Десятки тысяч заболевших: сибиряки побороли эпидемию тифа

На фоне пандемии коронавируса интересно вспомнить о других масштабных эпидемиях, которые пережила наша страна

Самая масштабная эпидемия ХХ века — испанка — тремя волнами прошла по миру с 1918 по 1920 годы. Всего испанкой заразилось более 500 миллионов человек — треть тогдашнего населения планеты, а умерло по разным данным от 17 до 50 миллионов человек. Сибирь эта эпидемия обошла стороной. Но наш регион оказался в эпицентре другого страшного инфекционного заболевания — в эти же годы Сибирь охватила масштабная эпидемия тифа. О том, откуда пришла эта страшнейшая эпидемия и как удалось с ней справиться, рассказывает известный специалист по истории Сибири, главный редактор научно-исторического журнала «Сибирский Архив» доктор исторических наук Владислав Кокоулин.
— Владислав Геннадьевич, откуда в Сибири появился тиф?
— Медики разделяют три вида заболевания со схожими симптомами — сыпной, брюшной и возвратный тиф. Они распространяются различными путями: сыпной — вшами, брюшной — мухами. Эпидемии тифа в истории связываются, как правило, с периодами войн, голода или социальных потрясений, когда резко ухудшается санитарное состояние окружающей среды или на небольших пространствах скучиваются большие массы людей. Именно такое сочетание этих трёх факторов —
войны, антисанитарии и скученности людей — случилось в годы Гражданской войны в Сибири.
— А каковы были масштабы этой эпидемии в Сибири?
— Общие масштабы эпидемии оценить достаточно трудно: шла Гражданская война, учёта заболевших не было. Но приведу некоторые цифры, чтобы можно было представить масштаб этого бедствия. Так, в Омске после взятия его Красной Армией в ноябре 1919 г. было больше 15 тысяч тифозных больных, которые жили по частным квартирам, ежедневно заражая здоровых. Ежедневно в городе умирало от 100 до 200 человек, хоронить которых было просто некому — многие были беженцами из Европейской России и не имели здесь родственников. Горожане просто отвозили такие трупы на городскую свалку.
В Томске болело тифом более 12 тысяч человек, в Красноярске — более 15 тысяч. В Новониколаевске на станции стояли вагоны, в которых было более 5 тысяч трупов умерших от тифа, в Военном городке — более 12 тысяч. Умерших в самом городе складировали в часовне на Николаевском проспекте, а когда она заполнилась — складывали штабелями рядом с ней.
Ещё хорошо, что была зима и стояли морозы, что сдерживало распространение эпидемии. Представьте себе, что началось бы весной и летом — сибирские города просто бы вымерли.
— Как сибирякам удалось справиться с этой страшнейшей эпидемией?
— После того как Красная Армия заняла Омск и стали понятны масштабы бедствия, Сибревком организовал чрезвычайную комиссию по борьбе с тифом (так называемый «чекатиф»), которой были даны диктаторские полномочия — её требования подлежали беспрекословному выполнению всеми гражданскими и военными властями на местах. По мере продвижения Красной Армии в Сибирь стало понятно, что беда касается не только Омска, но и других сибирских городов, и комиссию переименовали в Сибчекатиф, распространив её полномочия на все освобождающиеся от белых территории.
В городах срочно расширялась сеть больниц и госпиталей, куда свозили всех больных тифом. Воду горожанам стали доставлять бесплатно, по карточкам распределялось мыло по минимальной цене, все бани были обеспечены дровами и пущены на полную мощность. Всем, кто был занят в чекатифе, предоставлялась возможность внеочередной помывки в бане и дополнительное питание. Беженцев, которые не болели тифом, выселяли из городов по окрестным деревням, уменьшая скученность городского населения.
Все нечистоты в городах собирались и утилизировались. Трупы также собирались, закапывались вперемешку с известью или сжигались. Как правило, их складывали штабелями вместе с дровами, обливали керосином и поджигали. А, например, в Новониколаевске в феврале 1920 года для сжигания трупов даже был построен крематорий.
Конечно, все меры были бы бесполезными, если бы горожане не приучились соблюдать санитарные нормы того времени — мыть руки, стирать одежду, вывозить навоз с улиц и нечистоты из уборных. Для наглядной агитации в городах развешивались плакаты. Так, в Красноярске на улицах можно было видеть плакат, на котором царь Николай II в виде вши держал в руках плеть, крест и нож. Или такой: рабочий, пригвоздив штыком буржуя и белогвардейца, занёс руку с мылом над вошью.
В итоге, к весне 1920 года удалось практически полностью справиться с этой эпидемией. Хотя, конечно, отдельные вспышки тифа, как, впрочем, и других заболеваний — холеры, малярии, кори, нет-нет, да и вспыхивали в Сибири все 1920-е годы. Но масштабов эпидемии они уже не принимали.
— Если говорить о сегодняшней эпидемии коронавируса, то когда она станет предметом изучения для историков?
— В принципе, её можно изучать уже сегодня. Конечно, не медицинский аспект, хотя и это может быть предметом изучения историков науки. А экономические, социальные, политические и ментальные последствия этой эпидемии в контексте тех экономических, политических и социальных преобразований, которые продолжаются в России в целом и в Сибири в последние 20 лет.

Записала Марина Вдовик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.