Пандемия: прогнозы и размышления

Ю. Воронов

Кандидат экономических наук Юрий Воронов, ведущий научный сотрудник Института экономики и организации промышленного производства СО РАН, спрогнозировал возможное развитие пандемии коронавируса в России и мире

Чтобы анализировать общемировую динамику пандемии, разумно было бы свести в один параметр шесть показателей, которые сравниваются сейчас за два соседних дня: численность выявленных, численность умерших и численность выздоровевших.
При построении индекса победы над пандемией (iV) я исходил из того, что есть статистика динамики трех показателей численности: заболевших (выявленных), умерших и выздоровевших. Из них один показатель роста (последний) можно оценить как положительный, а два других — как отрицательные. Поэтому я ввожу два показателя соотношений темпов роста: выздоровевших к выявленным и их же — к умершим.
TH/TN и TH/TD
H от health, N от new и D от dead. Поскольку значимость каждого из показателей будет ясна только после массового применения индекса, предлагаю их попросту перемножить:
(TH/TN)*(TH/TD)
Далее проделываем манипуляции, достаточно обычные для биржевых индексов: вычитаем единицу и умножаем на тысячу. Делается это для наглядности, иного смысла нет. Получаем окончательную формулу:
iV = ((TH/TN)*(TH/TD)-1)*1000
Индекс показывает, насколько рост численности выздоровевших превышает рост числа умерших и числа зараженных. Теперь посмотрим, как начиналась пандемия в мире в начале года, с 15 февраля по 19 марта, используя этот индекс. Видим, что каждые сутки значение индекса уменьшалось примерно на 12 пунктов с коэффициентом корреляции 0,9. Это отчасти убеждает, что индекс, в определенном смысле, «работает».
И это свидетельствует о том, что до третьей декады марта мировая медицина терпела поражение. После этого линейное снижение индекса прекратилось, и начались колебания его значений. Цикл этих колебаний равен примерно 58 суткам, что составляет два лунных цикла.
С вполне приличным коэффициентом корреляции 0,85 получились следующие результаты (см. график 1).
Обострение пандемии было в новолуние, 24 марта, облегчение — в новолуние, 23 апреля. Если цикл «пойман» правильно, то в следующее новолуние, 22 мая, должно быть обострение пандемии, а на новолуние, 21 июня, придется минимум заболевших и умерших. На 20 июля придется очередное обострение. А в новолуние, 19 августа, похоже, всё закончится, так как последующее обострение будет незначительным в силу снижения амплитуды колебаний и общего тренда роста индекса. Вероятнее, значение индекса вернется к февральскому уровню в диапазоне от 140 до 200.
Подозрение падает исключительно на процесс активации тромбоцитов, хотя здесь я, видимо, слишком всё упрощаю. В частности, с тромбоцитами связан менструальный цикл. Существует незначительное увеличение тромбоцитов в день овуляции с последующим прогрессивным падением к 14 дню до менструации. После начала менструации происходит быстрый рост количества тромбоцитов. У мужчин как таковых менструаций (в форме кровотечений) нет, но состав крови перестраивается в полном соответствии с менструальным циклом. Есть периоды высокой свертываемости крови и периоды низкой свертываемости. В частности, в период новолуния порезы и у мужчин и у женщин заживают медленнее всего, свертываемость крови наименьшая. Еще один повод для размышлений: в качестве вспомогательных препаратов при лечении зараженных коронавирусом используются гепарин и другие препараты, снижающие вязкость крови.
Мои прежние работы по проблеме воздействия лунных циклов на здоровье больше относятся к экономике, чем к медицине. Их было две. Обе — полувековой давности. Первая связана с социологическими исследованиями отношения к труду на ткацких фабриках Иваново. Врачи этих фабрик обратили наше внимание на то, что до прихода на фабрику у будущих ткачих менструальные циклы начинаются и заканчиваются по-разному. У каждой — свой. Но через несколько месяцев они подчинялись общему циклу. Понятно, что меня, как экономиста, эта проблема интересовала по двум побочным темам. Первая — на каждой фабрике требовалось резкое увеличение количества «комнат гигиены женщины», чтобы обеспечить пиковую их загрузку. Вторая — при планировании производства требовалось учитывать, что у всех работниц в одни и те же дни снижается производительность труда и повышается процент брака.
Чуть позже меня направили на восток — поднимать дальневосточную социологию. Первым исследованием, которым я руководил как разработчик методики, было исследование отношения к труду на плавбазах Крабофлота. Это женские коллективы, скученные в ограниченном пространстве. Та же проблема, но в более жестком варианте. На ткацкой фабрике можно было снизить план, когда у всех работниц «те дни». А краб этого никогда не поймет. Он лезет и лезет в сети. Проблема так и не поддалась решению, была попросту зафиксирована.
Пандемия в большей мере коснулась развитых стран, где выше частота прямых контактов между людьми. Поэтому там более вероятен единый цикл гемодинамики и, соответственно, меньше вероятность найти людей, находящихся на другой стадии цикла.
Во многих странах развиваются другие исследования цикличности развития короновируса. Одни связывают ее с цикличностью холестерола (хорошего холестерина). Другие подробно прорабатывают вопрос с цитокинами — частью иммунной системы, активность которых также подвержена лунным циклам. Думаю, все эти направления рано или поздно объединятся. Но везде внимание врачей начинают привлекать антикоагулянты — средства, снижающие вероятность тромбообразования. Так что мои размышления их рекомендациям не противоречат.
Остается загадкой, почему цикл двойной. Но здесь мои микроскопические знания вирусологии заканчиваются.
За контрольную точку я беру 22 мая. Сегодня, 26 мая, можно подвести итог (графики 2,3,4).
Видно, что предыдущее улучшение ситуации пришлось на новолуние 23 апреля, а максимальное ухудшение на новолуние 22 мая. Это и прогнозировалось. Следующее максимальное значение индекса придется на 21 июня, ухудшение на 20 июля, а улучшение 29 августа ознаменует конец эпидемии, поскольку следующая волна уже не принесет заметного обострения ситуации.
Очень хочется разобраться и в том, почему вирус быстро мутирует. Есть два ответа на этот вопрос: «такой получился» и «у него изменились условия существования». Я считаю второй вариант более осмысленным. Осталось выяснить, что в этом главное — состав крови, ожирение, контакты или что-то еще. И сможем ли мы изменить условия его существования на более благоприятные? Не подавить, а успокоить? Пока же всё мировое сообщество напоминает хулиганов, бегущих на крик: «Наших бьют», по пути пинающих и взаимно обвиняющих друг друга. Лучше, все-таки, подойти к проблеме вплотную и спокойно задать вопрос: «В чем дело?».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.