объектов здравоохранения, приведены в порядок паспорта медицинских учреждений. На основе этого анализа подготовлены проекты программы модернизации первичного звена здравоохранения, но не с целью оптимизации, а для формирования системы оказания медицинской помощи современного уровня. На 20-е годы регионам уже выделено на эту работу из госбюджета 27 млрд рублей. И, конечно же, мотивация семей на рождение детей, которая обрела реальные черты в предложенных президентом конкретных мероприятиях. Если подсчитать материальные выгоды от всех предлагаемых форм поддержки, в совокупности получится очень неплохая сумма. При этом льготы и формы поддержки касаются и опекунов, берущих на себя воспитание детей, оставшихся без попечения родителей. Поэтому эффект в итоге должен быть весомый — укрепление и развитие человеческого капитала.
— Решение этих проблем напрямую соотносится со Стратегией пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года, в русле которой — разработка стратегий Южно-Сибирского и Ангаро-Енисейского макрорегионов. Как движется эта работа?
— Мы принялись за нее еще на этапе утверждения Стратегии пространственного развития Российской Федерации, подключив наших ученых, имеющих научно обоснованные мнения о тенденциях развития Сибирского федерального округа, о возможных направлениях ускорения этого развития и механизмах усиления сибирской экономики. До октября текущего года упомянутые стратегии должны быть разработаны. Нам необходимо использовать на практике свой мощный потенциал — сибирскую науку, способную вместе с бизнесом не только выстроить стратегическую линию регионального развития, но и предложить методику ее реального воплощения. Активной должна быть позиция обеих сторон. Бизнес находится в авангарде: четко осведомлен о веяниях времени и мобилен в адаптации к ним. Науке следует знать о потребностях бизнеса и встраивать их в свой научный процесс.
— Цели интеграции вузовской науки, научных организаций и предприятий реального сектора как раз подчинена идея создания НОЦев — научных центров мирового уровня. На каком этапе реализация этого проекта в Сибири?
— Как известно, о своем желании создать НОЦы заявили все регионы. Мы с президентом РАН Александром Михайловичем Сергеевым обсуждали этот вопрос на нашей недавней встрече. На самом деле, создание НОЦев — не панацея. Конечно, это престижно, это дополнительные средства, но это и соответствие высоким требованиям. Пока речь идет о пятнадцати таких центрах по всей стране, пять из которых уже работают как пилотные. Наши институты также включились в этот процесс. Это Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор», первым разработавший тест-системы для коронавируса. Это Федеральный исследовательский институт цитологии и генетики СО РАН, который вошел в консорциум из восьми организаций, объединенных в Курчатовский геномный центр. На базе Института математики СО РАН НГУ создается математический центр мирового уровня. Один из пяти НОЦев создается в Кемеровской области — добыча, транспортировка, глубокая переработка угля. В рамках деятельности этого НОЦа откроются 26 сетевых новых образовательных программ в партнерстве с ведущими научными центрами. До 1 июня текущего года будущим НОЦам планируется представить гранты из федерального бюджета на конкурсной основе. Общий объем финансирования этого проекта составит 240 млн рублей. В 2020 году запланировано профинансировать еще пять центров, в 2021 — еще пять. Так что перспективы у нас большие и для Томской, и для Новосибирской областей, и для Красноярского края. Наиболее же реально на сегодняшний день стать участниками этого проекта могут Томский государственный университет, Сибирский федеральный университет и НГУ. Кроме того, также на федеральном уровне распределена субсидия на реализацию программы развития четырех специализированных учебных заведений — сузов, в числе которых и наша физматшкола. Конечно же, мы с Александром Михайловичем обсуждали и серьезнейший проект мирового уровня — установку класса мегасайенс Центр коллективного пользования «Сибирский кольцевой источник фотонов (ЦКП «СКИФ»), ввод в эксплуатацию которого запланирован на 2023 год. И от этого срока мы должны вести отсчет, четко планируя конкретные этапы выполнения работ. Поскольку речь идет не только о проектировании, строительно-монтажных работах, но и специфическом оборудовании. Первый год работы должен быть расписан поэтапно по датам и, соответственно, по суммам. От того, чего мы достигнем к концу 2020 года, будут зависеть стартовые позиции 2021 года.
— Подобная схема наверняка сработает и в отношении других объектов — например, строительства станции метро «Спортивная» в Новосибирске?
— Здесь уместен несколько иной формат. О таких объектах легче разговаривать на федеральном уровне, когда у тебя есть прошедший экспертизу проект и выведена его окончательная стоимость, а не заявлять: дайте денег, я построю. Станция «Спортивная» будет. Финансирование строительства начато из регионального бюджета, и идет работа над тем, чтобы подключился федеральный центр. Но, опять же, нужно предусмотреть решение комплекса проблем. Ведь первична в данной ситуации даже не отдельно взятая станция метро, а будущий ледовый дворец, который станет точкой притяжения и других видов транспорта. Потребуются и автомобильные парковки, и дорожные развязки. Грамотно продуманную математическую модель этого комплексного объекта можно и нужно будет проецировать дальше, на все трудные транспортные участки города.
— В продолжение темы еще одна важная сфера — воздушный транспорт. Как соотносятся планы СФО с недавними поручениями президента Владимира Владимировича Путина относительно развития региональной авиации, создания самолета на базе ТВС-2ДТС? Ведь подразумевается также и создание авиационной компании для грузо- и пассажирских перевозок в труднодоступные районы с парком воздушных судов российского производства.
— Чтобы запустить в серию одномоторный самолет ТВС-2ДТС «Байкал», разработанный в новосибирском СибНИА имени Чаплыгина, необходимо сначала доработать летно-техническую документацию. Этим должен будет заняться холдинг «Вертолеты России» на базе Улан-Удэнского авиационного завода на финансировании Минпромторга. О серии говорить пока рано.
Однако основные задачи — развитие маршрутной авиасети, как внутри региона, так и межрегиональной, создание современного парка воздушных судов, развитие аэродромной сети — остаются одними из первоочередных. «Байкал» попал в поле зрения президента. И этого шанса мы постараемся не упустить.
— Одна из «горячих» тем для сибиряков — «мусорная реформа» — от неудачного выбора мест для мусоросортировочных полигонов до некачественного вывоза мусора из конкретных мест. Какова Ваша оценка происходящего?
— В прошлом году вступил в силу новый порядок обращения с твердыми коммунальными отходами. К сожалению, не все региональные операторы оказались готовы к ней. Ведь это не только сбор оплаты по тарифу, это несанкционированные свалки и мусорные полигоны, срок жизни которых уже практически истек. Мусорная реформа без строительства полигонов, сортировочно-перерабатывающих и мусоросжигающих заводов не заработает. Надо вносить изменения в законодательство по вывозу и утилизации мусора. Необходима четкая методика норм накопления в соответствии со спецификой региона. Надо осознать, наконец, что мусор при правильной сортировке и утилизации — это сырье, это товар, это тепловая энергия. Однако, чтобы взяться за этот бизнес полномасштабно и начать строить за свой счет, концессионеру нужны условия и мотивация. И, конечно же, надо прививать населению культуру раздельного сбора мусора.
— «Мусорная» проблема тесно связана с экологическим благополучием регионов, что многократно подчеркивалось президентом. Не стоит ли, на самом деле, вернуться, например, к вопросу сокращения добычи угля в Кузбассе, который не раз поднимал в свое время Аман Тулеев?
— Это важная сфера нашей экономики, в том числе и экспортной. Сократить означает нанести по ней удар. А вот решить проблему экологической безопасности сегодня вполне возможно с помощью современных технологий. Для этого следует повысить ответственность добывающих компаний за модернизацию своего производства, за рекультивацию использованных земель. В Кемеровской области разрабатывается инновационная управленческая платформа «Чистый уголь — зеленый Кузбасс», готовится региональный экологический стандарт. В регионе закрыты дороги общего пользования для большегрузных машин, перевозящих уголь. Угольные компании Кузбасса планируют в этом году затратить более 11 млрд рублей на выполнение экологических требований. Очистные сооружения, установка пылешумозащитных экранов, пылегазоочистного оборудования, рекультивация карьеров — вот альтернатива снижению добычи и, как следствие, падению бюджетов всех уровней.
И этот процесс идет не только в угольной отрасли. В рамках федерального проекта «Чистый воздух» в крупных городах Сибири с высоким загрязнением воздуха — Братске, Красноярске, Омске, Новокузнецке, Норильске — реализуется комплекс мероприятий по снижению выбросов промышленных предприятий, обновлению общественного транспорта с повышением экологического класса, газификация жилых домов частного сектора. Только в 2019 году самостоятельные инвестиции компаний «Газппромнефть», СГК, «Русал», «Кузнецкие ферросплавы» в модернизацию своих производств составили почти 80 млрд рублей. Вредные выбросы снизились на 3—5% к уровню 2018 года.
— Сергей Иванович, предлагаю подытожить наш разговор тем, что практически сразу заявивший о себе как о непростом 2020 год ознаменован для Вас личным юбилеем, который Вы, кстати, уже отметили погружением в ледяную крещенскую купель. Рискну предположить, что Ваши планы и на дальнейшее так же смелы…
— На самом деле, ныряю всегда, когда есть возможность. А что дальше? Жить и работать. Ведь это не шестьдесят — это дважды по тридцать. Понятно, что часть жизни уже за спиной, но, по самокритичной оценке, прожитая не зря. Это моя история. Хочу продолжать ее. Есть опыт и желание приносить пользу. Вот, скажем, как у ребят ВДВ: никто, кроме нас, или у морских пехотинцев: где мы — там победа. А почему бы не я, в том числе?

Наталья СЕКРЕТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.