«Ведь это наши горы, они помогут нам!»

Непоседы! — улыбаются некоторые упорству тех, кто в течение целого года готовится к дням всего эдак десяти летнего отдыха…

Догадались? Речь, конечно же, о так называемых экстремалах, любителях активного и, подчас, небезопасного отдыха. Но лично для меня они — люди особой закалки, мужества и нравственных качеств высокой пробы.
Вот и для Сергея Шевченко, заведующего онкологическим отделением № 6 Городской клинической больницы № 1 города Новосибирска, доктора медицинских наук, профессора кафедры хирургических болезней НГУ крайний, как у нас говорят и как оказалось в силу обстоятельств, поход на Эльбрус в сентябре прошлого года имел огромное патриотическое значение: он посвятил его 75-летию Победы и 90-летию ГКБ № 1.
Как это было, я постаралась подробно расспросить у него самого.
— Сергей Петрович, я знаю, что лыжи, горный туризм, дайвинг — неотъемлемая часть Вашей жизни уже немало лет. Расскажите сегодня об Эльбрусе. Ведь это был для Вас не рядовой поход.
— Да, это так. Идея подняться туда возникла давно. Водрузить флаг нашей больницы на одной из вершин Альп в честь ее предстоящего 90-летия планировалось еще в начале прошлого года, когда открывали там свой лыжный сезон. Да помешала банальная причина — флаг-то у нас был еще старого образца, а уже шел процесс смены его дизайна. Довел дело до конца я уже на Эльбрусе.
— …где и был водружен новый флаг ГКБ № 1?
— Конечно. Вот и фотоотчет (включает видеозапись, где за шумом яростного ветра все же слышен его победный крик — Ред.). На этой радостной волне я отправил его сразу же после спуска главному врачу больницы — Юрию Иосифовичу Бравве. И тоже практически сразу же получил от него ответ с поздравлениями. А чуть позже посыпались поздравления от множества коллег и знакомых, кому Юрий Иосифович мои фотографии разослал по сети. Было не просто приятно, ощущалась торжественная правильность момента.
— Побалуйте нас подробностями. Они необходимы и для понимания важности еще одной цели этого восхождения, о которой я расспрошу Вас чуть позже.
— В этот поход команда собралась из 33 человек со всей России, и даже прилетела наша бывшая соотечественница из Мюнхена. До восхождения нам предстояло несколько этапов подготовки. Мы прибыли в Терскол — известное альпинистам и горнолыжникам село в Эльбрусском районе Кабардино-Балкарии. Там прожили несколько дней, чтобы радиальными походами (одного дня) на высоту 3300 и 3700 м адаптировать организм к условиям горной местности. Это обычная практика восхождения: быстро подниматься на высоту нельзя. Я имею печальный опыт быстрого подъема на 3600 м, едва не стоившего мне горной болезни.
— А какие особые опасности подстерегают человека там, наверху?
— Два обстоятельства — нехватка кислорода и холод. К этим проблематичным моментам также нужно готовиться поэтапно. Поэтому сначала мы сходили на Чегемский перевал, затем — к обсерватории, потом поднялись на высоту 3700м и оттуда предприняли еще два радиальных похода на 4100 м — место под названием Приют одиннадцати и 4700 м — скалы Пастухова. Уже на этой высоте занялись горно-ледовыми тренировками: как правильно упасть, как пользоваться ледорубом. На таких высотах уже можно понять, кому по силам дальнейшее восхождение, а кому нет. И некоторым пришлось вернуться. Горы вообще шуток не любят, это не просто прогулка на фоне безумно красивых пейзажей. Среди этой красоты еще нужно выживать. Как верно выразился один из героев фильма «Вертикальный предел», на высоте более 8000 м не умирают, там просто не живут. Кстати, самое выcокое место проживания людей на Эвересте — 5100 м. Дальше — базовый лагерь Эвереста, высота 5364 м.
— И вот, наконец…
— Поскольку мы жили в базовом лагере в вагончиках, перед самым штурмом Эльбруса был день отдыха, что, конечно, придало дополнительных сил.
Подъем начали ночью, потому что надо было достичь цели до полудня. Это одно из правил гор, поскольку погода в горах портится быстро и можно попасть в очень неприятную ситуацию. А еще при любом восхождении нужно помнить: можно отдать подъему все силы, но еще важнее — спуститься. Но это так здорово — быть там, наверху! Эмоции — через край! Ты это сделал! Ведь из 33-х дошли только 17…
— А ведь была еще одна, очень важная точка на пути следования?
— Это относится к волнующим своей беспрецедентностью событиям более чем 70-летней давности. Во время Великой Отечественной войны в этих местах шли трудные бои между хорошо подготовленной, адаптированной к горам горно-стрелковой бригадой «Эдельвейс» и нашим 214-м конным (!) полком. Немцы штурмовали эти высоты не только пулями и гранатами, но поднялись на Эльбрус и водрузили на его западной и восточной вершинах свои флаги. Это было настолько вызывающе, что еще в ходе войны в феврале 1943 года группа советских альпинистов сняла их сначала с западной, а потом и с восточной вершин с разницей дня в четыре. И теперь можно только поражаться мужетсву тех солдат, которые безо всякой особой подготовки и соответствующей экипировки сумели не только выжить, но и победить в условиях высокогорья — тут идти-то тяжело, а уж воевать! Говорят, это стало толчком к развитию альпинизма в советской армии, чему до этого особого внимания не уделялось. А еще рассказывают, что там, в горах, встретились с разных сторон немецкие и наши парни, которые когда-то вместе ходили по этим маршрутам. Как в песне Высоцкого:
А до войны вот этот склон
Немецкий парень брал с тобою!
Он падал вниз, но был спасен,
А вот сейчас, быть может, он
Свой автомат готовит к бою…
Возможно, это просто легенда, а может, и нет. Обидно, что история упоминает об этом скупо. Мы все больше знаем о Курской дуге, Сталинграде и так далее. А битва за Кавказ — многомесячные бои в тяжелейших условиях — можно сказать, осталась «за кадром». И только обелиски у подножья, ком в горле и песенное: «Мерцал закат, как блеск клинка»… Конечно, Эльбрус с такой героической историей оказался более подходящим и для флага нашей больницы. Особенно в приближении к героике медиков нынешних дней.
— Теперь эту историю воочию впитывают люди со всего света.
— В принципе, да. Перед нами шли иностранцы. Мы не вникли, из какой страны, но говрили они на одном из славянских языков. На каком-то этапе мы их обогнали, они пошли по нашим веревкам, потом снова оказались впереди нас, и образовалась небольшая очередь из желающих как-то отметиться на вершине.
— А есть ли принципиальная разница между туризмом и альпинизмом?
— Есть единая цель — достичь. Пути разные. Если альпинисты идут вверх максимально вертикально, то туристы могут эту вертикаль обойти, но подняться на ту же высоту. Я предпочитаю туризм. Хотя сходства предостаточно — тоже долго, кропотливо, терпеливо, с той же амуницией — каски, кошки, палки, ледоруб.
— Что манит Вас в эти походы? У вас напряженная, энергозатратная работа, а отдых вы выбираете такой же. Почему?
— Конечно, все это красиво, завораживающе. Да и красоты в разных местах разные. Я еще немного занимаюсь дайвингом, так под водой красиво не менее. Конечно, я могу поваляться на солнышке день—два. Но дальше надо что-то делать. Неинтересно, честно говоря, проводить время тупо. Хочется что-то увидеть. Я уже говорил, что раньше мы были ограничены в этих возможностях. Были горнолыжники, прославляющие советский спорт, но не массово. А значение слова «дайвинг» было вообще непонятно. Теперь же, смотрите, сколько людей этим занимается. Это же тоже здоровый образ жизни. И не обязательно отправляться за ним в далекие страны. Экономически и территориально нам ближе горы Кавказа, хотя, с точки зрения альпинизма, сложнее многих иных. Как и наши Алтайские 4-тысячники. Это, видимо, связано с климатическими особенностями, но порой на Эвересте на тех же 5 тысячах я чувствовал себя легче, нежели тут, на Алтае или Эльбрусе на 4 тысячах. Здесь уже с 3700 м надеваешь кошки и высокогорные ботинки, а это совсем другая амуниция. И, случается, спустился, «отдыхиваюсь» и говорю ребятам: все, хватит, больше не пойду. Но проходить время и… никогда не говори никогда.
— Сейчас, видимо, будет доступен пока, в основном, Алтай. Переживете?
— Вполне. Мне удалось побывать уже в разных уголках мира. Тем более что приоритет я все же отдаю лыжам. А эта возможность остается в наших местах.
— И оцифровать ее никому не удастся!

Наталья СЕКРЕТ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.