Работа по «дистанционке» попадет в ТК

Недавно вынесенный на общественное обсуждение проект Федерального закона «О внесении изменений в Трудовой кодекс РФ в части регулирования дистанционной и удаленной работы» стал предметом многочисленных дискуссий. Не осталась в стороне и Новосибирская городская торгово-промышленная палата

Взрыв на рынке дистанционной работы из-за пандемии коронавируса вызвал немало жалоб работников на нарушение их прав. Все правильно, дело-то новое. Но не торопятся ли защитники во всем обвинить работодателей?
Совещание, темой которого стали поправки в Трудовой кодекс, вызвало немалый интерес. Чего только стоит широкое представительство руководителей властных органов, экспертных кругов и общественных объединений. Особый вес дискуссии придало участие в режиме видеосвязи первого заместителя руководителя фракции «Единая Россия» в ГД Андрея Исаева, заместителя председателя Совета Федерации ФС РФ Андрея Турчака и заместителя министра труда и социальной защиты РФ Елены Мухтияровой.
— Изменения касаются условий дистанционной и удаленной работы, которая, как показала пандемия коронавируса, стала особенно актуальна в последнее время, — отметил Андрей Турчак. — Предложенные поправки гарантируют защиту прав трудящихся, что крайне важно. По результатам социологического исследования почти четверть работников заявили, что их права были нарушены во время пандемии.
Массовый перевод работников на удаленный режим работы как для российской экономики, так и для трудового законодательства стал форс-мажором. Трудовой кодекс в его нынешней редакции не знает ситуаций временной дистанционной занятости. В настоящее время есть традиционный трудовой договор либо договор о дистанционной работе без вариаций. Этой весной проявилось множество нюансов,осложняющих удаленную работу. К примеру, юридически не существует рабочего места для работника на «удаленке», не прописаны правила использования оборудования работодателя и многое другое.
— Уверен, что в Трудовом кодексе появится отдельный раздел, посвященный непосредственно удаленной работе, — обнадежил участников совещания один из авторов поправок в ТК Андрей Исаев. — Помимо понятия «дистанционная работа» в законодательстве появятся понятия «временная дистанционная (удаленная) работа» и «комбинированная дистанционная (удаленная) работа». Это даст возможность применения гибкого комбинированного рабочего графика, когда можно работать попеременно: на рабочем месте в офисе и дистанционно.
Как сообщил законодатель, также будут переписаны положения, согласно которым причиной увольнения дистанционного работника может быть отсутствие у работодателя достаточного объема работы, нецелесообразность дальнейшего сотрудничества или производственная необходимость, которая сегодня определяется исключительно работодателем.
Впрочем, по мнению экспертов, попытки законодателей внести поправки, направленные исключительно на защиту интересов работников, непродуктивны.
— Думая о росте производительности труда, кроме дискриминации работника необходимо исключить возможности и для безответственного поведения сотрудников, как и любые спекуляции на этом фоне. Интересы работников и работодателей должны быть сбалансированы, — убежден президент Новосибирской городской ТПП Юрий Бернадский. — Считаю, что помимо всего прочего у работника и работодателя должна появиться четкая, определенная нормой закона возможность и право выбора режима работы и организации труда.
Никто не спорит, что изменения в Трудовом кодексе актуальны и своевременны. Ситуация на рынке труда меняется с головокружительной быстротой. По сообщению Юрия Бернадского, в Сибирском федеральном округе только за первое полугодие количество вакансий с гибкими и дистанционными режимами труда выросло более чем в 70 раз. В 100 раз выросло количество сотрудников, работающих в удаленном режиме. Сегодня в экономике Новосибирска порядка 50 тысяч работников, или около 5 процентов занятых, трудятся дистанционно, хотя лишь год назад в удаленном режиме работало всего 0,05 процента сотрудников.
В унисон с регионами говорит и всероссийская статистика. Согласно представленным Еленой Мухтияровой данным Министерства труда и социальной защиты РФ, почти шесть миллионов человек (11 процентов трудоустроенных граждан) в пиковые периоды нерабочих дней во время пандемии работали удаленно. В настоящее время удаленно работает порядка 9,4 процента сотрудников. Эксперты полагают, что после снятия ограничительных мер до 5 процентов трудящихся останутся работать удаленно, а это — каждый двадцатый трудоустроенный гражданин. Бизнес уже успел прочувствовать, что перевод сотрудников на удалённую работу позволяет оптимизировать расходы предприятия. Отсюда — прогноз по взрывному росту числа удаленных мест работы в ближайшие год-два.
— Все это делает вопросы регулирования удаленной занятости еще более актуальными. Но не надо забывать, что трудовая деятельность — процесс многосторонний, и если мы говорим о правах работников, то одновременно должны говорить и о правах работодателей, — предупреждает Юрий Бернадский. — Будет недальновидно, если на волне избирательной кампании, как это уже не раз бывало, законодатель скатится в популистские решения, защищая исключительно интересы работника, формируя при этом иждивенческие настроения.
Обсуждения поправок продолжится на уровне Госдумы в уже обновленном составе. Как сообщили ее представители — участники совещания в НГТПП, поступающие предложения будут обобщены и направлены для изучения с тем, чтобы в будущей редакции Трудового кодекса максимально учесть точки зрения работодателей и работников.

Елена ОРЛОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.