ОИИ, или Поезд для России

Не успел мир осознать последствия применения глубоких нейронных сетей по распознаванию лиц, объектов и мгновенной обработке колоссальных объемов информации, как наступает эра еще более высокого технологического и интеллектуального уровня — Общего искусственного интеллекта. Что надо сделать, чтобы России не пришлось глядеть вслед уходящему поезду технологий?

Дискуссия с провокационным названием «Как не пролететь мимо нового технологического уклада?», организованная в рамках «Технопрома-2019», при-
влекла специалистов в области искусственного интеллекта. По словам проректора НГУ Алексея Окунева, Россия в целом и Новосибирск в частности сегодня вполне могут взять на себя роль драйвера практического внедрения систем, основой которых является искусственный интеллект, а именно технология глубокой нейронной сети (ГНС), способной обрабатывать колоссальные объемы информации, распознавать лица и объекты, управлять беспилотниками и многое другое. Масштабы огромны, темпы внедрения по всему миру сумасшедшие.
А что же мы? Учебные программы и специалисты есть, но тормозит нехватка вычислительных мощностей и баз данных. Зато американцы и китайцы сегодня едут в первом вагоне нового технологического уклада, а нам вроде бы остается цепляться за подножку, и то, если проявим ловкость.
Хотя… хотя хвалиться все же есть чем. К примеру, компания «Promobot» (г. Пермь) — один из крупнейших производителей человекоподобных роботов в мире. 500 роботов в 35 странах! По словам председателя совета директоров компании Алексея Южакова, роботы уже сегодня могут заменить некоторых работников банков, аэропортов, предприятий связи, социальных служб, и даже ведется разработка роботов-компаньонов, потребность в которых велика. Люди в мире технологий все более одиноки.
Не менее эффективно искусственный интеллект работает в медицине. Как сообщил исполнительный директор ООО «Медицинские скрининг-системы» (г. Калуга) Артем Капнинский, использование ГНС позволяет выявлять онкологию на ранней стадии. В частности, показатель распознавания рака молочной железы достигает 99%, выше, чем у самых лучших врачей-диагностов.


Искусственный интеллект (ИИ) — свойство интеллектуальных систем выполнять отдельные творческие функции, которые традиционно считаются прерогативой человека.
Общий Искусственный Интеллект (ОИИ) — высшая категория ИИ. Способность достигать сложных целей в различных сложных средах, используя ограниченные ресурсы и минимизируя риски.


Другой повсеместный пример использования ГНС — голосовые ассистенты, которые пришли на замену диспетчеру в различных справочных службах, начиная от властных структур до бизнеса. Один из российских чемпионов-разработчиков компания iVoice technology (г. Новосибирск) сегодня поставляет своих голосовых роботов в страны Восточной Европы, на Ближний Восток и в Азию. По словам директора по проектированию компании Яна Александровского, их разработка — микросервисная платформа IVOICE позволяет достичь высокой степени автоматизации голосовых коммуникаций, что уже сегодня делает нашу жизнь все более комфортной и экономит время.
Если отвлечься от быта и перейти непосредственно к науке, то тут использование искусственного интеллекта буквально совершает революцию. Вместо года исследований — затрачиваются сутки, вместо кропотливого сличения и анализа сотен тысяч разрозненных данных смежных наук — глубокие нейронные сети почти мгновенно выявляют закономерности, которые заметить под силу разве что гению.
Однако, как это часто бывает, глубокие нейронные сети, находясь лишь в первой стадии широкого применения, — уже вчерашний день. Да, да! По словам эксперта в области искусственного интеллекта, преподавателя НГУ Антона Колонина, сегодня вовсе не стоит цепляться за подножку поезда ГНС. Надо присмотреться и увидеть, что за ним на всех парах несется поезд под названием «Общий искусственный интеллект» (ОИИ), вот он-то и нужен российской науке и бизнесу высоких технологий. В отличие от ГНС, которые оперируют только информацией и сценариями, которые в них заложены людьми, ОИИ решает задачи в различных средах с множеством постоянно меняющихся условий и вынужден постоянно самообучаться, чтобы действовать в такой среде.
Направление ОИИ в России уже подхвачено Сбербанком, который сегодня — мировой лидер в применении систем искусственного интеллекта (доступ к счету через распознавание лиц, голоса и прочее). К разработкам ОИИ подключились крупнейшие российские университеты, в том числе НГУ.
— Безусловно, нужны вычислительные мощности, то есть «железо». Бесспорно, мы нуждаемся в базах данных. Но нужны и кадры. Так вот они-то как раз в России есть! — утверждает Антон Колонин. — У нас есть умы как в области глубокого машинного обучения, так и в области вероятностного программирования. Лучшие коллективы в этой сфере берут призы на международных конкурсах. Есть Школа математиков СО РАН со своими разработками в области ОИИ. Более того, в мире всего три системы вероятностного программирования, и одна из них российская.
Итак, какой же делаем вывод? «Железо» можно купить. Базу данных собрать (обменять, своровать, наконец). Умы собрать крайне сложно. И слава Богу, что они у нас есть. Потому не стоит заламывать руки, глядя на темпы роста применения глубоких нейронных сетей, а сосредоточиться на разработках более высокого уровня в сфере Общего искусственного интеллекта. Место России — в этом поезде. Пока оно у нас есть.

Татьяна ЭМИХ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.