Сергей Меняйло: «Главный потенциал Сибири — человеческий»

С. Меняйло

Ежегодно Издательский дом «Сибирское слово» проводит интервью с полномочным представителем Президента РФ в Сибирском федеральном округе Сергеем Меняйло. В этот раз мы поговорили о поправках в Конституцию, коронавирусе, науке и экономическом потенциале сибирских регионов

Необходимое решение

— Хотелось бы начать разговор с одного из главных изменений, произошедших с нашей последней встречи — принятия поправок в Конституцию РФ.
— Это было очень важное событие в жизни страны. Мы все прекрасно понимаем, что универсального закона быть не может, и если взять историю любых других государств, то поправки в основные законы вносятся время от времени везде.
Если кратко сформулировать, то эти изменения, прежде всего, укрепляют единство нашей страны: политическое, правовое, экономическое, культурное и территориальное.
— Одна из поправок касается расширения полномочий муниципальной власти. Как, на ваш взгляд, это повлияет на ситуацию в Сибири, где находится крупнейший муниципалитет страны?
— До этого мы всегда говорили так: федеральные органы исполнительной власти, региональные органы исполнительной власти и органы местного самоуправления. После принятия поправки местное самоуправление юридически стало частью системы публичной власти, оставаясь самостоятельным институтом. Полномочия местного самоуправления расширились.
Более того, при новой системе региональные власти должны в большей степени учитывать интересы муниципалитета. Человеку важно, чтобы развивалась та территория, где он живет, и решались его проблемы. Соответственно, программы, которые разрабатываются и реализуются, должны включать мероприятия, в которых нуждаются конкретные жители конкретных городов, поселений, районов.
Пока, конечно, это новая система. Но, тем не менее, уже сейчас соответствующие эксперты на разных уровнях и сами муниципальные образования подтвердили эффективность и необходимость принятого решения.
— То же самое президент ранее говорил по поводу того, что надо кардинально повысить роль губернаторов в выработке и принятии решений на федеральном уровне. И это как раз может произойти с усилением роли Госсовета, в который входят все губернаторы, и вы тоже.
— Вся система выстраивается на основании изменений, внесенных в Конституцию. В декабре прошлого года был принят федеральный закон о Государственном Совете Российской Федерации, где определены задачи этого органа, и роль губернаторов в нем выросла.
Основа любого государства — это регионы. И высшие должностные лица регионов лучше всех знают, что там происходит и что необходимо. Многие сибирские губернаторы руководят различными рабочими группами Госсовета и абсолютно все входят хотя бы в одну. Рабочие группы занимаются выработкой соответствующих предложений по направлениям: экономика, культура, демография и другим. Эти предложения учитываются при принятии последующих решений президентом и правительством.

Беспрецедентные меры

— Нельзя не затронуть тему коронавируса и связанных с ним ограничений. Как пришлось перераспределить акценты в экономике Сибири, чтобы пережить коронавирус? Были ли изменения в экспортно-импортных потоках и в экономических процессах в целом? Достаточными ли оказались меры поддержки для бизнеса и населения?
— Конечно, пандемия сказалась на экономике: не только России, но и всех других государств. На экономические процессы в округе повлиял не только коронавирус, но и ситуация на мировых рынках, прежде всего — угольном и нефтегазовом.
В России по поручению президента были приняты беспрецедентные меры: ни в одном государстве таких мер принято не было. В большей степени пандемия ударила по малому и среднему бизнесу, особенно — в сфере услуг, досуга, общественного питания. Да, некоторые отрасли пострадали, но зато другие, наоборот, выросли. Поэтому в целом экономика устояла.
Например, когда не было средств защиты в достаточном количестве, мы их начали производить. Не было аппаратов ИВЛ — мы их начали производить. В фармацевтическом производстве наладили импортозамещение. Так что для некоторых направлений экономики это стало даже определенным импульсом к развитию.
Если же смотреть в целом, то индекс промышленного производства за 11 месяцев составил 95,5 процента к 2019 году. Падение небольшое: на 4,5 процента. При этом во время пандемии мы увеличили экспорт и сократили импорт.
Сфера сельского хозяйства работала достаточно стабильно. По зерновым оказались показатели даже выше, чем в прошлом году. Несмотря на засуху и пандемию, зерновых собрали на два процента больше, чем в прошлом году. На 3,5 процента вырос объем сбора пшеницы. И урожайность выросла. Экспорт продукции агропромышленного комплекса составил полтора миллиарда долларов — это на 34 процента больше, чем план по 2020 году.
В целом же те меры, которые предпринимались, дали возможность стабилизировать обстановку, не допустить введение избыточных ограничительных мер, резкого падения доходов граждан. Нам удалось избежать жесткого карантина: жизнь продолжалась…
При этом меры были самые разные: и прямая поддержка граждан и бизнеса, и увеличение пособия по безработице, и выплаты на детей, и льготная ипотека, и решение вопроса с обеспечением бесплатным питанием школьников, и приостановка проверок для бизнеса, и продление срока действия лицензий, и налоговые каникулы, и многое другое. Причем все делалось быстро: деньги перечислялись практически сразу после принятия решения, без дополнительных заявок и волокиты.
Совершенно на новый уровень вышли в своей работе многофункциональные центры по предоставлению государственных, муниципальных и других услуг.
Можно сказать, что в период пандемии мы вообще вышли на новый уровень жизни. Она дала толчок развитию цифровизации. Но самое главное, что изменилось, — это отношение к людям. Забота о старшем поколении, волонтерское движение, медработники… Все проявили свои лучшие качества.

Определить роль и место каждого региона

— В последнее время в стране было принято очень много основополагающих документов: сначала Стратегия пространственного развития России, потом — Перечень национальных приоритетов, теперь — Единый план развития экономики страны, который предполагает выделение в следующие три года более 39 триллионов рублей, в том числе — на развитие регионов…
— Основа всех этих документов — национальные приоритеты, утвержденные Указом президента от 21 июля 2020 года. На Госсовете в декабре прошлого года были рассмотрены и установлены индивидуальные показатели национальных целей на период до 2030 года для каждого субъекта федерации. И, исходя из этих основополагающих документов стратегического планирования, строится работа конкретно в каждом регионе, определяются необходимые ресурсы.
Вот пример. В 2021 году в Сибири запланировано строительство более 70 детских садов. Мало это или много? Для каждого региона — по-разному. Десять садиков для Иркутской области — это один эффект, а даже один садик для Республики Тыва — совершенно другой! Поэтому естественно, что в каждом регионе количество объектов будет разное. И это касается всех сфер.
Или еще один пример — устранение цифрового неравенства. У нас есть труднодоступные населенные пункты, в том числе — на Крайнем Севере. Задача — убрать это неравенство. В каждом населенном пункте должны быть сотовая связь и скоростной интернет. В 2021 году доступ к сети интернет получат пять тысяч социально значимых объектов в Сибирском федеральном округе. А значит, и населённые пункты, в которых они находятся, автоматически получают тот же самый доступ.
При этом всегда надо учитывать то, как исторически развивались регионы. Да, каждый хочет иметь у себя в городе аэропорт международного уровня. Но так сложилось по разным причинам, что в Сибири такой хаб — в Новосибирске. Хотя мы развиваем аэропорты и в других городах. К этому надо подходить творчески и с умом. Безусловно, при этом инфраструктура всех аэропортов должна отвечать требованиям времени и безопасности.
В прошлом году были приняты программы развития республики Алтай, Тывы и Алтайского края. У каждого из этих регионов — свои особенности. Республика Тыва сложная с точки зрения логистики, но очень богатая природными ископаемыми. Республика Алтай — это жемчужина с уникальными природными условиями: строить там заводы нельзя, но развивать регион надо. Поэтому для каждого региона надо найти «золотую середину».
Я считаю, что это хорошо, когда есть отдельные программы по таким своеобразным, особенным регионам. Они требуют индивидуального подхода и внимания. Каждому из этих регионов выделено по 10 миллиардов рублей из федерального бюджета. Цель программ — улучшить ситуацию в регионе, создать рабочие места и развить инфраструктуру.
В Республике Алтай это туристический потенциал, транспортная и коммунальная доступность. В Республике Тыва — модернизация комплекса для производства железобетонных изделий, санаторно-курортные услуги и несколько производств. В Алтайском крае — покрытие затрат и докапитализация Фонда микрозаймов, который финансирует инвестиционные проекты малых и средних предприятий.
Поэтому для каждого региона необходимы отдельные программы развития. Так мы создадим благоприятные условия жизни, снизим отток населения. То есть, удержим людей в Сибири, мотивируем их оставаться.
Еще очень важно, чтобы регионы все мероприятия национальных проектов выполняли в срок и качественно. Те регионы, которые не достигли установленных показателей, не смогли своевременно освоить средства, возвращают оставшиеся деньги в бюджет. А те, которые перевыполнили свой план, получают дополнительное финансирование. Такое небольшое соперничество, соревновательность. И это правильно: деньги, которые выделяет государство, должны работать и приносить соответствующий эффект. И там, где регионы готовы больше и быстрее работать, почему их не стимулировать?
— Недавно совместно с Президентом РАН Александром Сергеевым вы участвовали в представлении научного проекта социально-экономического развития Азиатской России в институте экономики СО РАН. Академик Сергеев отметил, что это уже не первая стратегия, разработанная учеными, но далеко не все из них были выполнены. И поэтому посоветовал делать стратегию ближе к народу. Каковы Ваши оценки задач и перспектив этого проекта?
— Впервые такая стратегическая работа велась на средства гранта, для чего был создан консорциум научных институтов и вузов. Сейчас принципы стратегического планирования на уровне страны пересмотрены. Ведь любая стратегия — это не документ ради документа. Она должна содержать конкретику и быть реализуемой.
При этом важно, чтобы в реализации стратегии были заинтересованы все участники процесса. Научное сообщество не должно занимать позицию: «Мы разработали стратегию, а вы дальше реализовывайте её».
Ученые привыкли к тому, что было в Советском Союзе. Но тогда были немного другие взаимоотношения. Мы использовали только свои разработки, потому что альтернативы не было. А сегодня рынок открытый. И бизнес предпочитает то, что лучше подходит по цене и параметрам, а не обязательно только отечественное. И приходится конкурировать.
К сожалению, в свое время мы отстали по многим направлениям. И сейчас вынуждены догонять. В некоторых сферах это удается, например, в фармацевтике. Президент еще в 2014 году поставил цель — импортозамещение. Сейчас в военной промышленности у нас локализация составляет сто процентов, в других отраслях экономики — от 50 до 80 процентов.
Но наблюдается определенный разрыв между наукой и бизнесом. Ученые делают одно, а предприниматели заинтересованы в другом… Хотя уже наметился курс на сближение. И здесь как раз — во многом заслуга власти. Она пытается «замкнуть» треугольник наука-бизнес-власть. Ученым пора понимать, что такое коммерциализация науки. Учиться заинтересовывать бизнес оплачивать научные разработки в своих интересах.
Хороший пример — Большая Норильская экспедиция СО РАН, которую оплатила компания «Норильский Никель» после аварии в 2020 году. Это очень показательный пример. 20 лет ничего подобного не было.
Кстати, при разработке стратегии было введено новое понятие — Азиатская Россия. Это не только Сибирь, но и другие регионы. И это правильно. Сейчас вообще не существует автономного развития. Не бывает просто региональных проектов (если это не строительство детского сада). Любые научные и промышленные проекты, всё, что касается развития экономики, начиная добычей полезных ископаемых и заканчивая сельским хозяйством, — это всё межрегиональные проекты.
Именно поэтому у нас с этим документом связаны высокие ожидания. По сути, результаты, которые закладываются в проект, являются научной проработкой обновленной стратегии Сибири. Но пока это лишь проект, который подразумевает создание отдельных программ по конкретным направлениям.
В любом случае, проект, презентованный учеными, — он хороший и информативный. Осталось рассчитать экономический эффект от всего этого.
— Люди обращаются к вам с самыми разными проблемами, порой, совсем не вашего уровня. Например, на итоговом совещании в декабре 2020 года вы говорили, что к вам поступают жалобы на качество питания в школьных столовых. Как вы думаете, почему люди пишут именно вам? Неужели в других инстанциях правды не добиться?
— Организация горячего бесплатного питания в школах — тема очень важная, поскольку имеет прямое отношение к здоровью детей. У нас в округе почти шесть тысяч школ, где ежедневно требуется накормить более 700 тысяч учеников младших классов.
Сегодня, по данным Общероссийского народного фронта и портала «Госуслуги», большинство родителей выражают удовлетворенность организацией горячего питания. Но есть и негативные отзывы. Основные претензии связаны с качеством — дети не всегда довольны вкусом, еда зачастую подается холодной.
Думаю, люди обращаются ко мне, потому что не могут решить свой вопрос по месту жительства. Бывает, что просто не знают, к кому обратиться. Но должен сказать, что регионы очень оперативно реагируют, и это позволяет быстро решать все проблемы.

Мы не на войне

— Не хотелось бы говорить только о проблемах. Этот год — юбилейный для космической отрасли — исполняется 60 лет со дня полета Юрия Гагарина. Для Сибири покорение космоса всегда было важной темой: многие известные космонавты и ученые космической отрасли родом отсюда.
— Когда-то мы были первыми в Космосе. Потом некоторые позиции уступили. Но сегодня опять выходим на тот уровень в освоении космического пространства, на котором должны находиться. И это немаловажно как для обороноспособности страны, так и для ее развития в целом.
Я помню те времена, когда у нас не было даже своей спутниковой связи. А сегодня наша космическая группировка большая и еще наращивается. Сейчас мы везде используем космические данные: в сельском хозяйстве, в охране лесов, в борьбе с пожарами…
Переходя на новый уровень жизни, мы пользуемся результатами работы космической отрасли. Для нас спутниковый навигатор в автомобиле — уже привычное явление. Это и есть новый уровень жизни, на который мы переходим. Но мы не сможем это сделать, если не станем развивать своё, а будем только пользоваться чужим. Поэтому на данном направлении ведется активная работа.
— Наверное, эти вопросы становятся актуальны еще и ввиду международной обстановки? Вот недавно Евросоюз и США в очередной раз расширили свои санкционные списки, куда попадают как предприятия, так и граждане. Даже вас, в очередной раз, туда включили…
— Лично для себя считаю так: если я внесен в какие-то «санкционные» списки, значит, я на правильном пути и выполняю те задачи, которые передо мной поставлены президентом.
Да, любые санкции против государства или отдельных компаний всегда оказывают, на мой взгляд, деструктивное влияние. Мы понимаем, что все в мире взаимосвязанно. Кто несет больше ущерба от этих санкций с точки зрения экономики? Та страна, против которой они объявлены, или все-таки те, которые объявили эти санкции? Это еще надо посчитать!
Для нас санкции — это значит что? Это импортозамещение. Как раз те задачи, которые поставил президент в 2014 году. Поэтому многие отрасли экономики получили развитие. Сейчас мы активно наращиваем экспорт. В 2017 году Владимир Владимирович Путин сказал, что мы экспортировали 25 миллионов тонн зерна — впервые после развала СССР. И он так это прокомментировал: вырастили больше, излишки появились, и мы их экспортировали. Так что благодаря санкциям мы подняли сельскохозяйственную отрасль. Да, какие-то отрасли просели, но мы и это исправим.
А если мы не покупаем у кого-то, а делаем свое, то у этого кого-то денег становится меньше.
Самая свежая история — это вакцина. «СпутникV» во всем мире признали одной из лучших вакцин: ее готовы зарегистрировать более чем в 25 странах. Так против кого больше подействовали санкции? Против нас или против экономики тех государств, которые приняли такое политическое решение? Наверное, и против них тоже. От санкций страдают простые люди.
Я надеюсь, что здравый смысл рано или поздно всё равно восторжествует. Жизнь диктует свои условия. Интерес к России есть, в том числе — у иностранных инвесторов.
— В завершение хотелось бы вспомнить новогоднее обращение Президента России Владимира Путина, в котором он не только поблагодарил медиков и сотрудников экстренных служб за неустанный труд, но и выразил надежду на поддержку всех россиян в борьбе с пандемией и в восстановлении экономики страны. Во время Великой
Отечественной войны Сибирь буквально ковала Победу, не зря же многие именно сибирские города были удостоены звания Города трудовой доблести. Во время войны с коронавирусом сибиряки тоже уже успели себя проявить, создав одну из первых вакцин. В чем еще, на ваш взгляд, будет заключаться роль Сибири в этот «военный» и «послевоенный» период?
— Великую Отечественную войну выиграл советский народ. И тут нельзя делить на регионы. Танки, к примеру, производили не только в Сибири, но даже в осажденном Ленинграде.
Сибирь — это огромный регион. Перспективный, с большим потенциалом: природным и экономическим. Сибирь сыграла большую роль и тогда, в Победе, и сейчас, в борьбе с коронавирусом. Наш центр «Вектор» внес огромный вклад. Но главный факт в том, что именно Россия разработала первую вакцину, и она признана самой лучшей. И то, что Сибирь и ее регионы, в том числе Новосибирск, Кольцово, Академгородок внесли свою лепту — это очень хорошо. Мы прозвучали на всю страну и на весь мир. Но… не на войне мы сейчас. Не на войне.
У регионов Сибири есть огромный потенциал: научный, образовательный, промышленный и даже сельскохозяйственный, несмотря на то что мы находимся в зоне рискованного земледелия. А еще — высокая культура, наука, серьезный уровень природной привлекательности, запас полезных ископаемых… Всё это говорит о богатстве Сибири.
Но самый главный потенциал, который у нас есть, как и в любом регионе России, — это человеческий.

Подготовила Марина Вдовик